Судьба моремана

Первая история на конкурс "Выпьемза!".

21 декабря 2007 в 11:45, просмотров: 332

Ну вот почему так? Почему самые забавные, смешные, грустные, комические и не очень случаи происходят с нами именно на Новый год?

Материала уже скопилось столько, что хватило бы не на одну докторскую диссертацию, вот только что–то желающих научно обосновать эту закономерность не находится.

А поскольку рассказывать только о случившемся на Новый Год, не предложив  новогодний тост – верх неприличия, я предоставляю на Ваш суд, достопочтенные читатели ЖГ, этакий новогодний "винегретик" из двух частей.

Чуток объемно получилось, не обессудьте, все ж таки самый любимый праздник.

Итак, хотите верьте, хотите нет, а дело было так:

 

Часть I.   Судьба моремана.

Перед Новым, 19ХХ годом, я, волею судеб, обитал на славном эскадронном миноносце "Бесшумный", расположившимся на профилактический ремонт в Северном судоремонтном заводе, что в Советской Гавани.

И по прихоти той же судьбы выпала мне ноша нести вахту с 20.00 до 00.00, аккурат 31 декабря. Разумеется, более обласканные судьбой и начальством, чем я, мои сослуживцы веселою гурьбой отправились на берег встречать Новый год. На построении наш суровый замполит строго–настрого предупредил всех увольняющихся о том, что первейшая обязанность моремана – блюсти высокое звание военного моряка и каждый, кто будет замечен в небрежении того блюдения, получит приличествующую степени вины выволочку, особливо карался тяжкий грех пьянства.

Но, как известно, один из законов моря гласит: замполит предостерегает, а мореман располагает возможностями пренебречь тем предостережением. Соответственно, какой русский не поднимет стаканчик за такой праздник, да еще вдали от родного очага? И все бы сошло с рук нашим матросикам, вот только даже кэп не мог предположить, что на наш эсминец заявится проверять прибытие личного состава из увольнения оперативный дежурный по базе. А по случаю такого праздника тем дежурным был сам командир базы – капитан первого ранга имярек!

Ровно за 15 минут до ноля часов каперанг поднялся к нам на борт, выслушал доклад вахтенного офицера, из которого узнал, что на корабле без происшествий, личный состав отдыхает, из увольнения на берег еще не прибыли трое матросов. Каперанг отметил, что осталось всего десять минут до конца срока увольнения, и изъявил желание поприсутствовать при возвращении уволенных. Ровно через четыре минуты на пирсе появилось три фигуры, составляющие живописнейшую композицию на тему: друга в беде не бросают! Двое вели под руки третьего, при этом те замысловатые фигуры, которые выписывали ноги этого третьего, наглядно демонстрировали его физическое состояние.

Двое подвели третьего к началу трапа, быстренько просекли ситуевину, и, парой тумаков напутствовав сотоварища, отпустили его. Тот, цепляясь за ограждение, шустренько поднимается на борт, на лице явно различимое облегчение: "Дошел!" И тут он видит, что вместо вахтенного офицера его встречает незнакомый каперанг с повязкой дежурного по базе. Наш матросик не растерялся, принял  прописанное в Уставе положение "смирно" и начал рапортовать: "Товарищ капитан первого рам… раг... рангма, уфффф". А надо заметить, что было довольно тепло, каперанг обильно потел, и вот он левой рукой снимает шапку, правой достает из кармана платок, и, промокая лысину, злорадненько так: "Правильно, я капитан первого РАНГА, что-то еще хотите сказать, товарищ матрос?"

Матросик чуток побелел, потом совершенно явственно позеленел, набрал полные легкие воздуха и проорал: "Матрос Иванов из увольнения при…буааааааа".

Содержимое желудка несчастного матросика исторглось из его глотки и аккуратненько так наполнило шапку каперанга, которую тот, по неосторожности, держал рядом с матросиком, причем наполнило с верхом, чуток даже на ботинки каперанга пролилось.   

Все! Слов описать дальнейшее не хватает, тем более, что и слов-то не было, глотка облеванного каперанга не менее десяти минут изрыгала семиэтажные междометия о несчастных детстве и юности того матросика, его преступном отрочестве и его незавидном будущем.

Вот такой случай, очевидцем которого я был, произошел при наступлении Нового 19ХХ года на Тихом океане.

 

Часть II. Новогодний Тост.

 

Дай нам боже сил изменить то, что мы можем изменить,

мужества пережить то, что изменить невозможно,

и мудрости отличить первое от второго!

Эрго, БИБАМУС!

 

С наступающим Новым Годом друзья,  удачи во всем для всех читателей ЖГ!



    Партнеры