Когда воротимся мы в Портленд

А в рейтинге мы все равно первые!

7 декабря 2007 в 15:10, просмотров: 744

Мы с таким нетерпением ждали этого финала против сборной США. Так надеялись второй год подряд завоевать “серебряную салатницу”. Но с самого начала все пошло не так. Взять хотя бы странный выбор самого места для проведения столь принципиальной встречи! Все рассчитывали, что это будет райский уголок недалеко от Сан-Диего, где море, скалы и солнце радовали бы душу при любом раскладе. Но, похоже, сумрачный Портленд больше нуждался в международной раскрутке. И со стороны этого города заинтересованные люди просто предложили больше денег, поэтому Международная федерация тенниса ITF и выбрала его.

Туманный Город роз, который так и хочется назвать Городом дождей.

К великому огорчению российских болельщиков, которым пришлось лететь на другой конец света с пересадками и опозданиями на стыковочные рейсы без всякой надежды порадоваться теплу вдали от российской зимы.

“Это же надо, в Америке так много пляжей и теплых мест, неужели нельзя было провести этот финал где-нибудь в Майами, на худой конец в Лос-Анджелесе”, — ворчал наш народ.

Однако российскую сборную и некоторых болельщиков поселили в отеле Mariott — прямо на набережной. И аж дух захватывало от сумрачной красоты этого места. Река, мосты и сотни огоньков, тонущих в тумане…

Ледовый дворец “Мемориал Коллизиум”, расположенный напротив домашнего баскетбольного дворца знаменитого клуба “Портленд”, в первый момент поразил своими размерами и необычной формой. Он был похож на гигантский аквариум, но, несмотря на размеры, смотрелся строго и довольно стильно. Однако внутри это впечатляющее строение выглядело гораздо менее симпатично. Напоминало какие-то бетонные катакомбы или незаконченную стройку. Правда, синие ковровые дорожки, плакаты и смешанный запах кофе и фаст-фуда все-таки создавали поверхностный уют. Но ощущение местного сумрака не покидало даже там… Тем более что всю неделю солнца мы не видели вообще. Дождь лил почти не переставая, но, казалось, он никак не влиял на настроение наших игроков. А уж на американцев — тем более. Роддик был полон оптимизма и во время тренировок щедро демонстрировал болельщицам обнаженный торс, который потом облачал в одну из своих неизменных безразмерных маек. Словом, старался порадовать зрителей еще до начала матчей.

Кстати, билеты на этот финал стоили не так уж дорого — 600 долларов США за все три дня. Правда, как потом оказалось, за два. Третий-то день матча ничего уже не решал…

Российская команда собиралась в Портленде из самых разных частей земного шара. Лидер сборной Николай Давыденко, например, прилетел после отдыха на Мальдивах, куда отправился сразу после итогового турнира в Шанхае.

— Представляешь, вылетели с островов прямо в годовщину свадьбы, моя жена Ирина даже немного расстроилась. Так хотелось еще несколько деньков позагорать…

И Николая можно понять — после такого тяжелого сезона он на самом деле нуждался в отдыхе. Тем более что в этом году ему порядком помотали нервы скандальными обвинениями.

Конечно, все рассчитывали, что Давыденко будет играть одиночку в первый день, но у капитана Шамиля Тарпищева были свои основания поставить в этот день других игроков — Дмитрия Турсунова и Михаила Южного.

Правда, для Димы матч против Роддика оказался двойным испытанием. Всегда тяжело выходить на корт первым. К тому же вся местная пресса уже прокомпостировала ему мозги вопросами типа: рассчитываете ли вы повторить свою прошлогоднюю победу над Роддиком в полуфинале Кубка Дэвиса в Москве? Считаете ли вы тот матч самым запоминающимся в своей карьере? Помните ли вы свои ощущения тогда и сможете ли сравнить их со своими ощущениями сейчас?

Митя отвечал спокойно и уверенно.

— Да, считаю этот матч одним из важнейших в своей карьере. И сделаю все, чтобы снова победить Энди, хотя прекрасно понимаю, что это будет очень трудно. А что касается ощущений, то как их можно сравнивать. Тогда — это тогда, сейчас — это сейчас.

Любопытно, что Турсунов и Роддик отлично друг друга знают, и очень давно. Дима ведь с самого детства живет в Америке, в семье, можно сказать, своего второго отца — Майкла Горина. К тому же по темпераменту ребята похожи, и чувство юмора у них отменное.

— На самом деле Энди относится к Мите с большой симпатией, — отметил Майкл. — И даже прошлогоднее поражение никак на его отношение не повлияло.

— Но можно себе представить, насколько ему захочется взять реванш!

— Это безусловно…

И Роддик взял реванш. Причем в трех сетах.

— На самом деле у меня был шанс зацепиться, — признавался потом Турсунов. — Но я не смог этого сделать. На этот раз на этом покрытии Роддик был сильней.

— Но нельзя же выходить на корт, заранее готовясь к поражению?

— Давайте просто называть вещи своими именами.

Вероятно, Дмитрий был прав в своей честности. Но такое ощущение, что нашей команде все-таки не хватило куража. Такого, какой был во Франции, когда мы выиграли свой первый финал силами Кафельникова, Сафина и Южного.

Самое интересное, что на этот раз Евгений Кафельников, который за время карьеры так устал от самолетов, что теперь старается летать как можно реже, тем не менее все-таки отправился в далекий Портленд поддержать команду. Вероятно, для него нынешний финал был особенно символичен. До сих пор ведь все помнят 1995 год, когда наша команда точно так же героически выиграла у немцев в полуфинале, а потом проиграла американцам — причем дома, в Москве. И это было обидно вдвойне.

— Нашим ребятам будет очень тяжело, но я в них верю, — говорил Евгений.

Тарпищев с самого начала оценил шансы российской сборной против американской как 30 к 70.

— Нам бы только не проиграть два очка в первый день, — сказал Тарпищев накануне финала. Но, увы, не получилось. И в сущности уже в пятницу мы были обречены. Все: и команда, и болельщики — прекрасно понимали, что шансов выиграть у братьев Брайан, которые чуть ли не с рождения играют в паре и стабильно занимают первую строчку в мировом парном рейтинге, у нас никаких. Разве что кто-нибудь из близнецов съест на ночь перед матчем перебродивший арбуз и запьет молоком.

— Мог ли Марат Сафин помочь команде, — не спросил у Тарпищева перед этим финалом разве что ленивый.

— Думаю, нет. Другие игроки сейчас готовы лучше. А Марат решил начать все с чистого листа, как следует подготовиться к следующему сезону, и, я считаю, он прав.

Между тем, когда на корт после поражения Турсунова вышел Михаил Южный, в глазах российских болельщиков загорелась надежда. Потому что от Миши всегда исходит такая надежность, и в этом матче против Блейка он реально был на волоске от победы. После проигранного первого сета довел три следующие партии до тай-брейка. И американцу просто повезло чуть больше, вот и все.

Когда все было кончено, Николай Давыденко решил все вину взять на себя.

— Я прекрасно понимаю, что я лидер команды и я должен был играть одиночку против Блейка и должен был выиграть ее. Я должен был показать свой лучший теннис, но не смог. И я считаю себя виноватым в поражении команды.

Согласитесь, это был мужественный поступок, и Коля вынес сам себе жесткий приговор. Вероятно, он жалел, что уговорил своего брата и тренера Эдуарда не прерывать отпуск и не лететь в Портленд вместе с ним.

Но теперь ничего уж назад не отыграть: что случилось, то случилось. Как говорит Шамиль Анвярович Тарпищев: в истории остается только результат.

Помните, как в песенке у Булата Окуджавы поется: “Когда воротимся мы в Портленд и судьям кинемся в объятья… Да только в Портленд воротиться нам не придется никогда”.

Портленд — Москва.



Партнеры