Мистика развода

Алена Свиридова: “Редкого мужчину я завожу так, как Аркадия”

7 декабря 2007 в 13:55, просмотров: 875

Певица Алена Свиридова, пожалуй, одна из немногих артисток, кому удается оставаться на вершине популярности, не создавая при этом надуманных поводов и не особо распространяясь о личной жизни. По крайней мере, факт расставания с бывшим супругом Дмитрием Мирошниченко Алена скрывала до последнего.

Сейчас жизнь у певицы прямо-таки кипит: уже записан новый альбом, идет подготовка к съемкам клипа, в феврале состоится ее сольный концерт. И это помимо того, что Свиридова проявляет себя как писательница, театральная актриса и… заботливая мама. О том, как ей удается объединить в себе столько талантов, мы узнали у самой Алены.

Наградили раком

— О личном певицы Алены Свиридовой много чего писали, а вот о делах творческих…

— Я действительно за пять лет не выпустила ни одного альбома — зато с удовольствием занималась семьей, ребенком, играла в театре, снималась в кино, писала книжку. Был даже период, когда музыку разлюбила, о ужас! (Смеется.) Зато с какой радостью вернулась к ней! Играла на рояле целыми днями. В результате появился альбом “Сирена, или 12 историй, рассказанных на рассвете”.

— В каких еще проектах вы сейчас участвуете?

— Предлагают в кино сниматься. Но пока все что-то не то. Вот, к примеру, последнее предложение — роль девушки, которая заболевает раком... Да типун вам на язык! Большое спасибо, конечно, за предложение, но обойдусь.

— Свою театральную карьеру не хотите продолжить?

— К сожалению, это малооплачиваемая работа. Я играла в театре “Школа современной пьесы” у Райхельгауза два сезона. Но все же моя основная профессия — музыка.

— А с чего вдруг вы стали писательницей?

— Я начала писать в самолете. У меня не было с собой книжки почитать, и я решила что-нибудь написать. В результате появился рассказ, который я повесила на своем сайте. После чего мне позвонили из издательства и попросили написать книжку в таком же духе. Так и получилось “Чемоданное настроение”.

Дива в семейных трусах


— Так называемый “новогодний чес” у артистов уже начался? Сколько удается “отбить” за этот период: месячную норму, годовую?

— Новогодние мероприятия уже начались, но не могу сказать, сколько заработаю. Я ведь сама себе продюсер и сама решаю: давать концерт или нет. Но по 10 штук каждый день — нет уж, ни ради каких денег.

— Значит, свободное время у вас все-таки есть?

— Отчасти да. Но сегодня, например, я встала рано, так как у меня была съемка для мужского журнала.

— На съемки долго соглашались?

— Ну, это не совсем та съемка, о которой вы подумали. Я не буду раздеваться, зато буду переодеваться. Смысл в том, как женщина использует мужские вещи. А делать она это может совершенно по-разному...

— И как, интересно? Вы прямо заинтриговали…

— Ну, например, можно надеть мужские трусы, майку и выглядеть очень даже секси. Я одно время любила носить мужские вещи, не было для меня лучшей похвалы, чем услышать: как ты похожа на мальчика! До сих пор обращаю внимание на широкие, приспущенные на бедрах брюки и белые мужские майки-алкоголички.

Маньяк в семье

— Вы решили родить второго ребенка, когда старший сын уже вырос. Это было осознанно или нет?

— Честно сказать, ни первого, ни второго ребенка я не планировала. И когда увидела положительный тест на беременность, была в большом замешательстве. С Дмитрием мы тогда жили в разных городах, и романтические свидания время от времени нам обоим очень нравились. Отношения были легкие, ни к чему не обязывающие.

— Как же отреагировал на известие о вашей беременности Дмитрий?

— Он был вне себя от радости, много раз повторил: “Подумай, какую ошибку ты можешь совершить, если избавишься от ребенка”. И я решила, что, как бы там ни было, я в состоянии воспитать малыша самостоятельно. Однако после того, как Дима узнал, что я хочу оставить ребенка, он переехал ко мне в Москву. В итоге Гришу мы в полном смысле слова вместе вынашивали.

— Но сейчас ситуация поменялась. Вы с Дмитрием расстались. Вам кто-то помогает в воспитании сына?

— Да, у меня есть няня, мама. Ну и я сама у себя есть. (Смеется.) Я пытаюсь проводить с сыном как можно больше времени, вожу его в цирк, в театр, кино. Недавно вот няне дала задание научить его читать.

— Когда в доме появляется маленький ребенок, родители стараются не заводить дома домашних животных...

— У меня дома два помойных кота — Клаус и Килька и голая китайская хохлатая собачка Агата. Животные и дети заводятся в этой квартире сами, как тараканы. (Смеется.) Например, собаку я взяла, потому что мне принесли ее просто показать. Но она ужасно, просто ужасно приставучая. Все время у тебя на руках. На унитазе сидишь — а собака у тебя на коленях.

— Кем хотите видеть Гришу, когда он вырастет?

— Музыкантом. Он любит слушать музыку, танцует, просится в студию поиграть на пианино и на барабанах.

— А как насчет старшего сына Василия? Он пошел по стопам мамы?

— Нет, он учится в Канаде на программиста. И это здорово — дома есть свой собственный компьютерный маньяк. (Смеется.)

Брак сглазили

— Финансово не сложно тянуть двоих детей?

— Финансово как раз нет. Я ведь прилично зарабатываю. Яхту себе купить не смогу (смеется), а все остальное у меня есть. Поэтому, наверное, при выборе мужчины никогда не ставила во главу угла финансовый вопрос, только чувства.

— Алена, а с папой Гриши вы общаетесь сейчас? В кулуарах полно разговоров, что вы с ним расстались не очень хорошо...

— Почему? Мы общаемся. Не скажу, что это легко дается, но по-другому просто нельзя. Ребенок очень любит отца, он даже не понял, кажется, что мы уже не живем вместе. Мы периодически все втроем ходим куда-нибудь.

— Вы тщательно скрываете причины расставания. Неужели они столь ужасны, что о них совсем нельзя говорить?

— Дело не в этом. Просто разговоры о личной жизни для меня стали из разряда табу. Недавно возникло такое чувство, что как только стоит распустить хвост, мол, все отлично, — и что-то обязательно случается плохое!

Прямо мистика. В моей жизни такое было неоднократно, и я поняла, что не буду теперь ни с кем ничем делиться, чтобы не сглазить.

А то, что мой развод стал достоянием общественности, — это не моя вина. Это на совести Димы. Зачем он это сделал, я не знаю. Говорит, что от злости — мы сильно поругались. Правда, теперь он очень об этом жалеет.

— То есть мы так и не услышим, занято ли сейчас кем-то ваше сердце?

— Пока ничего не буду говорить, но уверяю, что все у меня будет хорошо.

— Стрессовое состояние сильно влияет на ваше поведение?

— Безусловно. В минуты отчаяния я начинаю курить, как паровоз. Просто съезжаю с катушек — курю по две пачки в день. Подобное состояние может длиться от недели до трех. Этим летом оно длилось месяца четыре, пока мне просто не стало плохо физически. Организм уже не принимал сигареты, и я в конце концов собрала волю в кулак и бросила.

Поза наездницы

— Вы сами ездите за рулем или только с водителем? Какие машины предпочитаете?

— Конечно, сама. Водитель отвозит только в аэропорт или на вокзал.

Я свои машины любила, наверное, как мужчин. Первую “BMW” мне подарили. Потом сама себе на день рождения купила “Кадиллак”. Безумно стильный, с золотыми надписями, которые регулярно обдирали вандалы. Я каждый раз рыдала, было такое чувство, что это мне оторвали руку или ногу.

А сейчас езжу на “BMW Х-5”. Хорошо быть звездой, ха-ха! Его дали на тест-драйв, потом смогу выкупить с хорошей скидкой. Люблю его просто как в последний раз. Назвала ее Аркадий, в честь моего друга Арканова. Так и разговариваю с машиной: “Ну что, Аркадий, проголодался, голубчик? Поехали на заправку!”

— Вы, наверное, часто бываете за городом?

— У меня нет загородного дома, я не смогла бы там жить, езда в Москву убивает все плюсы такого проживания.

Когда случается тоска по свежему воздуху, уезжаю кататься на лошадях в конно-спортивный комплекс, там огромная территория, красотища… Гриша тоже обожает эти поездки.

А на дачах все почему-то постоянно едят и выпивают. Мне это не подходит.



Партнеры