Волшебник страны роз

Саакашвили мечтал стать секретарем комитета ВЛКСМ.

15 ноября 2007 в 16:28, просмотров: 632

Последние события в Грузии стали шоком для всего мира. Задыхающиеся от газа, избитые люди. Оппозиционный лидер с фингалом под глазом. Разгромленная частная телекомпания. Войска на улицах Тбилиси. Официально объявленная цензура в СМИ. И все это натворил не какой-нибудь "плохой парень" типа Лукашенко или Саддама, которым сам бог велел избивать мирные митинги, а "молодой демократический лидер", главный союзник Америки в регионе, под чьим руководством Грузия превратилась в "маяк демократии", как о том было вполне официально объявлено в Вашингтоне. Ничего себе маячок. Все это стало неприятным сюрпризом для Запада. Однако если бы там в свое время повнимательнее пригляделись к "президенту Мише", то поняли бы: с ним ничего не случилось. Ему просто надоело притворяться.  

Чай Шеварднадзе

Многие были поражены, когда во время "революции роз" ее лидер Михаил Саакашвили, ворвавшись во главе огромной толпы в парламент, первым делом схватил забытый на трибуне бежавшим Эдуардом Шеварднадзе стакан чая и
жадно его выпил. Между тем известно, что обычай поедать различные части тела врагов существует у многих первобытных племен. Например, индейцы сиу растирали в порошок и проглатывали сердце храброго врага, чтобы
овладеть его отвагой. А вождь зулусов Матуана с той же целью выпил желчь 30 вождей, племена которых истребил. Жажда, которую в тот день испытывал Михаил Саакашвили, имела не физиологическую природу. Может быть, вместе
с чаем он надеялся впитать таинственную силу Шеварднадзе, которая позволила этому жестокому и хитрому человеку долгие годы оставаться на вершине власти.

Откуда, казалось бы, может взяться подобная жажда власти у робкого, закомплексованного мальчика, типичного "ботаника", о котором его однокашники по тбилисской школе могут вспомнить только то, что был он "очень трудолюбивым"? Тем не менее он сам как-то обмолвился, что всегда хотел стать президентом. Известно, кто водится в тихом омуте, и как можно не иметь честолюбия, если родился в один день с тем, кого многие до сих пор считают величайшим сыном Грузии. Свой день рождения Саакашвили празднует 21 декабря, в этот же день родился Иосиф Сталин. Кое-кто усматривает в этом символический смысл. Очень гордится этим совпадением и сам Саакашвили.
В Грузии все друг друга знают. Дед Саакашвили преподавал в институте, где учился один известный грузинский оппозиционный лидер. Другой оппозиционер помнит его по школе. По их рассказам, тогда поговаривали, что мальчик  "немного не в себе". Возможно, психологические проблемы возникли у маленького Миши из-за того, что его воспитывал отчим. Настоящий отец Михаила Николозовича бросил семью еще до рождения сына. Про Николоза
Саакашвили известно, что он по профессии врач, директор бальнеологического курорта. Мать президента Гиули Аласания – профессор-историк, занималась переводами с турецкого, лауреат премии комсомола Грузии. Сейчас руководит Черноморским (турецким) международным университетом. Отчим Саакашвили – профессор-физиолог. Дед – офицер НКВД/КГБ.

В Грузии ходят упорные слухи об армянском происхождении президента по линии отца. Некоторые источники утверждают, что настоящая фамилия его деда была Саакян или Сааков. Известно, что дед президента Михеил Саакашвили был в большом фаворе при Сталине. Его, простого парня из Гори, приняли в ВКП(б) в 19 лет. Во времена правления "отца народов" дед Саакашвили дослужился до должности ректора Тбилисского мединститута. После смерти Сталина его немедленно сняли. Кстати, осведомленные люди утверждают, что деда Саакашвили не принял в свое время в тбилисский университет сам лично великий Иванэ Джавахишвили, грузинский ученый, чьим именем впоследствии университет был назван. Став президентом, Саакашвили учинил настоящий разгром университета. Что это было – запоздалая месть?

Окруженный влиятельными родственниками и гувернерами (он брал частные уроки французского языка у грузинской аристократки, долго жившей во Франции), юный Миша – типичный представитель советской "золотой молодежи". По свидетельству одноклассницы, будущий прозападный лидер был заместителем секретаря комитета комсомола школы и очень хотел стать секретарем, но не получилось.Кроме того, в школе он руководил "Комсомольским прожектором". После школы Саакашвили зарабатывал себе хорошие рекомендации для поступления в мединститут, работая секретарем комитета комсомола в Институте паразитологии. Устроила его туда бабушка. Впрочем, в мединститут он так и не поступил. Дипломатическое поприще показалось куда более заманчивым для тайного честолюбца.

Ближний круг

Подобный парень вызывал в те времена презрение сверстников-нонконформистов. Если бы не крах СССР, служил бы себе Михаил Николаевич где-нибудь в МИДе на тихой должности, а возможно, пошел бы по линии КГБ, продолжая семейную традицию. Именно к такой жизни готовили его родители, сызмальства обучая иностранным языкам. Языки в те годы были для большинства советских граждан как яркая, но бесполезная побрякушка: за границу не пускали. Вольнодумцы штурмовали мехматы или физфаки, свободные от советской идеологии. Пробиться в те сферы, где языки могли пригодиться, было совершенно нереально без "мохнатой руки". Таковая обнаружилась у Темура Аласания, дяди Саакашвили по материнской линии. Выпускник МГИМО, дядя работал в Секретариате ООН на малозначительной должности в отделе разоружения. Его молитвами и знакомствами Саакашвили был определен на обучение в Институт международных отношений Киевского университета, который в те времена считался блатным. Чтобы туда попасть, понадобились направление грузинского МИДа и согласование кандидатуры абитуриента по линии КПСС. Известно, что характеристику для поступления ему дал ЦК комсомола Грузии. 

С Михаилом в КИМО учились несколько его соотечественников, все они теперь ключевые фигуры грузинской политики. Все, естественно, поступали в институт по рекомендациям партийных и комсомольских органов. Леван Варшоломидзе, который после свержения Абашидзе руководит Аджарией. Председатель "правительства Абхазии в изгнании" Малхаз Акишбая. И министр иностранных дел Гела Бежуашвили. Семья Бежуашвили при Мише обрела огромное влияние и, как говорят, огромные капиталы. Брат министра депутат парламента Дато Бежуашвили считается очень богатым человеком. У него есть собственный самолет, которым часто пользуются президент и его жена. Утверждают, что в руках этого человека три ведущих телеканала – "Рустави-2", "Алания" и "Мзе". Бывший губернатор Имеретии Темур Шашиашвили говорит, что Бежуашвили купил автомобильный завод в Кутаиси и что ему много чего еще принадлежит в Грузии.

Так с киевских времен началось формирование "ближнего круга" президента, который сейчас составляет неформальный тайный комитет, управляющий страной. Сегодня туда входят глава МВД Вано Мерабишвили, который исполняет наиболее деликатные поручения президента. Гига Бокерия, чей "Институт свободы" сыграл ключевую роль в революции. Министр образования Ломая. Братья Руруа, бывшие "мхедрионовцы". И семья Ахалая. Ахалая-отец был при советской власти прокурором в Зугдиди, один из богатейших людей Грузии. Ныне он прокурор региона Самегрело, а его сын до недавнего времени возглавлял департамент конституционной безопасности МВД Грузии и был приближенным Мерабишвили. После нашумевшего убийства Сандро Гиргвлиани, к которому, как все убеждены, Ахалая имеет прямое отношение, его уволили. Однако недавно, во время инцидента с миротворцами, телекамеры опять зафиксировали его рядом с президентом.

Когда-то, будучи министром юстиции, Саакашвили на заседании правительства предъявил фотографии дворцов, принадлежавших государственным чиновникам. После чего ушел в отставку. Та роскошь давно померкла перед нынешней. Например, дом министра экономики Арвеладзе, имеющий даже подземные этажи, столь прекрасен, что его арендовало посольство США. Там проводились приемы американского посла.

Видимо, именно во время учебы в Киеве на Саакашвили впервые обратили внимание западные спецслужбы. В его биографии того периода много белых пятен. Например, известно, что его за что-то исключали из комсомола и восстановиться он смог только пройдя службу в погранвойсках КГБ СССР. По информации, требующей проверки, у него завязался роман с иностранкой, взрослой женщиной старше его, с которой он то ли сбежал, то ли собирался бежать за границу. Такая репетиция его женитьбы на Сандре Рулофс. В те годы многие западные искательницы приключений по зову сердца и указанию начальства рыскали по советским городам в поисках подходящего политического партнера. Не была исключением и Сандра, которая впервые посетила Грузию задолго до знакомства с Мишей Саакашвили.

– в 93-м году, – рассказывает Темур Шашиашвили. – Я был мэром Кутаиси. Мне позвонили из нашего посольства в Москве и сказали, что к нам хочет приехать Сандра Рулофс, она представляла тогда какую-то правозащитную организацию. Просили оказать ей помощь, выделить кабинет в мэрии. Она приехала в сопровождении шести-семи грузинских парней, которые опекали ее в Кутаиси. Но знакомые американцы в приватном разговоре намекнули, что она связана с ЦРУ.

Дядя самых честных правил

История взлета Михаила Саакашвили кажется чудом. Но чудес на свете не бывает. Никакое чудо не поможет, если нет нужных связей и покровителей. У нашего героя покровители были. Его первым "ангелом-хранителем" (или "крестным отцом", кому как больше нравится) стал дядя Темур Аласания, который еще с советских времен работает в Нью-Йорке в штаб-квартире ООН. Дорос там до влиятельного поста старшего советника Секретариата этой организации. Его сыновья – граждане США. Во время своего пребывания в Нью-Йорке в период учебы Саакашвили жил в дядином доме.Именно дядя представил будущего президента американскому истеблишменту. А потом и российскому. Вся Грузия убеждена, что дядя Саакашвили – высокопоставленный офицер КГБ. У него очень хорошие связи в Москве, которые используются в интересах племянника. Благодаря его усилиям российская политэлита так обманулась в Саакашвили, фактически поддержав "революцию роз". Во времена СССР карьеры, подобные карьере Аласания, просто так не делались. Работа за границей, тем более в ООН, предполагала тесный контакт с советскими секретными службами. А все последующее наводит на мысль о некоей "двойной лояльности".

Опыт и зарубежные связи дяди Темура помогают Саакашвили получить грант на обучение в международном Институте прав человека в Страсбурге, а затем стипендию конгресса США на обучение в Колумбийском университете в Нью-Йорке. Там в 1994 году он получил степень магистра права. А поступил, заметим, в 1993-м. Не правда ли, фантастические темпы? Из Грузии Саакашвили уехал в 1992 году, а в 1995-м уже вернулся, успев еще поработать в адвокатской конторе Patterson, Belknap, Webb & Tyler, получить степень доктора в Университете Дж. Вашингтона, пройти стажировку в Академии европейского права во Флоренции и Гаагской академии международного права. К тому же успел жениться. Как будто некие заботливые "кураторы" проводили Саакашвили по карьерным ступеням, на преодоление которых у обычных людей уходят годы.

Проработав полгода в адвокатской конторе (без опыта работы ему  в серьезной американской фирме могли доверить только подносить бумаги), Саакашвили обрел и других могущественных покровителей. Утверждают, что у Patterson, Belknap, Webb & Tyler хорошие связи с Джорджем Соросом. Не случайно эта контора впоследствии стала юридическим партнером движения "Кмара" – главной движущей силы грузинской "революции роз".

После революции Темур Аласания стал фактически "серым кардиналом" Грузии. Не занимая официально никакой должности, он присутствовал на заседаниях Совета безопасности. Был в кабинете президента во время принятия важных решений. Сопровождал его во время визитов. "Разруливал" неприятные ситуации. Например, один известный политик рассказывал мне, как Аласания уговаривал его стать "карманной оппозицией" при Саакашвили. Говорили, что не забывал дядя и себя, лоббируя интересы различных компаний при продаже грузинских предприятий. Лидер лейбористов Шалва Нателашвили утверждал, например, что золотодобывающее предприятие "Маднеули" перешло в собственность Аласания. При этом дядя продолжал оставаться сотрудником ООН – чтобы "порулить" Грузией, он просто оформил там отпуск.

Политическая шизофрения

Известно, что пропуск в большую грузинскую политику Саакашвили выписал Зураб Жвания. Саакашвили долго оставался в тени друга, который, по всем прогнозам, должен был стать следующим президентом Грузии. Первую попытку свалить власть Шеварднадзе друзья предприняли в 2001 году. Тогда о Мише впервые услышали за пределами Грузии. И мало кто воспринял всерьез. А зря. Где теперь Шеварднадзе? Доживает на пенсии. Где Жвания? Надышался угарным газом.  

Однажды в Аджарии мне пришлось не совсем по своей воле беседовать с высокопоставленным сотрудником грузинских спецслужб, которого интересовало, в каких политических кругах России может найти опору президент Саакашвили. Я ответила: "Ни в каких". Очевидно, что прозападная ориентация и стремление в НАТО найдет отклик в среде наших правых либералов. Однако вряд ли им понравится, как лихо в Грузии отбирают собственность у бизнесменов, как их сажают в тюрьмы и отпускают за выкуп (это сейчас узаконенная практика). "Раскулачивание" олигархов могли бы приветствовать наши коммунисты и патриоты, но для них неприемлема проамериканская Грузия. Получается полная изоляция.

В такой же изоляции режим Саакашвили оказался и внутри Грузии. Он сделал ставку на молодежь до 30 лет и полную милитаризацию страны, которая превращена в настоящий военный лагерь. Военные, полиция и сотрудники спецслужб – вот кто реально выиграл при такой политике. Все остальные проиграли. Большевики пытались физически уничтожить классы, нацисты – отдельные народы, а режим Саакашвили выбрасывает из жизни целые поколения. Это такая новая форма геноцида. Человеку до пенсии еще далеко, он полон сил, но работы для него нет никакой. В то же время на армию тратятся даже западные кредиты и гранты. Силовики – вот единственная опора Саакашвили, что они и доказали 7 ноября.

В школах, в патриотических лагерях молодым людям внушают, что их главный враг – Россия. Мне показали книгу для изучения английского языка в первом классе. Она состоит из новелл, в которых положительные герои – мальчики
и девочки, которые предают своих родителей, пишут на них доносы. Новые павлики морозовы. Например, девочка крадет у отца деньги, отдает их в детский дом и сообщает в полицию, что ее отец не платит налоги и вообще сволочь. "Люди преклонного возраста" (Миша считает, что он наступает в 35–40 лет) должны быть "слиты в унитаз", а помогут в этом их дети.  

"Когда я смотрю на Саакашвили и его команду, я понимаю: вот какими были большевики 20-х годов!" – говорил мне известный грузинский политик.

У любого гражданина Грузии в любой момент могут отобрать машину, бизнес, дом, деньги. Вот стоял 14-этажный дом, все квартиры были заселены людьми. Правительство решило, что дом построен незаконно, людей выкинули на улицу, дом снесли. Вы имеете хорошую квартиру в центре Тбилиси? Она может кому-то понравиться. Тут же выясняется, что вы ее получили при коррумпированном режиме Шеварднадзе, следовательно, незаконно. Выметайтесь.

Борьба с коррупцией – это прекрасно, но она должна касаться всех. А если кого-то сажают за пять лари, а кто-то ворует миллионами – то это уже не борьба с коррупцией. Мне рассказывали в Грузии такие истории: например, выставлено на торги здание. Стоит 20 миллионов. Но купить его, скажем, за 25 миллионов почему-то нельзя. Оно продается именно за 20 миллионов, но кому следует. Понятно, тому, с кем есть договоренность: 20 миллионов – в бюджет, все остальное – в карман чиновнику.  

Или возьмем войну, которую Саакашвили объявил ворам в законе. Дело это неплохое. Но воры могут не на шутку обидеться, потому что у них хорошая память. Они могут кое-что вспомнить. Конкурс мемуаров открыт. Например,
кутаисский бизнесмен Бондо Шаликиани вспомнил, как накануне "революции роз" перечислил на счет Саакашвили полмиллиона долларов по указанию старших авторитетных товарищей. Сам Шаликиани, как утверждают компетентные
источники, не является вором в законе, но тесно связан с воровским миром. "Шаликиани в свое время торговал пирожками на базаре, в его функции входило собирать дань с торговцев и передавать ворам, – рассказал компетентный источник. – Потом он открыл телевидение, его так и называли "телевидение воров". Интересно, что это телевидение получало гранты на развитие свободы слова! На этом телевидении часто выступал Саакашвили, они с Шаликиани были в тесном контакте". 

Воры имели в Грузии огромную силу. Без них не решался ни один вопрос. Например, несколько свидетелей рассказывают, как в 2001 году во время выборов спикера парламента в одном из батумских кафе сидел авторитетный гражданин Тариэл Ониани, с ним были 15 человек, в том числе пять депутатов. Гражданин по списку обзванивал депутатов и говорил, что надо голосовать за Нино Бурджанадзе. Зафиксированы контакты этого гражданина с дядей президента и самим Саакашвили в Барселоне и Париже. А сразу после "революции роз" Темур Аласания, Ониани и Саакашвили встречались в Цхнетах.

Президент Саакашвили бывает похож на большого ребенка. Именно большого – он очень гордится своим ростом. И совсем по-детски ругается на тех, кто, по его мнению, ростом не вышел. Главу Аджарии Аслана Абашидзе он обзывал карликом. А потом назвал лилипутом лидера одной ну очень большой страны. Это имело далеко идущие последствия для грузинской винодельческой отрасли. Иногда говорят, что детская непосредственность президента Саакашвили была бы более уместна на менее ответственной должности. Но он не обращает на это внимания и стремится всех вокруг заразить своим праздничным восприятием мира. В историю он войдет, несомненно, как строитель каруселей и фонтанов. Он их пооткрывал великое множество по всей стране. И дома раскрасил в разные красивые цвета – розовый, голубой, фиолетовый, зеленый. Чаще всего красили прямо по старой, растрескавшейся штукатурке.



Партнеры