Игорь Ларионов: «Если нет таланта, никакая фамилия не поможет»

17 декабря 2007 в 16:54, просмотров: 278

Три года назад Игорь ЛАРИОНОВ сыграл свой последний, прощальный матч, чтобы окончательно и бесповоротно уйти из большого хоккея.

Сейчас легендарный центрфорвард живет в Лос-Анджелесе, воспитывает двух дочерей и одного сына, занимается винным бизнесом и раз в неделю выходит на лед с клюшкой.

«ДЛ»: Вы – звезда хоккея, но сейчас все больше ваше имя связывают с бизнесом. Почему пришла идея заняться именно производством вина, а не чем-то другим?

Игорь Ларионов: У меня есть еще один бизнес, который я не афиширую: небольшой центр в Детройте, где спортсмены проходят курс восстановления после травм. Но основное – это, конечно, вино. Это благородный бизнес, красивый: я ничего ни у кого не отбираю, не продаю нефть или газ. Я стараюсь сделать так, чтобы все было чисто и прозрачно: моя репутация, мое имя и качество того, что я делаю. Это мой концепт в плане бизнеса.

«ДЛ»: Производство вина требует больших вложений – свои виноградники и винодельни…

И.Л.: Пока что ничего этого нет. У меня есть контракт с виноделами, которые делают вино на протяжении нескольких поколений и имеют безупречную репутацию. Они собирают виноград и делают вино. Когда вино выдержано и сделано, моя задача – приехать и сделать последний купаж, который потом в бочке выдерживается месяцев шесть до розлива в бутылки.

«ДЛ»: А чем вы занимаетесь помимо бизнеса? Не хочется выйти на лед с клюшкой?

И.Л.: Выхожу, конечно. По воскресеньям в Лос-Анджелесе играю с очень интересной командой: режиссеры, продюсеры, киноактеры.

«ДЛ»: Нет ли желания вернуться в профессиональный хоккей? Я знаю, что вам регулярно поступают выгодные предложения.

И.Л.: Сейчас стало тенденцией: громко заявить о своем уходе, сделать на этом пиар, а потом как ни в чем не бывало вернуться к прежнему делу. Я считаю, что уходя – надо уходить. Мое решение было обдуманным и взвешенным. Я уже отыграл свое и сейчас готовлю себе достойную смену: у меня сын играет в хоккей.

«ДЛ»: Вы его лично тренируете?

И.Л.: Нет, я смотрю как родитель – со стороны. Я не хочу его выделять, это несправедливо по отношению к другим детям.

«ДЛ»: В большом теннисе ведь родители детей тренируют.

И.Л.: Теннис – это индивидуальный вид спорта, там все иначе. Хоккей – групповой вид спорта, поэтому кто-то будет обделен вниманием. Я просто смотрю со стороны, какие-то замечания потом делаю.

«ДЛ»: Я знаю, что вы участвуете в детском хоккее не только как родитель…

И.Л.: Я помогаю развивать детский хоккей, навожу мосты между разными странами, чтобы дети могли не только общаться на льду, но и наблюдать какую-то культуру. Это отнимает много времени, но я об этом не жалею.

«ДЛ»: Ваши девочки готовятся пойти в большой шоу-бизнес. Как вы отнеслись к их увлечению музыкой?

И.Л.: Почему бы и нет, если у них есть талант и огромное желание.

«ДЛ»: Многие родители считают, что музыка – это несерьезно, и хотят, чтобы дети стали юристами или дантистами…

И.Л.: То же самое говорили и про спорт в свое время. А сегодня футбол и хоккей открывают широкие двери. Это стало частью политики. Многие вещи решаются на хоккейном или теннисном матче. Поэтому говорить, что спорт или музыка – это несерьезно, пожалуй, неправильно. Если ты делаешь это хорошо, если вокруг тебя находятся правильные люди – это может стать серьезным, успешным бизнесом.

«ДЛ»: Вы им помогаете, вкладываете в них что-то?

И.Л.: Стараюсь – это же мои дети. Но дело в том, что в Америке ничего не покупается. Сейчас в музыкальном бизнесе каждый открывает дорогу себе сам.

В России девочек продюсирует мой друг Игорь Сандлер. У них уже были концерты в московских клубах и на многих концертных площадках. Публика принимает их хорошо – а это главный показатель.

«ДЛ»: Они афишируют свою фамилию?

И.Л.: У любого артиста есть бэкграунд. Так не бывает, чтобы появился «мистер Икс», а что за ним стоит –
никто не знает. У каждого артиста есть своя история – в данном случае фамилия и есть история. Но если нет таланта, то никакая фамилия не поможет.   




Партнеры