Сколько стоит кусок России…

17 декабря 2007 в 14:11, просмотров: 521

Кажется, что многогранная сущность, нутро нынешней деловой элиты подробно и обстоятельно отражены в прессе, художественно обобщены в романах и мемуарах, ежедневно телеэкранизируются в режиме онлайн.

Богатая палитра… И все известны, и всё известно о наших олигархах, предпринимателях, коммерсантах средней руки и малого бизнеса. Но, оказывается, не все кормящие Россию, поднимающие экономическую мощь страны новые русские на виду у миллионов. Среди них, возможно, и Феликс КОМАРОВ – настоящий профессионал в разных сферах приложения своих сил и средств.

О нем ходят легенды, его имя произносят с почтением, даже с трепетом. Так вышло, что в 90-е годы, уехав из России, он несколько лет прожил в США, потом вернулся на родину и сразу же вошел в элиту делового столичного истеблишмента.

Галерейщик, ресторатор, коллекционер, благотворитель, доктор экономики, друг, сотворец и деловой партнер самых крупных нынешних российских художников – Эрнста Неизвестного, Михаила Шемякина, Олега Целкова и других. Он оживил в памяти американцев имена великих Дягилева и Фаберже, открыв (каким-то чудом) в самом центре Нью-Йорка, а значит, в самом центре Америки, свой офис на Манхэттене, по соседству с дорогими отелями и бутиками – галерею «Русский мир», чем потряс не только обывателя, но и верхушку делового мира по обе стороны океана.

Недаром в 1996 году Феликс Комаров был назван «Человеком года» Рокфеллеровским клубом, единственным русским представителем которого он является и поныне. В верхушку делового мира России Комаров вошел, возглавив в 1993 году представительство компании «Роллс-Ройс».

Среди посетителей и клиентов художественной галереи «Russian World Gallery» были принцесса Диана и Доди Аль-Файед, Аль Пачино и Сильвестр Сталлоне, Мстислав Ростропович и Галина Вишневская, Владимир Васильев и Вячеслав Фетисов, мэр Нью-Йорка Рудольф Джулиани и Хиллари Клинтон, Евгений Евтушенко и Андрей Вознесенский, Евгений Кисин и многие, многие другие.

У всех, кто знает Комарова, на устах его формула: «Всегда побеждать обстоятельства, быть фанатиком успеха». Он считает, что деловой человек должен выходить победителем из любой ситуации. Главное – работать, все делать со знанием дела, быть мастером, мэтром.

Одна из его деловых заповедей звучит так: «Я отказываю себе в праве на неудачу». Вот почему он встает на час раньше восхода солнца. Главное для бизнесмена – не упустить приближающийся миг удачи.

Так вышло, что Комаров уехал в США не потому, что ему захотелось заокеанской красивой жизни, а потому, что советская система не давала ему возможности развернуться в полную силу. Такие люди нашему государству в те годы были не нужны, таких особо не привечали – или в чем-то подозревая, или попросту завидуя их незаурядным способностям. И Комаров на время поселился в Нью-Йорке. Но важно не это, а то, что он давно уже в России, в Москве.

«Деловые люди» первыми в нашей прессе печатают фрагменты из книги Феликса Комарова, которая выйдет в свет к его юбилею в январе 2008 года.

СПЕШИТЕ ЖИТЬ С КРЕЙСЕРСКОЙ СКОРОСТЬЮ

Сегодня огромное количество людей помогают бедным. Реально или декларативно – это второй вопрос. Но помогают.

Социально, финансово, благотворительными пожертвованиями, что само по себе очень важно для любого человеческого общества. Ведь много людей находятся еще по ту сторону успеха. Но я подметил, что большая группа людей осталась вне помощи, хотя она в ней не нуждается. Звучит парадоксально, если я скажу, что имею в виду людей успешных, богатых. Я считаю, что им надо помогать. Ведь богатство и счастье, на мой взгляд, совершенно разные вещи. И многие, не понимая, путают эти понятия.

Деньги могут помочь человеку стать счастливым, потому что они позволяют исполнять все желания и капризы, дающие ощущение свободы, вседозволенности. Но само по себе богатство не дает людям счастья.

Я знаю очень обеспеченных людей, но они серьезно несчастливы, и им требуется помощь. Часто разноплановая. Ведь они должны вести определенный образ жизни, у них свое отношение к себе, к людям, к одежде, к маркам машин… И вот как раз в этой ипостаси я стараюсь быть некой альтернативной фигурой тому, что давно уже называется понятием «новые русские».

Да, можно быть новым, да, можно быть богатым русским  и важным, но можно и, наверное, важнее, быть просто интересным, живым, позитивным человеком.

Мне удается помогать людям, потому что я не делаю этого ни в назидательной, ни в какой-то насильственной форме. Я ведь не Макаренко и не Сухомлинский. Иногда мне говорят: «Какой вы молодец. Вы сделали то-то и то-то», но я отвечаю: «Нет, я эгоист, все это я делаю для себя. И если это нравится людям, радует и меня».

Меня спрашивают, верно ли, что пришедшего к благосостоянию человека необходимо учить жить раскованно, позитивно, с верой в будущее. Я отвечаю: вспомните Эйнштейна, который говорил, что человека нельзя научить решать задачи. Человек может только сам научиться решать задачи. Я считаю, что человека нельзя научить быть счастливым. Да, ему можно подсказать, показать своим примером, своей энергетикой, что во всем надо видеть только хорошее, даже если ты оказался в сложной ситуации. Скажу так: допустим, потеряв определенные деньги, я не теряюсь, ибо считаю, что это повод заработать новые. И еще маленькая деталь, но довольно символическая: раньше я считал, что один доллар – это одна миллионная часть миллиона, а сегодня твердо знаю, что один доллар – это сто центов. То есть во всем в нашей жизни можно найти положительное, если смотреть на жизнь открытыми глазами. Недаром говорят, что у того-то «глаз горит», для меня горящий взгляд – это незатуманенное проблемами и негативными мыслями видение жизни. И надо уметь, а главное – успеть, ведь жизнь летит быстро, жить с крейсерской скоростью.

Пробиваться сквозь неудачи, проблемы, предательства… Даже ремонт приходится делать на полном ходу, без захода в тихую гавань.

БЕЛЫЙ ПРОПУСК НА ИНАУГУРАЦИЮ В БЕЛЫЙ ДОМ

Однажды в мою галерею в самом центре Нью-Йорка, ставшей знаменитой в Америке, пришла Хиллари Клинтон. Ее визит был связан с тем, что тогдашний государственный секретарь США Мадлен Олбрайт собирала броши, и жена президента решила сделать ей подарок то ли на день рождения, то ли в честь какой-то важной даты. С того посещения прошел примерно год, и, к моему удивлению, я вновь увидел Хиллари Клинтон у себя в галерее. Ее, как положено, сопровождала охрана. Осмотрела экспонаты, бросила взгляд на стены.

Она была дружелюбна, разговорилась со мной. Мы сели за столик, выпили кофе, чай с русскими конфетами. Одним словом, важная посетительница осталась довольна. Прощаясь, госпожа Клинтон как бы невзначай сказала: «Скоро инаугурация моего мужа, я приглашу вас. Вы бывали в Белом доме?» – Я говорю: «Нет, не бывал». – «Ну так вот, я приглашу вас к нам».

Она это так сказала, что не совсем было ясно, куда приходить, когда и для чего. Дескать, приходите – и все. Это как-то немного по-русски: тебя куда-то пригласили, а ты выбросил это из головы. Наступила зима, большой для Америки праздник Christmas. И вдруг с курьером я получаю приглашение – пакет с сургучом из самой канцелярии Белого дома со штампом «Президент Соединенных Штатов Америки». Я подумал, что это какая-то шутка, новогодняя мистификация.

 Но тем не менее, аккуратненько открыв послание с сургучной печатью, с удивлением обнаружил, что меня и впрямь приглашают на инаугурацию президента. Да еще и интересуются – найду ли я время, удобно ли мне, готов ли я, буду ли в эти дни я находиться в США. Мое согласие просили подтвердить по телефону.

Моя помощница-американка тут же набрала указанный номер. На том конце провода подтвердили: да, моя фамилия в списках приглашенных, и если я намереваюсь участвовать в инаугурации, то меня просят назвать, в каком отеле я хотел бы остановиться. Тут я, конечно же, с удивлением и с удовлетворением понял, что я действительно приглашен в Белый дом. Приглашение было на два лица – на мое и мою супругу. В то время в Америке я находился один, и моя секретарша спросила, могу ли я приехать на торжества с сыном? Да, сказали, конечно, можно. В назначенный день мы с Романом на поезде приехали в Вашингтон. Взяли такси, поселились в отеле. Портье вручил нам пачку билетов-приглашений. Не одно приглашение, а именно целый пакет – и на церемонию, и на концерт, и на торжественное чествование…

В тот вечер мы вовремя легли спать. Ведь на другой день рано утром нам надо было ехать на церемонию инаугурации.

Мы вышли на улицу, сели в такси и сказали: «В Капитолий». Водитель известил, что сегодня к Капитолию нас и близко не подпустят: там охрана, оцепление. Я говорю: «Ну давайте попробуем, где остановят, там и остановят».

День выдался холодный, морозный. Водитель нажал на газ, проехал пару километров, и нас действительно остановили. Мы показали пропуска. Я обратил внимание, что все люди, которые показывали пропуска, без задержки проходили дальше, а на нас почему-то обратили особое внимание и куда-то стали звонить. Через пять минут замешательства нам дали дорогу. Уже пешком мы прошли метров пятьсот, и нас снова остановил следующий пост. Мы показали пропуска, и опять охранник куда-то позвонил. И нас вновь пропустили ближе к Белому дому. Таким вот образом мы миновали 11 постов и оказались действительно прямо у самого Капитолия. Каково же было мое удивление, когда последний офицер торжественного наряда вдруг посмотрел на нас и вежливо отчеканил: «Вам, сэр, сюда» – и указал рукой на главный вход Капитолия.

В этом главном здании Америки, в святая святых этой страны, я оказался впервые. И первый, кого я увидел и чуть ли не столкнулся с ним, как говорится, лоб в лоб, был государственный секретарь Альберт Гор. Удивительно, он поздоровался с нами, улыбнулся и пожелал нам удачи.

Церемония, на которой мы оказались в качестве гостей, была устроена по-американски с размахом и помпезностью. На ней присутствовало около миллиона человек. Но основная масса находилась на Капитолийских холмах, и мы прошли сквозь целую систему пропусков разного цвета – красный, розовый, зеленый, синий. Как оказалось, наш пропуск был самым «проходным» – белого цвета. Такие пропуска были выданы только избранным. Но так и вышло, ведь мы получили пропуск от жены самого президента Соединенных Штатов. Даже полицейские не видели никогда таких пропусков. Мы сидели в пятидесяти метрах от Билла Клинтона. Вот такая интересная история. Она связана со мной как с деловым человеком, ведь с Хиллари Клинтон свел мой бизнес, мое дело, моя галерея. Приятно, что я понадобился самой жене президента США.

ОГНЕННЫЕ СТЕПНЫЕ ВОЛКИ – ЭТО ТАК КРАСИВО

Кем только меня не считают – и галерейщиком, и ресторатором, и благотворителем, и коллекционером. Но сегодня главное в моей жизни, что я глава инвестиционно-строительного фонда «Норд Стар». Это большой строительный фонд, и я его учредитель. Для меня само понятие «строить», быть может, самое главное. Ведь вся Россия сегодня именно строится, а это значит – уверенно смотрит в завтрашний день. Вот и мне как деловому человеку показался весьма важным и интересным довольно большой проект: я решил приобрести в собственность 95 гектаров земли на российско-китайской границе. Приграничный город Маньчжурия, конечно же, на слуху у всех россиян: вальс «На сопках Маньчжурии», Белое движение, город Харбин… Все это – да, белая кость. Но сегодня те места не белая кость и уже не красная, а это наша российская земля, а визави – китайская, вроде бы чужая. Но у китайцев можно многому научиться. Вот я и решил быть поближе к ним.

Когда я со всеми необходимыми бумагами прилетел в те края, меня принимал мэр города и представители Министерства иностранных дел Китая. Интересная была ситуация, ведь рабочая неделя у китайцев, оказывается, длится семь дней. Выходит, работают они всегда, круглую неделю. И встречу назначили на 10 часов вечера. Переговоры прошли успешно, доверительно, продуктивно. С российской стороны в них участвовали глава Забайкальского района, переводчик и я.

А с китайской стороны – около двухсот человек. Но как же мне было приятно видеть перед собой на чужой вроде бы границе флаг нашей России. Переговоры при даже численном китайском превосходстве были на равных. Китайцы особенно не торговались, ведь они понимали, что этот проект им выгоден, а я подчеркнул наше позитивно-дружелюбное отношение: «Ваши деньги нам не нужны, мы все построим сами», – сказал я в своем выступлении.

Вот так начал осуществляться мой проект о совместном российско-китайском бизнесе – создании культурно-экономической зоны. Горжусь тем, что решение об этом принималось на самом высоком уровне наших двух стран.

Почему я выбрал именно тот глубинный, дальний район нашей страны, а, скажем, не на границе между Россией и Узбекистаном? В общем-то все просто – ведь сегодня весь мир следит за тем, что происходит в Китае, в этой огромной стране с миллиардным населением. Китай развивается мощно, бурно. Конечно, я мог вложить свои деньги, и это было бы, наверное, злободневно, где-нибудь в районе Сочи, куда сегодня ринулись многие наши деньгодержатели-бизнесмены.

Но моя интуиция, мое деловое чутье подсказывают, что попутный ветер, который помогает раздувать деловые паруса, дует именно в той части земного шара. Вот почему я принял решение быть ближе к Востоку.

Кстати, недавно один центральный канал позвал меня принять участие в передаче про человеческую интуицию, понятие очень важное для делового человека.

Я с удовольствием рассуждал на эту тему перед зрителями. А, как известно, интуиция на Востоке считается высшей формой человеческого мышления.

Не могу не восхититься еще раз красотой тех уникальных мест. В свободный час мы проехались по периметру России, туда, где сходятся три государства. Там стоял столб с православным крестом. На этом месте соединились три границы – российская, монгольская и китайская. В шутку могу сказать, что я нелегально пересек границы двух сопредельных стран. Удивительные места среди сопок, холмов, одних только видов цветов и трав, как мне сказали, там более 120. Как у Высоцкого: «А на нейтральной полосе – цветы». Все благоухало.

Тишина просто звенела. Когда я садился в джип, то мне показалось, что невдалеке бежит огонь. Я спросил, что это. А мне сказали, что это стая знаменитых красных китайских собак. Они такие яркие, пылающие, огненные. Красные степные волки.

Многие спрашивают, сколько же стоит кусок земли там, на Востоке. Как ответить на этот вопрос? И можно ли? Дорого ли стоит земля Родины? Конечно же, ответ напрашивается сам собой: любой кусок России бесценен. Вот и я как деловой человек очень доволен тем, что стал «хозяином» небольшого, но бесценного родного куска нашей России.

МОЯ ЗВЕЗДА ВСЕГДА НАДО МНОЙ

Да, я россиянин, и хотя прожил в Америке около 10 лет, меня, конечно же, как коллекционера, знатока живописи интересует прежде всего российское искусство, а в нем особняком стоящая иконная живопись. Я с удовольствием помогаю организовывать выставки, выпускать книги, каталоги. Недавно я четыре часа провел в Третьяковской галерее на открытии уникальной выставки, посвященной ста величайшим иконам из ярославских музеев. То, что я увидел, произвело на меня огромное впечатление, восторг перед мастерами древней живописи. Я часто посещаю разного рода вернисажи, большинство из них как бы диаметрально противоположны тому, что творили древние мастера. Конечно, я понимаю, что на дворе другое тысячелетие, другие люди, иные вкусы и культура. Я видел, какими глазами смотрели мои коллеги, мои друзья, представители бизнеса на лики великих святых. И вот о чем я подумал.

Конечно, на многих выставках лидеров сегодняшнего «нового» искусства экспонируются трудно воспринимаемые вещи. На одной из выставок экспонировались куски свежеразделанного мяса, живого, кровавого.

Это происходило в затемненных залах, горели свечи, канделябры, огромные цветные телемониторы увеличивали эффект. Лица многих светились искренним интересом, и я подумал: ну что же, одни идут и восхищаются ярославской иконой, а другие с чувством взирают на образцы модных сегодня художественных течений.

Но это лучше, нежели заниматься чем-то иным, вводящим людей в заблуждение, опускающим их вкусы.

Ведь диалог пристрастий движет искусство и саму жизнь. Главное, чтобы глаза горели…

Меня спрашивают, почему на фотографиях, сделанных во время моей жизни и работы в Америке, мои глаза смотрятся грустными. Отвечу так: когда рождается человек, рождается и его звездочка, живет человек, а над ним горит его звездочка. Обстоятельства моей жизни сложились так, что я оказался на другой части земного шара. Я-то переехал туда, а вот звездочка моя осталась на месте, там, где я родился. А чтобы ответить тем людям, которые говорят о моих грустных «американских» глазах, я предлагаю взглянуть в мои глаза сейчас, в России. Они – радостные, веселые, потому что я здесь, у себя дома. И со мной всегда моя звездочка. Уверен, именно она помогает человеку быть счастливым.



    Партнеры