Мачо в корсете

Вячеслав Грунский: “Я построил тело из кубиков”

7 декабря 2007 в 14:52, просмотров: 589

Специальный корреспондент Вячеслав Грунский, по совместительству руководитель студии одноименной программы, наповал сразил женскую аудиторию, поучаствовав в проекте “Танцы со звездами”. 35-летний красавец-холостяк оказался очень органичен в новом качестве. Как ему удается сочетать в себе качества денди и скандального тележурналиста, Вячеслав откровенно рассказал нашему корреспонденту.

Неблагодарная модель


— Вы когда-то помогли перебраться в Москву перспективной девушке-модели…

— Модель не задержалась в Москве, уехала в Париж. Мы проследили ее путь из Петербурга в Москву и до Парижа. Не знаю, помогли мы, не помогли добиться всего.

— Она вам письма благодарности теперь, наверное, шлет из Парижа.

— Скорее письма неблагодарности. (Смеется.) Мы рассказали тогда о нелегком труде моделей и, в общем-то, о том, что этих девушек часто используют в каких-то других целях. И, естественно, получили негативную реакцию самих моделей. Кстати, мы еще 4 года назад предупреждали о Куршевеле, рассказывая о девушках, которых олигархи увозят!

— Темы ваших программ как-то вас самого касаются?

— Например, недавно вернулись к теме “война на дорогах”. Ежегодно на дорогах гибнут 30 тысяч человек. А незадолго до этого я попал в глупую аварию на своем джипе, который после этого пришлось “списать”. Водитель микроавтобуса с белорусскими номерами решил передо мной развернуться. Через две сплошные. И я врезался прямо в середину автобуса.

Слава богу, все остались живы, но я надолго оказался в корсете. До сих пор хожу в бассейн, восстанавливаю шейные позвонки.

Слава в кирзачах

— Вы преподаете в МГУ, студентки, наверное, очень охотно ходят на ваши лекции…

— Вы знаете, я очень был удивлен, что 80 процентов слушателей моего курса — это девушки. И вообще все больше и больше девушек в профессии. Мужчины, может, выбрали более серьезные, на их взгляд, специальности? Но я считаю, что девушки, женщины с их дотошностью, с их скрупулезностью — это самые лучшие работники.

— А прежде-то в журналистах больше ценилась смелость...

— Понимаете, мое поколение корреспондентов в 30 лет получило то, что на Западе люди получают в 50—60 лет!

Вот представьте репортаж из “горячей точки”. Стоит американский 60-летний корреспондент в курточке “бриони”, а рядом с ним я в валенках или кирзовых сапогах. Нам уже некуда дальше двигаться было — ни в профессиональном, ни в финансовом плане. Что-то сломалось в 90-х у нас в системе, и многие журналисты моего поколения просто выпали и потеряли себя не только в профессии, но и в жизни. И кого в этом винить?

— Ну, вас очень сложно представить в кирзовых сапогах, вы очень здорово одеваетесь. Сами формируете свой гардероб?

— Сам-сам. Есть пара любимых магазинов в Москве, куда я заезжаю два раза в сезон, покупаю себе новый костюм или обувь. Люблю обувь. Я вообще охотно хожу по магазинам, но я не шопоголик. (Смеется.)

— А в салоны ходите?

— Стрижка раз в две недели — обязательно. А до всего остального я пока не созрел.

Вскормленный грудкой

— К еде вы так же требовательны, как к одежде?

— Гурман ли я? Ну, на самом деле я долгое время ел куриную грудку и рис, потому что усиленно занимался фитнесом, строил свое тело из кубиков. Кубики были. Женщинам нравятся кубики. На самом деле совершенно не требователен к еде до сих пор, хотя мне очень нравится французская кухня, вина красного иногда хочется…

— Что вам дал проект “Танцы со звездами”?

— Ну, сразу видно, что вы журналист новой закалки, вы везде ищите какое-то практическое зерно. (Смеется.) На самом деле это просто приятное времяпрепровождение. Это было как хобби. Я учился танцевать.

— Как еще реализуете себя на досуге?

— В хоккей играю. У нас есть своя команда. Стараемся раз-два в неделю обязательно выйти на лед, иногда забиваю.

Еще катаюсь на роликах, потому что это очень близко к конькам, поэтому иногда меня можно видеть проносящегося на Поклонной горе.

Английский сейчас учу. Книги по менеджменту читаю, потому что как-никак являюсь руководителем студии и нужно правильно выстроить работу в коллективе, а не хватает знаний.

“Меняю дачу на ботинки”

— Как выглядит ваша холостяцкая берлога?

— У меня нормальная двухкомнатная квартира, сталинский дом, окна во двор, кондиционеров две штуки. (Смеется.) Я в ней живу лет 12 уже, наверное. Она совсем небольшая, без всяких евроремонтов и хай-тек: просто руки не доходят для того, чтобы заняться так. Наверное, потому что не женат.

— А куда ездите отдыхать?

— Зимой — в горах, а летом — в Крыму. Я бывший горнолыжник, стал мастером спорта, но не продолжил карьеру. Но за последние несколько лет я объездил практически все горнолыжные курорты от Новой Зеландии до французского Куршевеля, правда, там я был в командировке.

— Еще какие-то спортивные достижения имеются?

— Я кандидат в мастера спорта по плаванию.

— Чем занимаются ваши родители?

— Пенсионеры. Живут в Москве. Смотрят все мои программы, критикуют. Но критикуют не передачи, а то, как я одет. Что я не причесан, мама обязательно отмечает.

 — У родителей есть дача?

— У них нет. А я дачу строю уже десятый год в Одинцове. Это я в 25 лет принял такое решение! (Смеется.)

Обычный домик. Иногда финансирование прерывается, когда захожу в магазин, чтобы купить очередной костюм или ботинки. Но я не думаю, что туда когда-нибудь переберусь. Мне кажется, с современными пробками это нереально — жить за городом. (Смеется.) Как раз к пенсии закончу строительство.

— А сейчас оно на какой стадии?

— Чистовой отделки. Построю, приглашу вас в гости…



Партнеры