«Окно» медленно закрывается

Реальных подвижек в Карабахском урегулировании в ближайшее время не будет

14 декабря 2007 в 18:27, просмотров: 280

Периодически активность международных структур вокруг карабахского урегулирования то вспыхивает, то затухает. Общеизвестно, что главным ответственным за ведение мирных переговоров вокруг Нагорного Карабаха является Минская группа ОБСЕ в лице ее трех сопредседателей – России, США и Франции. Однако время от времени с широковещательными заявлениями начинают выступать такие структуры, которым никак и ни по какому статусу «не полагается» вступать в полемику по карабахской проблеме.

Казалось бы, после ряда вояжей сопредседателей МГ ОБСЕ в регион, их консультаций в различных европейских столицах с министрами иностранных дел Армении Варданом Осканяном и Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым уже стало ясно, что, во-первых, новой встречи между президентами Армении Робертом Кочаряном и Азербайджана Ильхамом Алиевым в 2007 году и как минимум вплоть до окончания президентских выборов в Армении, назначенных на 19 февраля 2008 года, не будет, во-вторых, как и в прошлом году, разговоры о том, что до президентских выборов в обеих странах у конфликтующих сторон и международных посредников есть «окно» для заключения окончательного мирного соглашения, так и остались благими пожеланиями.

КАК ОДИН АМЕРИКАНЕЦ АРМЯН И АЗЕРБАЙДЖАНЦЕВ УДИВИЛ

Но неожиданно американский сопредседатель МГ ОБСЕ Мэтью Брайза в очередной раз шокировал армянскую и азербайджанскую общественность. «Есть вероятность того, что до президентских выборов в Армении, которые состоятся в следующем году, главами государств Азербайджана и Армении будет подписано какое-то рамочное соглашение по нагорно-карабахскому конфликту», – заявил он во время визита в Баку.

Американского дипломата извиняет, конечно, незнание точного срока проведения президентских выборов в Армении, но в то же время было заметно, что он чего-то добивается своим заявлением. И это «что-то» твердо связано… с самими президентскими выборами. По его словам, во время ереванской встречи сопредседателей МГ ОБСЕ с президентом Армении Роберт Кочарян не исключал возможности подписания такого рода джентльменского соглашения. «Я сам задал вопрос президенту Армении по этому поводу. В ответ он сказал, что такая возможность существует. Например, до президентских выборов между сторонами можно подписать джентльменское соглашение.

Но, конечно, это не будет концом всего переговорного процесса. Президент Армении напомнил, что еще остались вопросы, которые требуют серьезного обсуждения. Можно предположить, что до президентских выборов в Армении стороны подпишут рамочное соглашение. И после выборов новоизбранный президент Армении может поддерживать это соглашение», – сказал Брайза. Посредник от США заметил, что руководители Армении оптимистически относятся к переговорному процессу. «В связи с предстоящими президентскими выборами в Армении создается новая команда, и не исключено, что эти люди будут стараться найти общий язык с азербайджанскими коллегами», – сказал он.

Для независимых наблюдателей очевидно, что, несмотря на заметность каких-то «движений» и заявлений в связи с карабахским урегулированием, реальной основы под оптимизмом американского дипломата на самом деле не было.

Возможно, что таким образом США просто «вбрасывали карту» во внутриполитическое поле Армении, поскольку с конца октября в «игру» за президентское кресло вступил экс-президент страны Левон Тер-Петросян. И объявленная им программа, по сути, означала, что он в случае своего избрания попытается вернуть переговорный процесс по Карабаху в 1997 год, то есть к тем самым американским предложениям о так называемом поэтапном плане, суть которого сводилась к «мягкой сдаче» Нагорного Карабаха под юрисдикцию Азербайджана при неких «международных гарантиях». Действовал ли Брайза в пику уходящему президенту Кочаряну и его очевидному преемнику – действующему премьер-министру Сержу Саркисяну – и в связи с этим пытался своим заявлением убедить армянскую общественность в том, что команда Кочаряна готова на некий мир, основанный на джентльменском соглашении с азербайджанскими властями, или же просто отражал неизменную приверженность США к протурецки-проазербайджанскому раскладу сил в Закавказье, – это остается выбрать на свой вкус и цвет
любому, кто более или менее тесно связан с урегулированием и отслеживал ситуацию вокруг Нагорного Карабаха в течение 1991–2007 годов.

Пока же видно, что заявление М. Брайзы привело к новой волне активизации разговоров о том, что сопредседатели МГ ОБСЕ вот-вот привезут в регион в один из своих очередных визитов некие «новые предложения». Но привезут ли они их еще в 2007 году или уже прибудут в зону конфликта после официального вступления в должность нового президента Армении (а это как минимум уже только в марте-апреле 2008 года), это еще большой вопрос. Сейчас очевидно, что власти Армении, даже если и имели какой-либо план прийти к промежуточному джентльменскому соглашению с Азербайджаном, уже отказались от этой мысли. Ведь начало президентского предвыборного марафона показало, что для Армении до сих пор тема Нагорного Карабаха является доминирующей при обсуждении шансов тех или иных кандидатов в президенты. И достаточно было, например, экс-президенту Тер-Петросяну на оппозиционном митинге в Ереване заявить, что ему власть нужна на три года, как почти сразу же два других кандидата в президенты – премьер-министр Саркисян и лидер партии Национально-демократический союз и бывший премьер Вазген Манукян – обвинили Тер-Петросяна в том, что тот по-прежнему стремится сдать Нагорный Карабах, видимо, именно для этого ему и хочется побыть президентом Армении в течение ближайших трех лет.

INTERNATIONAL CRISIS GROUP КАК ИНСТРУМЕНТ УСТРАШЕНИЯ В КАРАБАХСКОМ КОНФЛИКТЕ

Заявление Брайзы привело к «шевелению» таких структур, как Совет Европы и Евросоюз. Генеральный секретарь СЕ британец Терри Дэвис побывал в Баку и Ереване. Откровенно говоря, его заявления в армянской столице не могли не вызвать подозрений, что г-н Дэвис «тянет» весь СЕ в сторону конкретизации позиции данной структуры в пользу Азербайджана. Хотя он и признавал, что мандат ООН по урегулированию безоговорочно остается за МГ ОБСЕ, а сам СЕ не намерен в ближайшее время предлагать какое-либо посредничество, но сравнение парламентских и президентских выборов в Нагорном Карабахе с маршами секс-меньшинств в Европе, а также квалификация карабахских властей как «сепаратистский режим» и отказ видеть какие-либо параллели между Косово и Нагорным Карабахом красноречиво говорили о тенденциозности в позиции главы СЕ.

В несколько более мягкой форме выступил спецпредставитель ЕС на Южном Кавказе Питер Семнеби, много говоривший о необходимости конфликтующим сторонам восстановить взаимное доверие и уважение. Он, в сущности, в очередной раз предложил, чтобы вовлеченные в конфликт народы обратились к ЕС за посредничеством. И когда появился очередной отчет так называемой Международной группы по предотвращению кризисов (International Crisis Group – ICG), называющей себя представителем интересов ЕС и якобы действующей от имени европейцев, то стало понятным, что СЕ и ICG также в целом работают на «идеи» Брайзы. Ведь в руководстве ICG – сплошь некогда высокопоставленные, а ныне отставные госдеятели США, и непонятно, что же европейского в позиции этой структуры, кроме ее сотрудников.

Справедливости ради отметим, что на сей раз отчет ICG носил более обобщенный характер. «Сейчас, перед выборами в Армении и Азербайджане, наступил момент, когда, возможно, остался последний шанс прийти к соглашению в контексте «Пражского процесса». Проблема не только в том, что лидеры стран не могут договориться. Мы также чувствуем, что люди на местах не готовы к соглашению, а армянское и азербайджанское общества очень разобщены. И шансы, что может вспыхнуть война, со временем возрастают», – считает директор европейских программ ICG Сабина Фрейзер. То же самое она говорила и в прошлом году, и в позапрошлом. Суть ее высказываний можно свести к следующему: Армения и Азербайджан должны решить судьбу Нагорного Карабаха и поставить НК перед фактом.

Интересно то, что любой доклад ICG принимается в штыки как армянской, так и азербайджанской стороной, что, впрочем, вполне понятно. Фрейзер, наверное, считает, что с точки зрения «беспристрастности» можно говорить одинаково обо всех сторонах конфликта, при этом явно или намеренно игнорируя самую главную – Нагорный Карабах.

Следуя логике «кризисников», война неизбежна, если руководители Армении и Азербайджана не смогут договориться о подписании документа, где будут отмечены базовые принципы, договоренности и существующие разногласия. Вряд ли ICG не знает, что без согласия Нагорного Карабаха руководитель Армении не имеет права подписывать любой документ по урегулированию. Но при этом делается попытка на проявление объективности: «Азербайджан использует часть своего нефтяного богатства на покупку вооружений и усиление военной мощи. И в то же время улучшение экономической ситуации в Армении также приводит к увеличению военных расходов. Согласно проекту бюджета Азербайджана военные расходы на будущий год составят $1 миллиард 300 тысяч, что составляет более половины бюджета Армении. А Ереван, в свою очередь, планирует потратить на гонку вооружений более $530 миллионов». Именно так ICG поддерживает баланс в оценках.

«Карабахский конфликт требует больше внимания со стороны международного сообщества. Мы подчеркиваем в отчете, что, по нашему мнению, международное сообщество не обращает достаточно внимания на этот конфликт. Все как бы привыкли считать его замороженным, но он ни в коем случае не заморожен: на линии прекращения огня все время происходят перестрелки. Сохранение статус-кво может способствовать новой вспышке насилия. Если международное сообщество будет и дальше игнорировать этот конфликт, то может случиться, что рядом с Европой вспыхнет новая война между двумя странами, подписавшими договор о новом европейском соседстве.

Мы призываем не только сопредседателей Минской группы ОБСЕ, но и Евросоюз, и широкие круги международной общественности сыграть более серьезную роль и использовать свое влияние на стороны конфликта, чтобы те пришли к какой-либо договоренности», – говорится в докладе.

ФОРМАТ, НАИБОЛЕЕ ПОДХОДЯЩИЙ ДЛЯ КАРАБАХСКОГО УРЕГУЛИРОВАНИЯ

Это при том, что две из трех конфликтующих сторон – Армения и Нагорный Карабах – не раз в 2007 году отмечали, что формат МГ ОБСЕ все-таки наиболее подходящий для урегулирования, а вмешательство в него иных международных структур может привести только к затягиванию урегулирования. Поэтому трудно не согласиться с теми наблюдателями, которые скептически настроены в отношении перспектив достижения скорейшего мира в регионе.

Так, оценивая странные заявления Брайзы, российский эксперт, зав. отделом проблем межнациональных отношений Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов заявил, что точка зрения американского сопредседателя МГ ОБСЕ не имеет под собой реальных оснований.

«Бумагу какую-то подписать могут, но это будет скорее всего очередная рекомендательная филькина грамота, в которой реально не будет никаких механизмов.

К реальности все это никакого отношения не имеет», – сказал он. По его словам, в ближайшее время реальных подвижек в карабахском урегулировании не будет.

«Предвыборная ситуация в Армении и Азербайджане работает на дальнейшую заморозку конфликта, потому что на сегодняшний день между сторонами нет никаких компромиссных фигур, нет общей терминологии. Урегулирование конфликта в Баку понимают так, в Ереване – эдак», – считает Маркедонов, полагая, что армянское и азербайджанское общество не готово к серьезным компромиссам. По его словам, соцопросы свидетельствуют, что сторонники войны в Азербайджане «стремительно молодеют». «Они не нюхали реальной войны и считают, что можно легко победить. В преддверии президентских выборов в Армении никто из руководства страны не пойдет на уступки. Какую-нибудь фитюльку Кочарян может подписать вполне – он уходит. Но он не захочет уходить как предатель армянского народа, а если он подпишет сдачу районов, он будет в таком качестве», – подчеркнул Маркедонов. Он также добавил, что заявление Брайзы было рассчитано на формирование общественного мнения и призвано продемонстрировать, что Минская группа ОБСЕ работает активно, «посредники днем и ночью придумывают какую-то новую схему урегулирования».

Российскому эксперту вторят очень многие политологи в Армении. Так, председатель правления Аналитического центра по глобализации и региональному сотрудничеству, известный армянский политолог Степан Григорян отметил, что в ближайшее время реальных подвижек в карабахском урегулировании не будет. «То, что каких-то реальных подвижек в карабахском урегулировании в ближайшее время не будет, очевидно, по-моему, для всех, кроме сопредседателей Минской группы ОБСЕ. Поэтому, как мне кажется, такие частые и безрезультатные визиты в регион международных посредников дискредитируют этот формат решения конфликта, а также миротворческий процесс в целом. Создается впечатление, что сопредседатели МГ ОБСЕ одержимы идеей доказать, что их миссия нужна и они не зря едят свой хлеб», – заявил он.

В то же время Григорян не исключил и другой вариант объяснения ситуации, привязанный как раз к президентским выборам в Армении. Политолог отметил, что на этом фоне гораздо более беспокоит то, что президент Армении Роберт Кочарян еще 11 октября на совместной с председателем Еврокомиссии Жозе Мануэлом Баррозу пресс-конференции в Брюсселе заявил, что, на его взгляд, стороны вряд ли смогут достичь соглашения по принципам урегулирования до президентских выборов Армении в 2008 году, а уже 25 октября во время очередной встречи в Ереване с сопредседателями МГ ОБСЕ глава армянского государства, по словам Брайзы, не исключил достижения джентльменского соглашения с Азербайджаном до выборов в Армении. «Почему произошло такое изменение в позиции официального Еревана всего лишь за две недели? Безусловно, это не может не беспокоить армянскую общественность», – сказал Григорян, не исключив возможности давления на руководство Армении в связи с предстоящими президентскими выборами.

ИГРАЕТ ЛИ РЕЛИГИОЗНЫЙ ФАКТОР КАКУЮ-ТО РОЛЬ В КАРАБАХСКОМ КОНФЛИКТЕ?

В качестве последнего штриха к проблеме отметим: уже в ноябре премьер-министр Армении Серж Саркисян, считающийся наиболее вероятным кандидатом в президенты, в одном из своих выступлений заявил, что в развитии нагорно-карабахского конфликта религиозный фактор все же играл определенную роль. Это вызвало молчаливое недоумение в Армении и резко критическую оценку в Азербайджане. Ведь до 2007 года власти обеих стран отрицали ту или иную роль конфессиональных различий между армянами и азербайджанцами в конфликте. И только раз в 1995–1996 годах покойный ныне Гейдар Алиев попытался придать конфликту характер межконфессионального. Но это не получило «понимания» в мусульманском мире, в частности, со стороны Ирана, к которому тогда взывал президент Азербайджана.

Чем могло быть вызвано обращение главы армянского правительства к данной теме, судить трудно. Но не исключено, что в преддверии президентских выборов он ищет промежуточный вариант апеллирования к тем самым европейским структурам, которые продолжают не видеть разницы между армянским и азербайджанским пониманием и комментариями путей урегулирования или же видят разницу между ситуацией в Косово и Нагорном Карабахе и других постсоветских конфликтных зонах. Ведь известно же, что 10 декабря Совет Безопасности ООН будет заслушивать итоги сербско-албанских переговоров, хотя Госдепартамент США, ЕС и НАТО уже фактически приветствовали независимость косовских албанцев. Ну а в косовском случае те же самые европейцы, да и американцы объясняют невозможность оставления Косово в составе Сербии как раз тем, что мусульманам-албанцам никак нельзя жить в православной Сербии именно из-за межконфессиональной разницы…   

ДОСЬЕ

Вооруженный конфликт из-за Нагорного Карабаха вспыхнул в результате стремления Азербайджана не допустить выхода из состава республики Нагорно-Карабахской автономной области, населенной преимущественно армянами. В 1991 году в Нагорном Карабахе проживало 158 тысяч человек, причем армяне составляли около 80% населения области.

10 декабря 1991 года, всего за несколько дней до официального распада Советского Союза, в Нагорном Карабахе состоялся референдум, на котором подавляющее большинство населения – 99,89% – высказалось за полную независимость от Азербайджана.

В ночь с 31 декабря 1991 года на 1 января 1992 года азербайджанские войска начали военные действия.

По данным Международного комитета Красного Креста, в ходе вооруженного конфликта погибло около 15 тысяч человек, около миллиона были вынуждены покинуть свои дома в Азербайджане, Армении и Нагорном Карабахе, без вести пропавшими числятся 3286 азербайджанцев, 834 армянина и 12 иностранных военнослужащих и гражданских лиц.

В результате широкомасштабных боевых действий Азербайджан потерял контроль над Нагор-ным Карабахом и прилегающими к нему семью районами.

Переговоры по урегулированию конфликта начались 23 сентября 1991 года при участии России, Казахстана, Азербайджана и Армении. В феврале 1992 года по инициативе Москвы к урегулированию подключилось Совещание по безопасности и сотрудничеству в Европе (с 1994 года – ОБСЕ).

С 12 мая 1994 года, после подписания в Бишкеке договора о перемирии в зоне конфликта при посредничестве России, прекращены военные действия.

Соглашение об установлении режима прекращения огня соблюдается до сих пор.

По сей день идут переговоры в рамках Минской группы, сопредседателями которой являются Россия, США и Франция. Группа предлагала три варианта урегулирования нагорно-карабахской проблемы (пакетный, поэтапный и на основе принципа «общего государства»), но ни один не был принят сторонами.



Партнеры