Вся правда о Диане

Принц Филипп не мог отдать приказ убить леди Ди, он ее обожал.

14 декабря 2007 в 13:45, просмотров: 895

10 долгих лет принц Филипп хранил молчание, не реагируя на все обвинения Мохаммеда аль-Файеда, кричащего на каждом углу, что именно муж Елизаветы II отдал приказ «убрать» Диану. Бывшая жена наследника британского престола меняла любовников как перчатки, портила репутацию династии Виндзоров, открыто встречаясь с миллиардером Доди аль-Файедом – теоретически все это могло разгневать королевскую семью настолько, чтобы было принято решение «остановить» Диану. Но кто-то должен был взять на себя ответственность и активизировать британские спецслужбы. Кто приказал убить принцессу Уэльскую?

Безутешный отец погибшего вместе с Дианой Доди аль-Файеда уверен, что авария в парижском тоннеле была подстроена по приказу принца Филиппа. На этом предположении строится вся суть иска, рассматриваемого в настоящее время в Верховном суде Лондона. Но Мохаммед аль-Файед может сказать «прощай» мечтам призвать принца Филиппа к ответу. Обнародованная на слушании секретная переписка леди Ди и супруга Елизаветы II не оставляет никаких сомнений: герцог Эдинбургский обожал Диану и не мог иметь никакого отношения к ее смерти.

Судебное разбирательство по делу о гибели принцессы Дианы 31 августа 1997 года инициировал отец ее последнего возлюбленного Доди аль-Файеда. Вот уже не первый месяц жюри присяжных тщетно пытается разобраться в хитросплетениях сложного дела, заслушивая противоречащие друг другу показания многочисленных свидетелей, старающихся припомнить события 10-летней давности.

Представители Мохаммеда аль-Файеда пытаются убедить присяжных, что авария, в которой погибли Диана, Доди и водитель, была искусно спровоцирована британскими спецслужбами, которым, в свою очередь, приказ «убить принцессу» отдал герцог Эдинбургский, принц Филипп. Но чтобы доказать его причастность, необходимо снова по крупицам собрать картину событий 10-летней давности.

Вот что произошло в последний день жизни Дианы, по мнению Мохаммеда аль-Фаеда: в день аварии в тоннеле Альма Доди аль-Файед ненадолго покинул отель «Ритц», в котором поселился вместе с принцессой Дианой. Он отправился в ювелирный магазин и купил кольцо, чтобы сделать своей возлюбленной предложение. Помимо этого один из свидетелей видел, как в тот же день он стоял перед леди Ди на коленях и целовал ее живот, что является косвенным доказательством беременности принцессы. Той же ночью сказка закончилась: везший Диану и Доди «Мерседес» на высокой скорости врезался в 13-ю колонну парижского тоннеля.

Экспертиза показала, что водитель автомобиля Анри Поль находился в состоянии алкогольного опьянения. Он не справился с управлением, пытаясь оторваться от преследовавших машину папарацци. Мохаммед аль-Файед, чей сын погиб на месте, утверждает, что аварию спровоцировал таинственный белый «Фиат», который въехал в тоннель одновременно с «Мерседесом» Дианы и подрезал его. За рулем автомобиля-убийцы сидел агент британской разведки, а прислал его в Париж не кто иной, как сам принц Филипп, решивший покончить с нерадивой невесткой, своим неподобающим поведением бросающей тень на репутацию королевской семьи. Он не мог допустить, чтобы мать наследников престола Уильяма и Гарри вновь вышла замуж, да еще и родила ребенка.

Описанная выше теория заговора против принцессы звучит из уст аль-Файеда так складно и убедительно, что несколько впечатлительных свидетелей тоже поверили, что в тоннеле был тот самый «Фиат», и более того, они видели, как он подрезал Анри Поля.

Весь этот цирк под названием «Мы знаем, кто убил принцессу Диану» изрядно поднадоел королевской семье. Каждое новое слушание отзывается болью в сердцах Уильяма и Гарри, а слепая самоуверенность Мохаммеда аль-Файеда переходит все мыслимые и немыслимые границы. Хватит.

Накануне в Верховном суде были впервые за 10 лет обнародованы письма, которыми обменивались принцесса Диана и герцог Эдинбургский, сообщает The Sun. В них леди Ди обращается к своему «убийце» не иначе как «Дорогой Па».

10 писем к Филиппу, написанные в период с июня по сентябрь 1992 года, доказывают, что Диана очень тепло относилась к своему свекру и была благодарна ему за поддержку в трудные времена развода с Чарльзом. Леди Ди сочиняла длинные эмоциональные письма, на которые Филипп отвечал краткими, но добрыми записками и посланиями, копии которых он сохранял. В общении с Дианой он был сдержан, но уважителен, пытаясь сыграть роль буфера между невесткой и сыном.

«Дорогой Па, я была счастлива получить ваше письмо и прочесть, что вы очень хотите помочь мне, – писала Диана 12 июня 1992 года. – Я благодарна за ваше искреннее и сердечное письмо. Надеюсь, что и мой ответ вы будете читать с удовольствием. С глубокой любовью, Диана».

«Я надеюсь, что мы сможем и впредь общаться подобным образом. Иного пути обмениваться мнениями в настоящее время у нас нет, – писал ей Филипп, стараясь поддержать ее в период, когда многие другие члены королевской семьи старались сделать из нее изгоя. – Если вы попросите меня, я сделаю все возможное, чтобы между вами и Чарльзом сохранились добрые отношения, но должен признать, что с ролью советника по вопросам брака я вряд ли смогу блестяще справиться».

«Ваше письмо меня сильно тронуло, это доказывает, что вам не наплевать, – ответила ему Диана. – Я не согласна, что вы не разбираетесь в вопросах брака. Ваши слова свидетельствуют о глубоком понимании и чувстве такта».

«Фух, а я-то боялся, что немного перегнул палку в своем предыдущем письме. Я рад, что вы все отлично поняли», – писал Филипп через несколько дней.

Лорд судья Бейкер уточнил, что ни в одном из писем Филипп не угрожал Диане, на чем настаивает Мохаммед аль-Файед. А герцогиня Йоркская Сара Фергюсон уточнила, что Диана прожила в королевской семье 15 лет и знала, «как решаются все вопросы в этих кругах». Если бы кто-то задумал ее убить, леди Ди это бы поняла. Но ни разу принцесса Уэльская не обмолвилась о своих страхах.

Но и это еще не все: на днях показания в суде давала ближайшая подруга принцессы Дианы Роза Монктон, которая разрушила все схему обвинения, заявив, что Диана не собиралась выходить замуж за Доди и до самой смерти продолжала любить своего бывшего любовника, врача Хасната Хана. 54-летняя Монктон также опровергла слух о беременности Дианы, сообщив, что незадолго до аварии у нее были месячные. А купленное ей кольцо принцесса собиралась носить на правой руке, чтобы отделаться от ощущения, что Доди пытается ее купить.

«Она сказала: «Я знаю, что он собирается подарить мне кольцо, но оно прямиком отправится на палец на правой руке», – вспоминает Роза одну из последних бесед с подругой. – Она намного больше говорила о Хаснате Хане, чем о Доди. Хаснат был любовью всей жизни для Диана, она надеялась, что они вновь сойдутся и поженятся. А Доди был просто летним увлечением».

Все это лишний раз доказывает, что смерть Дианы – трагическое стечение обстоятельств. Никто, и в особенности принц Филипп, не собирался убивать ее. Принцесса Уэльская если и была влюблена в Доди, не была готова ни выходить за него замуж, ни рожать от него ребенка.

Суть претензий Мохаммеда аль-Файеда теперь уже мало кому ясна, слушания по делу о гибели Дианы продолжаются, хотя многие приближенные к леди Ди, и в первую очередь ее сыновья, мечтают, чтобы дотошные, одержимые теорией заговора адвокаты аль-Файеда перестали тормошить давно ушедшее прошлое и позволили принцессе покоиться с миром.



Партнеры