Пепельница вместо эфеса

Вчера министр культуры доложил о ходе проверок музейных фондов.

26 ноября 2007 в 15:41, просмотров: 411

После краж в Эрмитаже решением президента была создана правительственная комиссия, перед которой был поставлен целый ряд задач, в том числе тотальная проверка сохранности всех музейных фондов России. Легко сказать, трудно выполнить. Ведь на "операцию" дали всего-то два года. И вот первый год уже истекает. А музеев тьма-тьмущая. Вчера после заседания в Минкульте Александр Соколов наметил первые итоги этого непростого года.

…Помню, сам работал в музеях, архивах. Если сотрудников с гулькин нос, у них физически нет никакой возможности в кратчайшие сроки выделить в отдельные единицы хранения, скажем письма одного великого человека другому. Поэтому по каталогу десяток-другой писем идет одной папкой. А если там тридцать листков? Посетитель берет папку – над ним же не всегда висит камера видеонаблюдения. А лет 20 назад точно не висела. Запросто может забрать себе парочку – и концы в воду. Если этих посетителей (берущих эту папку) было за четверть века человек тридцать и сами хранители фонда менялись как перчатки по причине низкой зарплаты – поди выяви, на каком этапе произошла кража.

А есть фонды, в которые никто носа не совал последние лет сорок, – лежат себе эти папки где-то под потолком. Былые хранители давным-давно, прости господи, померли. По каталогу в папке что-то числится, а по факту ничегошеньки там нет. Ну и как тут доказать сам факт кражи? Поэтому, зная эту "кухню", понимаешь, как практика бывает далека от высоких деклараций. Счастье, если музей дышит особой атмосферой благородства, и я такую атмосферу застал. Сотрудникам вовек не пришло бы в голову что-то взять, тем более что многие из них вели собственные научные темы: сами же выпускали книги и фотоальбомы на основе работы с документами… Но при унизительных зарплатах уповать на это благородство нельзя, как нельзя ждать и повышения уровня компетенции музейных кадров. Это с чего его повышать?

Соколов же вчера рассказал о следующем. Поскольку музеев море разливанное, в каждый из них высокая экспертная комиссия Минкульта – Роскультуры доехать не может. Одно дело Русский, Третьяковка, Эрмитаж, другое – какой-нибудь местный, краевой, Богом забытый… Поэтому региональные музеи различного уровня проверяются зачастую своими же региональными специалистами. Опять же Минкульт – Роскультура выделяют от себя наблюдателя. Но много ли успеет этот наблюдатель? Отсюда возникла проблема, которую обозначил Александр Соколов:

– С нового года в ряде случаев мы будем делать точечные вторичные проверки региональных музеев (уже проверенных местными спецами. – Я.С.). Где именно – не скажу, ибо проверки должны быть внезапными. Есть вероятность неполного соответствия той благодушной картины, которая нам иногда представляется, с тем результатом, который даст настоящая взыскательная комиссия. Результаты этой работы станут широко известны, и в дальнейшем не все захотят идти на камуфлирование реальной ситуации.

Министр подчеркнул, что их тревоги касаются тех музеев, где "очень плохо дело обстоит с фондохранилищами". И привел в пример Псковский музей, где ряд произведений искусства находится под угрозой (вскоре Роскультура готова забрать их на реставрацию).

– Или много возникает проблем с ведомственными музеями. Например, это Музей Арктики и Антарктики в Петербурге, где просто на нулевом уровне находится вся документация, необходимая для ведения музейного дела. К тому же все осложняется перспективой переезда: музей должен освободить храмовое здание, а альтернативы храму пока нет…

Соколов пообещал, что в декабре озвучит первую статистику проверок по этому году.

И факты хищений тоже будут озвучены?

– Безусловно. Другое дело, что тут не всегда можно с уверенностью употребить слово "хищение", грамотнее сказать "недостача". Иногда то, что может на первый взгляд показаться хищением, либо записано не в той книге, в которой искали, либо перенесено в другую экспозицию. А были моменты, когда даже атрибутирование предмета вызывало проблемы. Допустим, в Историческом музее взяли одну вещь и никак не могли определить, что это такое. Оказалось, это часть эфеса сабли, но такая декоративная, что в данном случае хранилась отдельно и думали, что это пепельница или что-то еще… Неправильно записали.

Итогом проверок помимо прочего станет внесение уточнений в закон "О музейных фондах".

 



    Партнеры