Национальные особенности российского повышенного комфорта

Крик души измученного повышенным комфортом пассажира РЖД.

11 января 2008 в 17:07, просмотров: 640

Волею судьбы, нужно было мне съездить на Новый год в Одессу. Первым делом я решил заранее позаботиться о билетах на поезд. Однако уже за 3 недели до Нового года в кассах билеты в купейные вагоны были в наличии только на период до 25 декабря. Можно, конечно, было уехать и  после 31 декабря, но на праздник я в этом случае безнадежно опаздывал. Кроме того, оказалось сложным приобрести билеты и на обратную дорогу – из Одессы можно было уехать только 6 января и только в вагоне повышенного комфорта. Ситуация вроде понятная - все хотят в одно время отдыхать, большинству в одно время выходить на работу. Непонятно другое, почему вдруг через неделю ситуация с билетами значительно упрощается: на те же самые поезда и рейсы стало возможным поменять билеты, выбирая дату и место. Но разговор в основном не об этом.

В старые добрые времена зимой в вагонах приходилось регулярно мёрзнуть. То ли уголь экономили, то ли вагоны были дырявые, но чаще мёрзли, чем перегревались. Нынче всё иначе! Заходишь в вагон - уже жарко, приходится быстрее переодеваться, чтобы не сопреть.

Ближе к вечеру проводники, чтобы спокойно спать ночью, раскочегаривают печку и температура в вагоне настойчиво повышается до уровня терпения какого-нибудь одного принципиального пассажира. Серьёзный разговор с проводником, конечно, может охладить его пыл, и температура перестанет ползти ввысь. Но результат, как правило, оказывается временным. Ближе к финишу поездки проводники, заботясь о собственном комфорте во время стоянки поезда (перед очередным своим рейсом - когда топить будет невозможно), обычно забывают о серьёзном разговоре, и вновь начинают поднимать температуру в вагоне до "дальше некуда". При этом сами они едут достаточно комфортно: возможность открывать у себя в купе форточку позволяет им довольно легко преодолевать температурные тяготы и лишения остальных пассажиров.

Мне приходится ездить в Одессу достаточно часто и описанная ситуация с температурой в вагоне повторяется всегда.

По такой же схеме мы ехали и в этот раз. Но с дополнительными нюансами – видимо для того, чтобы в полной мере прочувствовать пресловутый "дополнительный комфорт". В этот раз, как вы помните, мне навязали (других билетов не было) повышенный комфорт в купейном вагоне № 8 поезда №34 "Одесса-Москва", который отправился в 17 часов 44 минуты 6 января 2008 года из славного города-героя Одесса. Стоит такой билет на треть дороже, но предвкушение повышенного комфорта несколько успокаивало.

 А повышенный комфорт заключался в следующем:

1. Биотуалет - главная достопримечательность;

2. Стеклопакеты без форточек в окнах (опасный эксперимент в России с её холодной зимой, жарким летом, низкой надёжностью техники, невысокой квалификацией обслуживающего персонала);

3. Световые табло в коридоре, показывающие в числе прочего и температуру в вагоне (явно погорячились, предоставляя "лишнюю" информацию пассажирам);

4. Двухразовое питание из вагона-ресторана (это требует отдельного рассказа).

Но вернемся к разговору о температуре. Перед отправкой поезда из Одессы термометр на табло угрожающе показывал +27 градусов по Цельсию (норма +22 градуса). Как с этим бороться, было уже известно. Однако в этот раз ситуация оказалась значительно серьёзнее: вмешался фактор повышенного комфорта.

Как только поезд тронулся, в купе появился проводник. После привычных действий с билетами он объявил, что если мы хотим пользоваться биотуалетом (у нас альтернативы не было!), он будет держать температуру в вагоне не ниже +27 градусов, поскольку при меньшей температуре туалет перемёрзнет и не будет работать. Иными словами, у нас был выбор: или нормальная температура в вагоне, или возможность пользоваться туалетом. Протест в отношении температурного режима отдельно взятого пассажира ни к чему не привёл, желающих ходить в туалет в соседний вагон было немного.

Надо ли говорить, что для гарантии работоспособности биотуалета температура во время поездки чаще была выше +27 градусов. В довершение всего не работала вентиляция, а стеклопакеты были без форточек и наглухо закрывали доступ в купе свежего воздуха снаружи. В закрытом купе больше 5 минут находиться было невозможно. И если на нижней полке ещё можно было как-то терпеть, то задержаться на верхней полке могли только заядлые банщики – впору брать веничек. Призывы, просьбы, требования, угрозы писать жалобу, кроме раздражения со стороны проводника и испорченного настроения "назойливых" пассажиров, больше ни к чему не привели.

В общей своей массе пассажиры привычно и молча терпели (видимо, были рады, что хоть так везут). Да, из нашего народа можно верёвки вить! Стоит ли удивляться, что мы так живём, что с нами частенько не считаются ни те, кто должен оказывать услуги по своим прямым профессиональным обязанностям, ни их  руководители, допускающих такое положение дел.

В приватных разговорах с проводниками вагона выяснилось, что в таком состоянии вагон идёт уже шестой рейс. Иными словами, в новогодние каникулы только в этом вагоне получили "повышенный комфорт" по полной программе человек 200!

К утру температура "упала" до +25 градусов – это и понятно – проводники натопили с вечера, и ночью могли спокойно дремать, не подкидывая в топку уголь. Однако сразу же один туалет (ближайший к пассажиру, возмущающемуся температурным режимом) проводники закрыли, веско и радостно сообщив: "Вам же было жарко, теперь будете без туалета". После этого световое табло в коридоре выключили, видимо для того, чтобы цифры, отображающие температуру, не мозолили глаза. Однако чувствовалось, что температура вновь неумолимо ползет вверх. Так и оказалось. Через пару часов, когда табло включили, термометр показал сначала +29, а следом и рекордный  +31 градус.

Народ продолжал потеть и изнывать. Моё терпение кончилось, и я пошёл к начальнику поезда. Оказалось, что он знал о ситуации в нашем вагоне и взялся пополнять мои начальные (после общения с проводником) познания о "сложностях устройства" биотуалета. Рассказал мне о том, почему нужно держать такую высокую температуру в вагоне. Кстати, сам он ехал точно в таком же вагоне, однако с комфортом у него было всё в полном порядке: приятная температура и биотуалеты не отказывали. Чудеса, да и только! Оказывается, что биотуалеты могут работать и при +22 градусах! Когда начальник поезда в своих рассуждениях о температуре в нашем вагоне дошёл до причин неудач в советско-финской войне (я не шучу), мне пришлось прервать его красноречие и потребовать книгу жалоб. Надо ли говорить, что книга эта нашлась где-то через час.

И для полноты картины о пункте 4 повышенного комфорта. Тут, к сожалению, всё привычно: западный сервис на нашей почве... Это рассказ о двухразовом питании и о том, как за все время поездки (в данном случае - 27 часов) одну и ту же еду приносили дважды, причем еще и в удобное для ресторана, а не пассажира время. Мы, например, выехали из Одессы  в 17 часов 44 минуты. На наш вопрос проводнику "Когда будут кормить?", он ответил, что не знает – может быть, сегодня, может, завтра, когда заполнится весь вагон… В общем, ужином нас не кормили, а завтрак принесли в три этапа по частям: в 7 часов 12 минут ужасную колбаску (40г) с пакетиками чая,  кофе, сахара и четырьмя крекерами, в 7 часов 21 минуту – двухсотграммовую бутылочку минеральной негазированной воды и в 7 часов 38 минут – непосредственно теплый завтрак – отварной рис с пятью малюсенькими кусочками свинины и ложкой салата из свежих овощей. Время специально не засекали, просто посмотрели на часы, когда стуком в дверь разбудили тех, кто смог наконец-то уснуть под утро, когда температура снизилась. Конечно, после этих хождений в купе уже никто не спал, несмотря на довольно раннее время суток. Однако и завтракать было, согласитесь, рановато. Второй раз нам принесли все это же самое, только все сразу, около 17 часов. Нужно ли говорить, что такую "заботу" пассажиры оценили по-своему. Вынужденно заплатив за питание, пассажиры выбрасывали принесенную им еду (проводнику пришлось выставить дополнительные пластиковые мусорные мешки, которые, наполнившись выкинутой едой, занимали часть тамбура перед туалетом), а потом привычно шуршали своими пакетами с едой, взятой предусмотрительно из дома.

За что же заплачены деньги? Ни по ассортименту, ни по остальным критериям еда не соответствовала такому красивому словосочетанию "повышенный комфорт".

В сухом остатке: бессонная ночь, головная боль, испорченное настроение и стойкое мнение о безразличном (мягко говоря) отношении к пассажирам и о том, что жить хорошо и комфортно мы ещё долго не будем…

Написал, а сам думаю: будет ли толк от такого изливания души? Сомневаюсь, что наши "слуги" найдут время для чтения подобного в газете. Но если ничего не делать, то точно ничто и никогда не изменится в лучшую для нас сторону.



Партнеры