Книжный червь

28 декабря 2007 в 15:41, просмотров: 190

Петра Хаммесфар

Ложь

Странная история приключилась с Сюзанной Ласко. Как-то однажды, направившись в очередной раз устраиваться на работу по причине неудовлетворительного материального положения, неожиданно она столкнулась в лифте с некоей дамой. Дамой мало того что приятной во всех отношениях, так еще и удивительно на нее похожей.

Ну таким случаем грех не воспользоваться. Тем более что повстречавшаяся так внезапно на пути Сюзанны барышня-двойник имела некоторые склонности к двойному образу жизни. И приключилась у них запутанная романтическая история, достойная самого длинного и популярного телесериала. Достойная Майн Рида и Эмилио Сальгари. Так еще и оснащенная всевозможными мафиозными разборками, таинственными исчезновениями, двойными бухгалтериями, кровавыми развязками. И прочими радостями, превращающими банальную историю адюльтера, произросшего на фоне забавных фокусов разыгравшейся природы, в запутанный психологический триллер.

Ведь за дело взялась мастер своего дела Петра Хаммесфар, любительница пространного нагнетания деталей быта, подробностей обстановки и нюансированных переливов внутренних миров замешанных в происходящее лиц. А еще она владеет рецептом, как из мелкого монпансье частностей сплавить леденцового петушка большого полноводного романа, неспешно протекающего через жизнь, увлекая все на своем пути, куда-то туда, к вселенскому хеппи-энду.

Норман Мейлер

Вечера в древности

Древнеегипетские сновидения Нормана Мейлера, скончавшегося в прошлом месяце скандалиста и забияки, а по совместительству признанного классика американской литературы XX века. Его дебютный роман 1948 года “Нагие и мертвые” признается главной американской книгой о Второй мировой войне.

А затем была бурная насыщенная жизнь. Освоение самых экстремальных видов спорта, многочисленные скандальные книги и публикации, шесть жен, одна из которых едва не была им зарезана, девять детей. То он выступает с осуждением агрессии во Вьетнаме, то скрывается от задетых в его публикациях феминисток, то с головой погружается в джаз или атмосферу молодежного бунта пятидесятых, шестидесятых, семидесятых — не важно.

“Вечера в древности” — результат запойного увлечения Мейлера мифологией древнего мира. Это первая часть предполагавшейся трилогии, которая должна была каким-то неизреченным образом закончиться космическими кораблями, но до освоения космоса дело не дошло. От замысла остался только фолиант мифов и преданий Древнего Египта, чем, по сути, и является этот роман. Монументальное, абсолютно лишенное какого бы то ни было движения, до вязкости перенасыщенное и многоликое повествование. Загадочный сфинкс, паче чаяния вдруг развязавший язык и выболтавший все тайны, даже те, которых от него и не ждали. Столько всего про Древний Египет, наверное, не знали и сами древние египтяне.

Свен Ортоли, Никола Витковски

Ванна Архимеда

Краткая мифология науки от французских физиков-популяризаторов. Голый Архимед, бегущий с криками “эврика!” по улицам Сиракуз. Сэр Исаак Ньютон под яблоней. Приснившееся гражданину Кекуле бензойное кольцо. И Периодическая система химических элементов нашего соотечественника Д.И.Менделеева. А также НЛО.

Франкенштейн. Черные дыры. И “эффект бабочки”. Не той несчастной современницы динозавров из рассказа Рэя Брэдбери, раздавить которую так опасно для общественно-политической ситуации, а той, которая может взмахом крыла в Бразилии вызвать ураган в Техасе.

Эти и прочие научные и околонаучные мифы, частенько знакомые со школьной скамьи, а отчасти и широко дебатирующиеся вполне взрослыми, состоявшимися людьми, стали предметом сей забавной книги. Был ли Леонардо да Винчи тем сверхчеловеческим гением, как нам то доподлинно известно? И не был ли один из основателей современной науки и любитель наблюдать за поведением яблок на самом деле тайным магом и алхимиком? И какое отношение к научному поиску имеет Бернар Палисси, сжегший в печи всю мебель и прочие деревянные предметы в доме, включая пол, за что оказался на плохом счету у родственников и официальных лиц?

Множество недоразумений, предубеждений и околичностей, окружающих научно-технический прогресс и даже входящих в плоть и кровь его, вытаскиваются на всеобщее осмотрение.



Партнеры