Путевые заметки

О том, как относится к инвалидам наша милиция.

17 декабря 2007 в 16:02, просмотров: 297

В воскресенье я поехала к маме. Зашла на станцию метро "Речной вокзал" и стала просить женщину-контролера чтобы она меня пропустила, так как у меня осталась одна неиспользованная поездка, а срок действия билета истек четыре дня назад. Женщине-контролеру в этот момент не повезло, так как именно тогда она старалась получить деньги от девушки, которая, очевидно, хотела оплатить поездку на метро дешевле, чем другие. Мне контролер отказала, и я пошла искать правду у старшего кассира.

В поисках правды я наткнулась на инвалида с культями, который недалеко от касс уперся в стенку головой. Я стала его спрашивать, не нужна ли ему медицинская помощь. Спросонья он не понял, чего я от него хочу. Я обратилась за помощью в подразделение милиции, которое находилось рядом с кассами. На мои предложения по поводу помощи инвалиду я получила следующие ответы. Версия милицейская первая: помочь они ему не могут, так как он находится на земле, а они милиция в метро, которое под землей. Как раз в это время на станции под землей сидел парень, у которого тоже культи. Вопросов к этому парню, а он уже несколько месяцев просит на этом месте милостыню, у милиции почему-то не было. Когда я решила оспорить утверждение о "подземности" милиции и попросила дать мне телефон их руководства, появилась вторая версия о том, что этот инвалид уже несколько недель здесь живет, и им его жалко выгонять на улицу. А помощь медиков инвалиду не нужна, так как он неоднократно на предложения со стороны милиции вызвать скорую помощь давал отказ.

Я подошла к инвалиду и спросила его, предлагал ли ему кто-нибудь из милиционеров вызвать скорую помощь. Инвалид сказал, что никто не предлагал. Я спросила его, нужна ли ему такая помощь. Он сказал, что нужна, так как культи болят. Я опять к милиции.

Пока суд да дело, смотрю, один из милиционеров инвалида на улицу выгоняет. Я подошла и сказала, что до приезда "скорой" не дам выгнать на улицу инвалида. Меня стали настоятельно приглашать пройти в милицейскую каморку, а я стала отказываться. Тут к нам подошел военный патруль. Главный патрульный спросил, не нужна ли нам их помощь. Я сказала, что нужна, и что пока я буду в каморке у милиционеров, инвалида выкинут на улицу. Главный патрульный сказал, что он оставит около инвалида своего помощника, пока я буду в каморке.

В каморке мне удалось побеседовать по телефону с начальством местных милиционеров. Из разговора я узнала, что отношение к людям, которые попали в беду, у начальства точно такое же, как и у подчиненных. Я хотела вызвать "скорую", но мне сказали, что в этом нет необходимости, так как милиция сама сейчас вызовет бригаду скорой помощи. На вызов приехали две молодые женщины, которые всем своим видом стали показывать, что меньше всего им сейчас нужны проблемы с этим инвалидом.

Однажды я имела дело с такими же "сердобольными" врачами. У бабушки моего мужа сильно заболела нога. Приехали две свистушки. Толком ничего не посмотрели, но сказать сказали, что, мол, мы своих бабушек в больницы не сдаем. Через некоторое время после их отъезда состояние бабушки стало резко ухудшаться. Второй раз на вызов приехал врач-мужчина. Он сказал, что срочно нужно в больницу, так как у бабушки началась гангрена. Время было упущено, и бабушке полностью отрезали одну ногу. Этого ее организм не выдержал, и через несколько дней после операции она умерла.

В этот раз "сердобольные" стали мне говорить о том, чтобы я представила, как в то время, как они здесь возятся с этим, их ждут в другом месте (возможно, кому-то повезло, что не они приехали в то другое место, а приехала другая бригада). С грехом пополам инвалид погрузился в машину. При этом "сердобольные" успели поиздеваться над его мокрым задним местом.

Я повидала маму и поехала обратно. Уже почти подхожу к дому и вижу такую картину: от автобусной остановки отъезжает милицейская машина, а на лавке остается сидеть какой-то человек. Так как было уже поздно, я подошла к этому человеку. На его ногах были резиновые банные тапочки. Долго все объяснять не буду. Все то же самое. Некоторым милиционерам (и не только) на людей наплевать.



Партнеры