Городки – российская игра

14 декабря 2007 в 17:58, просмотров: 262

Сокращение численности населения средних и малых городов создает проблемы, связанные не только с формированием бюджетов городских муниципальных образований. Под угрозой их экономический потенциал. Спасет ли их миграция?

Каждый, даже самый маленький, город имеет свою особенность, которая отличает его от всех остальных. Питер гордится своей имперской столичностью, Москва, как купчиха, выставляет напоказ свое богатство и стремится все сделать так, чтобы было не хуже, чем за рубежом, а если можно, то и переплюнуть заграницу. Суздаль приглашает туристов, чтобы показать отлакированную русскую традицию, годную для потребления иностранцами.

Неповторимы и маленькие райцентры, где заасфальтированы всего-то две-три улицы, удобства во дворах, зато лес начинается прямо за домами и рядами хозяйственных сараев. Сегодня в России насчитывается более тысячи таких городов с населением около 10 тыс. человек. И это тоже экономический потенциал страны. Можно ли на него рассчитывать?

ИНВЕСТИЦИИ И МИГРАЦИЯ

Города имеют свой жизненный цикл, свое предназначение, они могут создаваться, достигать своих высот и умирать.

Традиционно считается, что основой для развития городов являются инвестиции. Не важно, государевы они, бюджетные или частные. Чтобы город жил, он должен или выполнять государеву службу (и поддерживаться государственными деньгами), или работать в бизнесе, самостоятельно зарабатывая себе на развитие. Возможно и сочетание этих двух источников инвестиций. Но без инвестиций города умирают.

Инвестиции тоже не живут сами по себе, они имеют точную прописку в городе или поселке, требуют человеческого труда, чтобы превратиться из финансового потока в конкретные объекты и товары.

Иными словами, чтобы освоить инвестиции, город должен обладать определенным человеческим потенциалом либо возможностью привлекать его из сельской местности или других городов. Так возникает миграция.

У нас много говорят о внешней миграции, которая существовала многие столетия. Россия принимала на государеву службу немцев и французов, греков и итальянцев, они оставили значительный след в развитии новой родины.

Но нельзя недооценивать и внутреннюю миграцию внутри самой страны – с масштабными процессами освоения Сибири, Дальнего Востока, Крайнего Севера и резкого роста численности городского населения в ХХ веке.

Таким образом, существует неразрывная связь: развитие города = инвестиции + миграция. Именно характер этих процессов дает возможность прогнозировать, какой будет административная карта России к 2030 году.

ВЛОЖЕНИЯ КАПИТАЛЬНЫЕ И В СОЦИУМ

В советское время производственные инвестиции в большинстве случаев сопровождались выделением капитальных вложений на инфраструктуру населенного пункта. Например, в титульный список объектов пищевой промышленности чаще всего включались очистные сооружения, закрывающие потребности города в целом и иногда составляющие до одной трети стоимости самого предприятия. При строительстве крупных машиностроительных заводов титульный список дополняли строительством жилья, ПТУ, объектов социальной сферы и транспортной инфраструктуры.

В те времена даже шла борьба за размещение предприятий в крупных городах, имеющих развитую инфраструктуру и человеческий потенциал, с тем чтобы сократить производственные издержки.

Сегодня произошло разделение инвестиций по источникам финансирования на производственные и непроизводственные. Очевидно, что бизнес старается минимизировать непроизводственные вложения, стремится уменьшить срок окупаемости инвестиций в целом, особенно выбирая место для расположения своего бизнеса.

Поэтому инвестиции и направляют в крупные города и некоторые развитые области, провоцируя тем самым ускорение их развития, образование мощных миграционных потоков.

Достаточно сравнить объемы инвестиций в Москву и Московскую область, Санкт-Петербург и Ленинградскую область с остальными регионами, чтобы понять масштабы происходящего.

В иных случаях инвестирование средств в развитие самого города и его человеческого потенциала, за небольшим исключением, остается целиком и полностью проблемой региональной и муниципальных властей.

Бизнес может на паях с городом вложиться в инженерные сети и транспортную инфраструктуру. Но обязать предпринимателей давать средства в строительство некоммерческого жилья и развитие ЖКХ весьма проблематично.

При этом ряд городов уже испытывают проблемы с размещением инвестиций и принимают меры по ограничению малоэффективных с точки зрения города инвестиций и миграции населения.

ОХОТА К ПЕРЕМЕНЕ МЕСТ

Основные тенденции развития поселенческой структуры России сегодня задаются процессами миграции населения между регионами, сложившимися еще в 90-е годы.

Наибольшее влияние на положительный баланс миграции оказывает показатель ввода жилой площади на одного человека в городе. Лидеры здесь в основном крупные города – промышленные центры и мегаполисы.

Значительно влияет на баланс миграции, но уже с отрицательным знаком, уровень дотационности региона. Здесь меньше строят, меньше инвестируют средств в социальную инфраструктуру (в частности в ЖКХ), в благоустройство населенных пунктов и поэтому активно теряют население, недовольное отсутствием перспектив для получения жилья и нормальных бытовых условий.

Значительно влияет на уровень миграции уровень безработицы в городе и удельный вес населения, работающего на малых предприятиях. И если один фактор провоцирует отток населения из города, то второй фактор, компенсирующий уровень безработицы, создает условия для самозанятости и в определенной мере для повышения уровня доходов.

НОВАЯ КАРТА РОССИИ

Реальный процесс развития городов будет не самым оптимистичным. Если мы выбираем наиболее вероятный сценарий динамики общей численности России, то ситуация выглядит неважно. При этом доля городского населения увеличится, а его абсолютная численность уменьшится.

Численность населения России, млн. человек

2000 г.    145
2010 г.    140
2025 г.    120
2050 г.     около 90

Лишь первые пять наиболее крупных городов России могут рассчитывать если не на рост, то на стабилизацию численности населения. Это Москва, Санкт-Петербург, Новосибирск, Нижний Новгород, Екатеринбург и Самара.

Остальные сегодняшние «миллионеры» – Омск, Казань, Уфа, Челябинск, Ростов-на-Дону, Пермь – вероятнее всего, уже не будут «миллионерами».

При этом естественная убыль населения крупных городов (и городов вообще) за счет превышения смертности над рождаемостью в сегодняшних условиях не может быть компенсирована за счет сельских мигрантов, как это было характерно для 70–80-х годов прошлого века. Поэтому стабилизация численности населения крупных городов будет идти преимущественно за счет внешних мигрантов и мигрантов из средних и малых городов.

В городах с населением 0,5–1 млн. человек (а это в основном крупные областные центры, такие как Волгоград, Саратов, Томск, Красноярск) темпы снижения численности будут небольшими – не более 2–3% за десять лет.

Зато города с населением менее 500 и более 50 тыс. человек (в их числе часть областных центров, таких как Курган, Магадан, Калуга, основные города регионального подчинения – Шадринск, Березняки, Кинешма) будут терять не менее 1,5–2% в год. А к 2025 году численность населения составит 70–75% от нынешней.

Наконец, еще в большей степени процесс сокращения численности коснется городов с населением менее 50 тыс. человек Это в основном районные центры, отдельные города и поселки городского типа. Их население будет сокращаться в среднем на 3–4% в год, или почти наполовину за весь прогнозируемый период.

Но это в среднем для этой группы городов.

Некоторые из них могут сокращаться гораздо быстрее, например монопрофильные города. Некоторые – медленнее, особенно те, что находятся вблизи крупных мегаполисов.

Ряд малых городов, если учитывать помимо естественной убыли населения еще и отрицательную миграцию, к 2025–2030 году могут вообще потерять статус города. В особой мере это касается монопрофильных городов на севере и востоке России. Таким образом, за предстоящие 20 лет произойдет уменьшение количества российских городов при некотором росте процента городского населения.

Этому процессу будет также соответствовать повышение контрастности городов и территорий по важнейшим социально-экономическим показателям. Нужно иметь в виду, что к миграции в крупные и средние города склонны прежде всего молодые люди в возрасте до 30 лет, имеющие высшее профессиональное образование.

Значит, произойдет не просто уменьшение численности населения средних и малых городов, а значительное сокращение их экономического потенциала.

Постепенно ряд таких городов рискуют превратиться в поселения пенсионеров, а их трудовой потенциал будет представлен преимущественно низкоквалифицированной рабочей силой.

Соответственно в этих городах сократятся возможности размещения современных производств. Эта тенденция, однако, при определенных условиях может иметь и положительные последствия. Это связано с развернувшимся жилищным строительством. Для ряда средних и особенно малых городов сокращение численности населения в предстоящий период может достигнуть трети и более.

При этом понятно, что бум жилищного строительства сегодня может обернуться лишними квартирами через 10–15 лет.

 При высоком уровне комфортности застройки эти города в будущем могут превратиться в зоны постпенсионного поселения. Так происходит во всем мире: люди, вышедшие на пенсию, стремятся переселиться из мегаполисов в небольшие, но благоустроенные и компактные города с хорошей экологией. А разница в ценах на жилье позволяет им получить небольшой рентный капитал.

Сокращение численности населения средних и малых городов, имеющих развитую социальную и экономическую инфраструктуру, создаст ряд проблем, связанных с формированием бюджетов городских муниципальных образований.

Уменьшение численности населения в таких городах и сохранение существующей инфраструктуры приведут к значительному росту нагрузки как на городские бюджеты, так и на население (рост стоимости социальных услуг).

При сокращении доли занятых и существующем порядке образования бюджетов городских муниципальных образований неизбежно уменьшение собственных источников наполнения бюджетов. В этой ситуации возможны лишь две альтернативы: или кардинальное изменение методологии формирования местных городских бюджетов, или практически стопроцентное финансирование содержания инфраструктуры этих городов из федерального бюджета.

Одним словом, к 2030 году корректировка административных карт России неизбежна.

В БЕЗВОЗДУШНОМ ПРОСТРАНСТВЕ

Когда сегодня анализируешь отраслевые федеральные программы, предусматривающие дальнейшее развитие отраслей экономики на 10–15 лет, то не покидает ощущение того, что эти программы рассчитаны на реализацию в безвоздушном пространстве, без привязки к конкретным городам и поселкам.

В них просматривается надежда на очередную «невидимую руку рынка», которая путем аукционов на продажу земельных участков распределит инвестиции по точкам их приложения и обеспечит привлечение к инвестициям рабочей силы.

При этом развитием регионов занимается Минрегионразвитие РФ, МЭРТ занимается планированием экономического развития, а Федеральная миграционная служба перешла от попыток учета мигрантов к сбору заявок на них от регионов. Сказать, что в результате мы получили скоординированную реальную миграционную политику и можем предусмотреть и предупредить возможные социальные конфликты в ходе ее реализации, было бы весьма наивным.

В решении этих проблем есть два подхода. Либо мы исходим из экономической рациональности, сосредоточивая ресурсы для возможности привлечения и реализации инвестиций с максимальной экономической эффективностью.

Либо делаем поправку на необходимость сохранения той самой провинциальной городской России, которая пока еще существует, – в отличие от сельской, которая за последние годы уже потеряла более 20 тыс. населенных пунктов.    



Партнеры