Самоволка

Было это в 1970 году.

22 ноября 2007 в 15:35, просмотров: 297

Нашу воинскую часть, да и всю учебку на территории, которой мы дислоцировались, накрыла эпидемия гриппа. Крепких закаленных ребят косило только так. Медсанчасть была переполнена, и командование вынуждено было организовать изоляторы при каждой казарме в комнатах для политзанятий.

Однажды утром я почувствовал легкое недомогание и пошел мерить температуру. Тридцати семи и трех десятых оказалось вполне достаточным, чтобы оказаться среди друзей в изоляторе, которые там обосновались немного раньше. На неделю курорт был обеспечен.

Где-то на третий день к нам забежал в гости друг Федя и печальным голосом сообщил, что у него сегодня день рождения, а все его товарищи в изоляторе. Мы ему оптимистически заявили, что никакая эпидемия не может быть преградой для празднования столь знаменательного события, и начали было посылать его в магазин, на что он не менее печально (он вообще был у нас рыцарем печального образа) признался в полном отсутствии средств для организации банкета. Мы ребята были отзывчивые и пустили шапку по кругу. Федя вернулся через час-полтора перед самым отбоем, основательно загруженный спиртным и легкой закуской.

Банкет получился на славу, но припасы неожиданно быстро закончились, затем закончился запас солдатских баек. Стало скучно, и ночь «перестала быть томной». Кто-то подкинул мысль, обращаясь ко мне: «А слабо организовать «культпоход» в Чудильник?» Так мы называли женское общежитие от прядильной фабрики.

Дело в том, что я не помню, где больше ночевал на втором году службы - в казарме или в общаге, и был там старожилом. Нельзя сказать, что был я отъявленным бабником, просто хотелось свободы, которой так не хватало, а вырвавшись за заборы, не шляться же бесцельно по городу, вот и шел я к теплу, к такому же одиночеству, которое так же нуждалось во мне, как и я в нем. Короче, в бой пошли одни «старики» и ребята, прослужившие на полгода меньше нас.

Вышли из казармы, построились и строем прошествовали в наш автопарк, где всегда дежурили наши же ребята, и проинструктировали наряд о том, где мы будем находиться на случай тревоги. Оповещение у нас работало идеально, и никогда сбоев не было. Пройдя в глубину автопарка, мы форсировали высокий, в два с половиной метра плюс колючая проволока, забор, который не был серьезной преградой для тренированных ребят, и очутились в глухих переулочках на окраине города.

Чудильник, несмотря на позднее время, еще светился всеми своими окнами, как теплоход в океане, он представлял собой двухэтажный барак с длинными коридорами. У многих «стариков» здесь были знакомые, и они быстро рассосались по комнатам, Федю и Васю я пристроил в комнату, куда сам не ходил, так как никогда не искал легких путей. А молодняк остался тусоваться в коридоре, знакомясь с девушками. Некоторым повезло и их пригласили попить чайку, часть же, не найдя себе применения и собеседниц, от безделья затеяла футбольный матч, гоняя кастрюлю по коридору. Пришлось выйти из комнаты и дать финальный свисток этому матчу, но было поздно, здесь уже, как фурия, носилась и ругалась Молекула, прозванная так за маленький рост и неукротимый темперамент.

Должен сказать, что с Молекулой я находился в состоянии холодной войны, иногда переходящей в горячую. Ну, не нравились мы друг другу и точка. В воздухе запахло жареным. Где-то через полчаса подкатил патруль и стал выковыривать наших из комнат, выводя в коридор и строя. За стеной было слышно, как забрали Васю и нашего именинника Федю. Раздался стук и в нашу дверь. Мы со Славиком сидели в гардеробе, когда в комнату влетела Молекула, и не видя нас, сунулась в гардероб, радостно крича: «Вот они, идите сюда». Офицер, войдя, было, в нашу комнату, вынужден был выскочить в коридор, так как наши ребята, раскидав патрульных, бросились в рассыпную, и это им удалось. Вслед за офицером наши девчонки выкинули из комнаты Молекулу, закрыв дверь. После этого мы выпрыгнули в окно и подались долечиваться в свой лазарет. Забрали только Федю, он и не пытался убегать потому, что у него оказался при себе военный билет, который отобрали.

Когда мы уже спали, в казарму вдруг вошел Федя. Дневальный начал ему энергично семафорить, чтобы он убирался, так как рядом был дежурный офицер. Но Федя упорно шел вперед. А куда бы он делся, если сзади его подпирал штыком от автомата патрульный. Короче привели его, чтобы он показал, где спит Вася, который тоже оставил после себя визитную карточку, в виде письма с его точным адресом, но сбежал. Больше никого наши друзья не сдали.

Однако на следующий день, несмотря на протесты медиков, комбат разогнал нашу, как он выразился, «богадельню», всех объявил здоровыми, а эпидемию законченной. Ребят с явно высокой температурой отправили долечиваться в санчасть, но их было немного. Я с моими 37,2 был объявлен сачком и готовым к выполнению любых боевых задач.

В скором времени я подобрал Молекуле неплохого паренька, и отношения наши значительно улучшились, да и характер у нее стал гораздо мягче. Ну, а что же именинник. Он надолго запомнил этот день рожденья, так как именно в этот день познакомился с девушкой, на которой потом женился. А я был свидетелем на этой армейской свадьбе. Но это уже другая, не менее увлекательная история, которую я, может быть, расскажу, если появится немного свободного времени.



Партнеры