Возвращение "Мистера нет"

Россия не стремится сотрудничать с США в сфере ПРО

24 ноября 2007 в 02:22, просмотров: 510

В свое время Вячеслав Михайлович Молотов, участвовавший в решении важнейших международных проблем середины 20-го века, заслужил прозвище "Мистер нет" из-за своей непримиримой позиции почти по всем вопросам. Похоже, эта модель дипломатии, доведенная затем до совершенства Андреем Громыко, вместе с некоторыми другими атрибутами эпохи возвращается. Во всяком случае, в том, что касается крайне болезненного вопроса ПРО. 

В Российском МИДе посчитали письменные предложения американской стороны о сотрудничестве в сфере противоракетной обороны не соответствующими устным обещаниям, которые прозвучали ранее во время встречи глав министерств обороны и внешнеполитических ведомств в Москве. "Мы получили письменные предложения. Первое ознакомление показало, что за шесть недель, в течение которых было обещано предоставить позицию США, наши надежды не оправдались. Это не то, что было обещано в Москве в формате "два плюс два"", - процитировало неназванного сотрудника МИДа агентство РИА Новости.

Напомним, что ранее стало известно, что США, в частности, предлагали интегрировать российскую и натовскую системы ПРО для организации совместной защиты от одиночных ракетных пусков, согласились допустить российских наблюдателей на объекты противоракетной обороны в Польше, а также обязались не активировать ударную часть комплекса до того момента, как угроза со стороны Ирана не станет реальной.

Что именно в американских предложениях вызвало недовольство МИДа, пока не известно, но очень похоже, что отказ российских властей от сотрудничества носит принципиальный характер и хорошо вписывается в модель взаимоотношений с Западом, фактически, провозглашенную президентом России на форуме его сторонников в "Лужниках".

Тогда, как известно, президент заявил со сцены, что некие западные эксперты учат лидеров оппозиции и их спонсоров совершать акты гражданского неповиновения. Владимир Путин не назвал тренеров поименно и даже не уточнил их "западное" гражданство, но посыл был вполне очевиден.

Если рассматривать проблему ПРО лишь с этой позиции, то реакция внешнеполитического ведомства страны выглядит вполне логично. Действительно, о какой интеграции военных структур может идти речь, когда Запад руками своих "казачков" и пятой колонны добивается изменения курса страны на стабильность и процветание, которые ей гарантирует действующая власть.

Если же рассуждать с позиции обывательского здравого смысла, то причины упорства российских переговорщиков не совсем понятны. Ведь совершенно очевидно, что планы по созданию третьего позиционного района ПРО в Восточной Европе , как и все прежние проекты США в этой области, рано или поздно будут реализованы. И, к сожалению, этому в немалой степени способствует неумение российских дипломатов добиться былого доверия у бывших партнеров по Варшавскому договору.

А раз так, то не будет ли разумнее контролировать процесс создания противоракетных баз у западной границы страны с возможностью в дальнейшем включения в эту систему, скажем, РЛС в Азербайджане и в Армавире и последующим совместным контролем над ПРО почти всего Северного полушария? Причем, это вовсе не должно отменять поэтапной модернизации российских Вооруженных сил вообще и ядерного потенциала в частности. 

Будут ли предлагаемые высоким военным начальством ответные меры, вроде развертывания полков "Искандеров" на территории Белоруссии или возобновления производства баллистических ракет средней и меньшей дальности действительно адекватным ответным шагом, "подъемным" для бюджета и обеспечивающим безопасность граждан?

Не отрицая чрезмерной экспансии Соединенных Штатов, можно задаться и более общим вопросами. Является ли все более очевидное сползание к новой гонке вооружений, которая однажды уже очень дорого обошлась нашей стране, неизбежностью, навязываемой нам Западом? Или российская власть вновь успешно манипулирует формулой "родина в кольце фронтов"?  Кто будет союзником России, если ей все же придется ощетиниться новыми частоколами ракет для защиты своей суверенной демократии? На каком научном потенциале будет коваться новое оружие сдерживания, и может ли современная Россия рассчитывать на помощь в научных кругах Европы и США, как это было в первые годы ядерной гонки?

Вполне вероятно, в распоряжении главы Генштаба Юрия Балуевского есть некие неизвестные широкой общественности данные, позволяющие ему с уверенностью констатировать, что американская ПРО в Европе является попыткой "вбить между Россией и ее европейскими соседями противоракетный клин". Но неужели выбить его можно постановкой на боевое дежурство ракет, нацеленных на ту же Польшу?

Во времена Вячеслава Михайловича Молотова даже без учета идеологической надстройки на эти вопросы были вполне конкретные ответы, сейчас же неопределенности куда больше.

К слову, новое правительство Польши уже изъявило готовность к диалогу с Россией по вопросам размещения американской ПРО на своей территории и возможности проведения инспекции этих объектов. "Я бы лично приветствовал консультации по этому вопросу", – подчеркнул министр иностранных дел Радослав Сикорский в интервью Reuters.

В свое время "Договор о нераспространении", которому в следующем году исполнится 40 лет, не смог оградить клуб ядерных держав от самовольного вступления в него новых членов. ПРО, как важнейший элемент международной политики, вероятнее всего, ожидает такое же будущее. И никакие протесты и даже временные соглашения не смогут сдержать его развитие. В этом процессе  можно стать ответственным партнером, а можно сторонним наблюдателем. Остается надеяться, что и верховный главнокомандующий и его подчиненные хорошо взвесили все последствия "нет" по этому поводу



    Партнеры