Рай для убийц

Ветеран-эсэсовец, ведущий беззаботный образ жизни в Испании, отрицает Холокост и называет Освенцим "10-звездочным отелем".

12 декабря 2007 в 14:58, просмотров: 521

60 лет ветеран-эсэсовец Пауль Мария Хафнер скрывался от правосудия в солнечной Испании. Во времена Третьего рейха он работал в нескольких самых суровых концентрационных лагерях, где убивали евреев. Он продолжает отрицать Холокост и восхищаться Гитлером,  а также получать пенсию из бюджета сразу трех европейских стран.

"Рай Хафнера" – не просто документальный фильм. Это первая попытка приподнять ширму, за которой в своем закрытом, не терпящем чужаков мире доживают отведенный им на небесах срок бывшие сподвижники Адольфа Гитлера, сообщает lahiguerra.net. Во времена Третьего рейха эти люди салютовали Фюреру, вскидывая руку, верили в превосходство арийской расы над всеми другими и запирали евреев в концлагеря. Многие из них после окончания Второй мировой войны получили небольшой тюремный срок, вышли на свободу и затем покинули Германию.

Карающий меч австрийского и немецкого правосудия уже давно не висит над их головами, и они могут вести обычный образ жизни, не скрываясь и не боясь. Но крушение гитлеровского режима стало тяжелым потрясением для верных служителей фюрера. Они продолжают верить в возрождение той Германии, какой ее видел Адольф, но не кричат об этом на каждом углу. Ветераны Waffen-SS собираются маленькими группками во двориках своих домов и с ностальгией вспоминают о тех далеких временах, когда они чувствовали себя всесильными королями мира, наделенными правом убивать.

Режиссеру Гюнтеру Швайгеру пришлось провести огромное расследование, ознакомиться с кучей исторических документов, встретиться с множеством людей, прежде чем ему позволили войти в мир нацистов, живущих в Испании. Завоевав доверие ветеранов третьего рейха, ему удалось познакомиться с Паулем Марией Хафнером, который тут же стал главным героем будущего документального цикла.

Повествуя о жизни 84-летнего ревностного фашиста, Швайгер стремился понять психологию подобных ему людей. Солдаты Гитлера могли с утра поцеловать ребенка, а вечером жестоко убить заключенного. Но как такое возможно? Как в одном человеке уживаются столь взаимоисключающие чувства? На какие моральные ценности опирается человек, верящий в Гитлера? Как думали, чувствовали и действовали юные эсэсовцы и как оценивают они свои поступки сейчас? На все эти вопросы Швайгер и пытался найти ответы, снимая "Рай Хафнера".

Пауль Мария Хафнер был юн, когда вступил в ряды SS, веря, что это самое элитное подразделение, которое можно себе вообразить. Его приверженность Гитлеру привела к тому, что он сделал себе отличную карьеру в годы Второй мировой войны, был назначен формировать новые отряды эсэсовцев, а также занимал высокую должность в Освенциме и Дахау.

Поражение Третьего рейха стало для Хафнера тяжелой травмой, от которой он так и не смог оправиться. Он бежал в Испанию, где тоталитарный режим Франко позволил ему жить, не скрываясь и не отказываясь от своих идеалов. Он верен им и по сей день. 

Пауль продолжает отрицать Холокост, и никакие истории жертв концлагерей его не трогают. Евреев в лагерях, по его словам, не убивали.

В кульминации фильма Хафнера сводят с одним из бывших заключенных Дахау, который рассказывает о боли и смерти, свидетелем которых он стал, сообщает Daily mail.

"Тебе жилось вполне неплохо, – заявил Хафнер жертве Холокоста. – При Гитлере ни одного еврея не убили только за то, что он был евреем. Освенцим вообще был 10-звездочным отелем. Евреев отправляли туда для их же собственной безопасности. Все эти басни про убийства – вранье, пропагандируемое союзниками".

Хафнер продолжает чтить бесноватого Гитлера, не раскаиваясь ни в чем, и мечтает о создании Четвертого рейха, сожалея, что сам этого уже не застанет. Почему этот человек не боится отстаивать свои сомнительные идеалы, оправдывая преступления против людей?

"Хафнер явно страдает нарциссизмом. Ему нравится играть важную роль, быть в центре внимания, в то время как многие из его соратников скрываются от правосудия, – комментирует режиссер Гюнтер Швайгер. – С другой стороны, мне кажется, что Хафнер согласился на участие в фильме, так как где-то внутри него живет что-то, что под конец жизни стремится выйти наружу. Страдает ли он где-то в глубине души от угрызений совести, хочет ли под конец жизни попросить прощения за все свои преступления, мы этого никогда не узнаем. Но разговоры с ним – уникальная возможность прикоснуться к этому темному миру, от которого кровь в жилах стынет".

Уроженец Австрии, Гюнтер Швайгер, описывает Хафнера так: "Пауль Мария Хафнер не инопланетянин, не исчадье ада, а обычный пожилой джентельмен, живущий в свои 84 года в престижном районе Мадрида. На первый взгляд его можно принять за милого дедушку, излучающего доброту и любовь".

Убийца из концлагерей, чью голову надеть на кол хотят сегодня лишь борцы Центра Симона Визенталя, живет припеваючи. Он получает сразу три пенсии: одну пенсию ему выплачивает Германия (как ветерану войны), вторую пенсию – Испания (по достижению пенсионного возраста) и третью – Италия (родина Хафнера). Испанию он называет "раем на земле", так как тут он может и дальше лелеять свой фанатизм и чувствовать себя защищенным от прокуратур других стран.

Создание фильма, который будет показан в Европе в следующем году, далось Гюнтеру Швайгеру нелегко. По ходу съемок, которые в общей сложности длились год, его отношение к человеку в объективе менялось. Под конец ему пришлось прикладывать усилия, чтобы его ненавидеть.

"Этот фильм стал для меня одновременно и испытанием, и сильной болью, – поведал Швайгер. – Испытанием потому, что мне пришлось столкнуться лицом к лицу со своими корнями, с темным прошлым моей страны, Австрии. Но смотреть на все ужасы тех лет мне пришлось издалека, с перспективы моей нынешней жизни в Испании, где я уже 10 лет. Боль же заключается в том, что мне пришлось общаться с человеком, который не признает общечеловеческие ценности. Мне невыносимо сознавать, что иногда я даже чувствовал симпатию к человеку, которому неведомо сочувствие к чужой боли. Хафнер чувствовал мою слабость и играл на ней. Я старался слушать и слышать все, что он говорил. Но в конце его молчание оказалось красноречивее слов".



Партнеры