Экспромт

Лирическая комедия с элементами клоунады.

24 декабря 2007 в 16:15, просмотров: 452

В связи с ограниченным количеством участников, идет вне конкурса. Я мысленно пролистал новогодние праздники в книге своей жизни и не нашел убойного материала, который можно было бы выставить на конкурс. Конечно, мог бы сделать рассказ из ничего, но почему-то не захотелось заниматься сочинительством в канун Нового года.

А новогодние праздники у меня многие годы проходили по одному и тому же сценарию. Сначала мы провожали Старый год где-то в 11.30, затем под бой курантов встреча Нового года, а дальше самое интересное: в час ночи я брал санки, детей и уходил с ними за наш дом, где был огромный пустырь с богатым набором гор и пригорков на любой вкус. Вот, где был настоящий праздник! Жители близлежащих домов выходили с детьми на улицу, постепенно заполняя, казалось бы, безжизненное пространство смехом и весельем, и именно там, на улице, чувствовалось, как начинает свое движение Новый год.

Что мы с детьми вытворяли, не поддается описанию, скажу лишь, что по возвращении с них приходилось абсолютно все снимать и переодевать в сухое, заблаговременно заготовленное. Эти моционы на свежем воздухе делали меня неуязвимым от коварства алкоголя, и давали возможность сколько угодно усугублять до самого утра.

Но не всегда я был мудрым и опытным. Был у меня единственный случай в жизни, когда я потерял контроль над ситуацией, а она (ситуация) полностью мной овладела на несколько часов. И если бы эта история произошла зимой, а не летом, то я вряд ли настукивал бы ее сейчас на клавишах.

Мы с женой только поженились и отдыхали у ее сестры в Западной Белоруссии. Райский уголок на границе с Польшей и Литвой, рыбалка изумительная, даже судачка можно было зацепить, ездили в Вильнюс, в Палангу, короче, полноценный отдых.

Я уже как-то писал, что родственники были медиками, а в то время модным было из Москвы засылать проверяющих во все концы нашей необъятной Родины. Вот такой проверяющий и нагрянул. Работа не пыльная, тебя встретят и проводят, накормят и напоят, а также организуют культурную программу. Вот этого самого проверяющего повезли мы (мы – это медицинская верхушка района и я) на рыбалку. Когда мы проезжали мимо реки Вилия не останавливаясь, я было возмутился, говоря, что мы только вчера здесь таки-и-и-их вытаскивали, и раздвинул руки насколько позволяли те стесненные обстоятельства в которых находился. На что мне ответили, что время дорого, и будет экспромт.

В самом деле, уже вечерело, и, приехав на берег большого пруда рядом с деревушкой, где проживали одни поляки, мужики достали бредень и прошлись с ним несколько раз у берега. Под котелок приладили паяльную лампу, чтобы не тратить время на разжигание костра, но уха удалась, несмотря на "экспромт", знатная. Пили мы неразбавленный медицинский спирт, потому что если его разбавить, как мне объяснили, то получится страшная гадость. Технология такова – берешь рюмку со спиртом, залпом ее выпиваешь и сразу же запиваешь его минеральной водой.

Под спирт да под уху пошли задушевные разговоры, со стороны деревни прибрел старый поляк и встал как вкопанный около нашего табора. Кто-то ему предложил: "Дед, хочешь польской водки?". Слово "польская" сработало безотказно, дед хряпнул рюмочку, отстранил руку с предложенной ему водой, тихо сказал: "Это не польская водка" и побрел дальше своей дорогой. Постепенно я стал замечать, что ребята стали сачковать, уменьшали дозу или вообще держали паузу. Подумалось: "Слабаки", у меня-то ни в одном глазу.

Не помню точно, сколько я пропустил, перед тем как надумал помыть руки в пруду. Встал на мостик, на котором полоскают белье, наклонился и больше ничего не помню. Сам ли выполз, или бреднем меня выуживали. Не помню, как меня переодевали и выжимали. Светало, когда мы подъезжали к городу, начало проясняться в голове, и попытка осознать, что же произошло, как можно в одну секунду перейти из состояния почти трезвого человека в полное небытие.

Жена встретила неласково, да и можно было понять ее эмоции, вид у меня был весьма экзотичный – в пиджаке проверяющего, который был мне явно не по размеру, в отжатых брюках и с мутным взглядом. "Ирония судьбы…" отдыхает. Началась долгая и нудная воспитательная работа, а у меня одна мысль – скорее раздеться и спать, спать, спать… Когда я снял брюки, за моей спиной все стихло, повисла тяжелая пауза…. И сразу за этим взрывное: "Посмотри на себя, в каком ты виде". Я посмотрел на себя в большое зеркало. На меня смотрел слегка помятый, но довольно симпатичный молодой мужчина с идеальной фигурой. Удовлетворенный осмотром, я с удовольствием слегка поиграл тренированными мускулами и спросил: "В каком виде?" – "Да ты сзади посмотри!". Я повернулся к зеркалу спиной и с ужасом увидел белый лоскут на плавках. Они были на мне, мало того, что наизнанку, да еще и задом наперед. Видно, после отжимки я мало задумывался над правильностью их водружения на место…

Следующий день прошел в холодной войне и робких с моей стороны попытках объяснить, что я стал жертвой стечения обстоятельств. Что интересно, не было похмелья, а был ровный легкий кайф, и с каждым выпитым стаканом воды он возобновлялся с новой силой. Мы сильно любили друг друга, и к вечеру мне дозволено было держать оправдательную речь и привлечь свидетелей защиты, которые подтвердили, что в таком состоянии, в котором я находился, налево далеко не уйдешь, впрочем, направо тоже.

P.S.: Несколько лет подряд, встречаясь с участниками этой "рыбалки", я пытался выяснить подробности своего купания и последующего за ним периода, но от всех получал ответ, что они были не в лучшем состоянии и ничего не помнят. Короче, рыба – не лучшая закуска для чтения "Шекспирта" в больших объемах.



Партнеры