Продолжается суд над судьей Буданова

В четверг показания дал главный свидетель.

6 декабря 2007 в 15:51, просмотров: 1056

“Дело судьи Букреева”, обвиняемого в мошенничестве на сумму 190 тыс. долларов, продолжает рассматривать московский гарнизонный военный суд. На заседании в четверг был допрошен основной свидетель обвинения Сергей Серкин. Напомним, Владимир Букреев — тот самый судья, который осудил полковника Буданова на 10 лет.

На скамье подсудимых Букреев — бывший первый зампредседателя Северо-Кавказского окружного военного суда оказался по обвинению в завладении 150 тыс. долларов и хищении 40 тыс. долларов. По данным следствия, 150 тыс. Букреев получил в марте 2003 года от Серкина, который занимал пост начальника продовольственой службы Северо-Кавказского военного округа за “решение вопроса” с его уголовным делом. Серкина обвиняли в превышении должностных полномочий при закупке для войск рыбы, что нанесло Минобороны ущерб в 34 млн. рублей. (Позже за это преступление Серкин был приговорен к штрафу и выпущен из зала суда). Деньги Букрееву, по данным следствия, были переданы через посредника, бывшего заместителя Московского городского прокурора Сергея Мирошниченко.

40 тыс. долларов, считают в ГВП, Букреев получил от Серкина при посредничестве заместителя военного прокурора СКВО Шарифа Ахмедова в сентябре 2004 года. На это раз за содействие в рассмотрении кассационной жалобы прокуратуры на столь мягкий приговор суда.

Как считает ГВП, в обоих случаях судья не собирался помогать Серкину, а просто его обманул. Но, как следует из показаний Серкина, данных суду в четверг, сам он думает иначе.

Высокий, плотный, коротко стриженный мужчина склонился к сидящему рядом с ним журналисту и пытается что-то объяснить в вполголоса. Но тихо не получается — бас Серкина такой же мощный, как он сам, и привыкший отдавать команды, плохо слушается хозяина. Его жалобы “я лишился всего, никому стал не нужен” слышны на весь зал.

— Осенью 2002 года началась проверка СКВО и я сразу почувствовал, что основные усилия направлены на меня, — начал свой рассказ суду Серкин.

Безошибочным чутьем Серкин унюхал, что скоро за ним придут, и не ошибся. Уголовное дело действительно возбудили, а он бросился “предпринимать меры” — обратился своему доброму приятелю — руководителю фирмы–поставщика продовольствия Коломойцеву.

— По звонку Коломойцева я приехал в Москву и встретился с человеком, от которого зависело решение моего вопроса. Позже я узнал, что его фамилия Мирошниченко. Какую он занимал должность, я не знал точно. Для меня тогда все, что связано с судами, прокуратурой было одинаково, главное, чтобы помогли. Мирошниченко уже был в курсе проблемы и нарисовал мне такую перспективу, которую я и сам не ожидал. Он сказал — 500 тыс. долларов. Я на такую огромную сумму не рассчитывал и ответил, что не смогу их найти. Мы решили, я вернусь в Ростов, и, когда пойму, сколько смогу собрать, свяжусь с ним через Коломойцева.

— За что вы предлагали Мирошниченко эти деньги? — уточняет гособвинитель.

— Тогда я ничего не понимал в юриспруденции и просил его помочь, чтобы я остался на свободе и не был осужден. Сегодня я бы сказал, что за то, чтобы прекратить уголовное дело за недостаточностью доказательства.

Нашел Серкин 160 тыс. долларов. По его словам, взял у знакомых, родных, чьи фамилия называть не будет, так как “это честные деньги, к тому, что я делал отношения не имеют, и я их до сих пор должен”.

После передачи денег Серкин “не почувствовал”, что делом кто-то занимается. Более того, вскоре его арестовали.

— Я через адвоката просил вернуть отданные деньги, — рассказывает Серкин.

Но приговор оказался неожиданно мягким, и вполне устроил подсудимого. Но, спустя некоторое время, в разговоре со своим другом Ахмедовым и адвокатом Серкин понял, что еще не конец, предстоит кассация, которая может изменить этот приговор.

— Я попросил Ахмедова найти, через кого можно решить и вопрос кассации, я сказал тысяч 20-30 долларов готов заплатить. А он ответил, что в Северо-Кавказском окружном военном суде кассации курирует судья Букреев, и можно это сделать только через Букреева.

Через пару дней Ахмедов связался с Серкиным и сказал: “Принципиально вопрос решен, но это будет стоить 50 тыс. долларов”.

Таких денег у Серкина опять не оказалось и он надумал продавать недвижимость, но это ему долго не удавалось. Тогда он выехал в Москву, чтобы потребовать 150 тыс. обратно, так как считал, что его вопрос тогда не был решен должным образом.

— Мы встретились с Мирошниченко ночью в парке и он сказал мне: “Ты доволен приговором? Чего же ты хочешь, я ведь решил твой вопрос.” Тогда я спросил, почему он с меня еще 50 тыс. требует. И он ответил: “А это уже твой адвокат мутит”, и даже согласился выехать и решить вопрос на месте в Северо-Кавказском суде. И тогда я понял, что и те 150 тысяч ушли туда же, Букрееву.

Кассация на приговор Серкину сначала была перенесена на месяц, но и тогда он не смог собрать деньги и договорился с Ахмедовым, чтобы тот поручился за него в суде. Приговор оставили в силе, а в сентябре, когда недвижимость была продана, адвокат Серкина передал деньги Ахмедову. Но в ноябре Серкин вдруг написал явку с повинной. В суде он объяснил это так: “Я тогда был в таком эмоциональном состоянии, боялся, что привлекут еще и за взяткодательство.” Но корреспонденту “МК” показалось это совсем не логичным и в личной беседе с Серкиным я задала ему этот вопрос еще раз, почему он сделал это?

— Я был в отчаянном положении и приложил столько усилий, чтобы остаться на плаву. Отдал столько денег, а оказался никому не нужен, остался без работы, живу на пенсию в 5 тыс. рублей, а у меня 5 детей, — пожаловался Серкин. Но и в эту его версию верится с огромным трудом. Скорее всего, ему сделали предложение, от которого он уже не мог отказаться. Ведь деньги, найденные у Букреева, оказались помеченными и получены они были адвокатом Серкина у одних из покупателей его недвижимости.

 




Партнеры