Последнее "китайское" предупреждение

Российские военные готовы выстроить ракетный частокол перед базами американской ПРО в Европе.

10 ноября 2007 в 02:53, просмотров: 432

"Элементы противоракетной обороны Соединенных Штатов Америки в Европе – это угроза Российской Федерации, ее потенциалу сдерживания. Российская Федерация будет вынуждена принимать адекватные меры", - такое заявление сделал начальник Генерального штаба РФ Балуевский. Иными словами, Россия включается в новую глобальную гонку вооружений с неясными перспективами.

Несколько дней назад в интервью чешскому журналу "Армади Техника Милитариа" Балуевский уточнил, что перечень ответных действий может быть очень разнообразным, "включая как разработку новых типов ракетных систем, так и планирование применения для этих целей уже существующих систем вооружений".

Генштаб, по словам Балуевского, отдает себе отчет в том, что размещение в европейской части России новых ракетных систем не может понравиться нашим соседям. В связи с этим российский военачальник делает предположение, что строительство третьего позиционного района ПРО на территории Восточной Европы и призвано "вбить между Россией и ее европейскими соседями противоракетный клин", а также подорвать существующую систему безопасности.

В то же время глава Генштаба отверг предположения о существующей связи между неуступчивостью США в вопросах развертывания компонентов ПРО в Польше и Чехии и стремлением России выйти из ДОВСЕ. Он подчеркнул, что каждая из сторон, подписавших Договор, имеет право выйти из него "в случае возникновения исключительных обстоятельств". Такое время настало, и Российская Федерация приостанавливает действие Договора с 12 декабря с тем, чтобы "дать время остальным государствам-участникам выбрать правильный путь к спасению, можно сказать, умирающего Договора".

Балуевский также напомнил суть предложений Владимира Путина о создании центра обмена информацией об обнаруженных ракетных пусках. Такой центр может быть организован в Москве или в Брюсселе и стать заменой, но ни в коем случае не дополнением американских ударных средств в Польше и РЛС в Чехии. Если соглашение об этом будет заключено, Россия готова взять на себя обязательства по предоставлению всей информации со станции слежения в Габале и строящейся РЛС в Армавире.

В целом, интервью Юрия Балуевского, опубликованное на сайте Министерства обороны, в той или иной степени является компиляцией высказываний как верховного главнокомандующего, так и главкома РВСН, объявившего недавно о готовности России возобновить выпуск баллистических ракет средней и малой дальности, и должно восприниматься, по видимому, как последнее предупреждение о готовности России возобновить гонку вооружений с США.

Что же внушает российскому руководству уверенность в перспективности такого противостояния? 

Если даже полностью не учитывать тот факт, что в свое время переориентирование экономики СССР на гонку вооружений стало одной из причин экономического краха Советского Союза, а уделить внимание чисто техническому аспекту проблемы, то с оптимизмом смотреть в будущее вряд ли получится.

Так, еще летом 2007 года руководитель центра науковедения института истории естествознания и техники Александр Аллахвердян привел неутешительную для отечественной науки статистику. По его данным, с 1989 по 2005 год количество ученых в стране сократилось в три раза – с 1 миллиона 219 тысяч до 381 тысячи. Причем активный отток кадров в бизнес или за рубеж наблюдался не только в "неблагополучные" 90-е годы,  но и в ныне считающиеся стабильными двухтысячные. Статистический мониторинг данных Росстата и ГУ-ВШЭ позволил выделить 4 этапа депопуляции отечественной науки: 

 1)  “Кадрового обвала” (1989–1994),

 2) “Умеренного сокращения  кадров” (1995–1998),

 3) “Стабилизации числа кадров" (1999–2001).

 4) "Нового сокращения  кадров" (2002–2005)

Последний этап, по мнению Аллахвердяна продлится, как минимум, до 2009  года. Если подобные утверждения верны для "гражданской науки", то с большой долей вероятности можно говорить и об аналогичном положении дел в наукоемких областях ВПК. А следовательно, возникает вполне закономерный вопрос. На каком научном потенциале будут базироваться новые попытки России "догнать и перегнать" США в военной сфере? Если же речь идет об эксплуатации преимущественно советских разработок, то насколько велик запас их, и способен ли он компенсировать все увеличивающийся технологический отрыв Запада?

И, в принципе, не совсем понятно, почему вероятность вступления России в новую гонку вооружений увязывается именно с развертыванием американской системы ПРО в Европе. Почему, скажем,  давно и успешно испытываемые компоненты противоракетной обороны морского базирования в Тихоокеанском регионе, не вызывали ранее столь резкой реакции правительства и военных?

На днях пресс-служба корпорации Boeing отчиталась об успешном завершении работ по установке якорной системы радара ПРО морского базирования в районе Алеутских островов. Радар SBX представляет собой модификацию той же станции, что предполагается построить в Чехии, и предназначен он для обнаружения и сопровождения, а также селекции баллистических целей. Почему строительство этого комплекса, способного "смотреть" в глубь России на несколько тысяч километров не вызвало в свое время столь активных протестов?

Более того. Этот радар установлен на самоходной полупогружной платформе CS-50, способной при необходимости перемещаться в любую точку мирового океана, и построенной... на верфях Выборга. Получается, что одной рукой Россия будет возводить новый частокол ракет в западной части страны, а другой строить плавучие базы для компонентов американской ПРО у восточных рубежей?

И последняя информация к размышлению. 6 ноября агентство Associated Press распространило информацию о том, что в ходе испытания американского противоракетного комплекса Aegis впервые были одновременно поражены две баллистические ракеты. Ракеты-перехватчики стартовали с корабля ВМС США Lake Erie в акватории Тихого океана. В испытаниях участвовал и корабль сил самообороны Японии Kongo, также оснащенный комплексом ПРО Aegis.

Из всего вышесказанного следует, что все разговоры об адекватных мерах противодействия нужно было начинать гораздо раньше и подкреплять их куда более весомыми аргументами, чем упоминание неведомых пока "новых ракетных систем" и старых ракет средней дальности. И если конкретный комплекс мер уже разработан в недрах Генштаба, то стоит огласить хотя бы ту его часть, что не является государственной тайной, не дожидаясь очередных парламентских и президентских выборов.



Партнеры