Золотухин и Линдт натворили чудес

Первая антреприза для детей.

12 ноября 2007 в 14:13, просмотров: 725

В Год ребенка только ленивый не будет говорить о проблемах театра для детей. Они волнуют всех, кроме самих детей, которые с восторгом принимают и банальное, и оригинальное, и знакомое, и незнакомое. Неужели дети всеядны? Еще один повод для размышлений – антрепризный спектакль "Чудеса вверх тормашками" с участием Алисы Гребенщиковой, Валерия Золотухина и Ирины Линдт.

Место действия – Дом киноактера. Разношерстная детская публика, зал забит. Спектакль по книге Нины Тараян "Чудеса вверх тормашками, или Зеркальные сказки" нашпигован всевозможными штампами, от которых должно бы уже воротить. Ан нет. Девочке Алисе (актриса – дочь БГ Алиса Гребенщикова) снится сон, в котором есть много маленьких снов. Каждый такой сон – модернизированная сказка. Золотая рыба (никак не рыбка – видели бы вы это тряпочное чудовище) висит под потолком. Маленький принц – нечто совершенно лохматое с игрушечным лисенком на руках. Появление девочки в простом деревенском наряде и красной шапочке вызвало по всему залу шепот: "Красная Шапочка!" Но оказалось, это Золушка. Фея, прежде чем отправлять ее на бал, почему-то никак не может дозвониться по мобильному Самому Главному Волшебнику. Буратино получился ростом повыше Папы Карло. На сцене все время о чем-то говорят, дети ничего этого не слушают и реагируют только на то, что видят.

А посмотреть есть на что. Реквизит и декорации, конечно, замечательные. Звезды, блестки, цилиндры, интересные костюмы: тут строгий и одновременно эклектичный наряд волшебницы (Ирина Линдт) конкурирует с бархатным облачением Короля (Валерий Золотухин). Правда, бальное платье Золушки понравилось не всем ("Еще хуже наряд", – констатирует мальчик, сидящий рядом со мной). С потолка летят мыльные пузыри ("Кто это там пузыри пускает?" – говорит мой пятилетний сосед), падает снег ("А это порошок. Стиральный", – с удовлетворением замечает мальчик). Серый Волк спрашивает у зала: разве друзей надо бояться? "Нет!" – кричат одни малыши. "Да!" – кричат другие.

– Не кажется ли актерам, что в спектакле слишком много слов? – спросил "МК" у Ирины Линдт.

 – Но у нас очень опытный режиссер – Рената Сотириади, она знает, что дети любят. Вот эпизод с бутербродом (шамкающий плюшевый гамбургер. – В.К.) – я думала, ничего особенного. А дети гогочут. Танец Мальвины, Пьеро и Буратино – кажется, банально… Но детям нравится. Очень мало детского. Как только где-то спектакль, все сразу: "Да? Где?" Нет же ничего для детей, одни елки. Сейчас Год ребенка закончится, и все.

Делать упор на то, что точно будет смешно, – все равно что переиздавать сборник анекдотов. Но детям действительно спектакль понравился. Вот и толкуй тут о новом театре для детей, о том, что всякие буратины им давно надоели.

 



Партнеры