Сюжеты о прошлом, настоящем и будущем

11 января 2008 в 16:16, просмотров: 657

Обои

Он явился утром.

— Начинаю новую жизнь. Ремонт квартиры буду делать.
— Ты что?!
— Да, сначала поеду за обоями.
— С ума сошел, — стал отговаривать я.
— Нет, поеду.
— За ними толпища...
— Я тебя научу. Подходишь к 9 утра — а с 6 уже занял очередь какой-нибудь алкаш. Даешь ему 5 рублей… И он уступает тебе место.

Конечно, никуда мы не поехали. Сели выпивать. Просадили деньги, назначенные на ремонт. Следующим утром случайно оказались возле магазина “Обои”. Убедились: так и есть. Стоял небритый человек с ввалившимися щеками.

— А как еще можно заработать, если ничего не хочешь делать? — сказал он в ответ на наш вопрос.

Финал: герои произведения следующим утром едут занимать очередь и за “пятерку” ее продают. А потом и вовсе втягиваются в новую жизнь. Отказываются от всего прежнего. Сшибают легкие деньги, которые тут же пропивают.

Расплата

Мать волновалась за сына: вечерами он стал пропадать в компании уличных приятелей. То они отправлялись в парк, то пили пиво на углу, то, стоя на перекрестке, задирали прохожих, пытались вызвать их на ссору, приставали к девушкам.

— Не волнуйся, — говорил ей муж. — Вспомни себя молодую. Я себя помню. Чего только не вытворял с дружками! И все мне сходило!

Он вспомнил, как с близким другом навязался в прожатые к двум подружкам и что они с этими девушками вытворили в пустой квартире. Если бы жена могла вообразить!

Не один раз он выкручивался из безнадежных ситуаций: брал деньги в долг, бегал от кредиторов…

Но что сходило ему — не сходит сыну. Кто-то должен расплачиваться за прошлое.

Коллектив

Поразительная сплоченность коллектива… Утром, придя на работу, он спрашивал директора. Электрик отвечал, что директор еще не приехал. Он отлучался на четверть часа, а когда возвращался — тоже опоздавшая, запыхавшаяся, занявшая свое место в приемной секретарша сообщала: директор был, но уже уехал. Не будет до завтра. Проверить правдивость ее слов не представлялось возможным. Он принимался за розыски электрика. Но и тот оказывался исчезнувшим — будто сквозь землю провалился. А из буфета официантки несли и несли секретарше какие-то сверточки и пакетики... Что в них было? То есть ясно: подношения… Но его поражало не это открытое бесстыдство, а именно спаянность людей, которую он не мог постичь и в которую не мог проникнуть.

Механизм

Изобретатель выдумал неслыханную машину, чтобы облегчить труд людей. Но она не работала. Чтобы как-то ее запустить, он попросил нескольких помощников сделаться как бы деталями, заменить и сымитировать те узлы, в которых наблюдалась непонятная застопоренность. Люди работали — и машина тоже. А изобретатель пытался довести до ума не удавшиеся сочленения. Но проходило время, у него ничего не получалось. Изобретатель состарился, умер.

Машина же продолжала функционировать. Следующим этапом стала замена износившихся узлов новыми людьми. Так машина, призванная заменить труд людей, все больше и больше затягивала их и превращала в винтики…

Игра

Просвещенные люди от скуки и от нечего делать играют в игру — скажем, националистическую. Забавляются ее оттенками:

— Что делаешь вечером?
— Составляю проскрипционные списки.
— Вычеркни меня.

Снова созваниваются.

— Это из газеты “Голос жидомасона”. Мою фамилию вычеркнули?

Но их забава находит сперва робкие, а затем могучие отголоски в окружающей среде. Не может не найти. Не срезонировать. И тут уж зачинателям делается не до игр и не до оттенков. Тупые, втянувшиеся в рутинное исполнение служаки — без блеска и трагического подтекста осуществляют порученное. Гибнут не только безвинные жертвы, но и те, кто науськивал. Гибнут эти самые игроки, шутники-зачинщики.

Широта

Жить широко… Общаться с широким кругом людей… И тогда изнанка бытия откроется тебе.

Пошел купаться. И все вокруг купались. А его друг, директор очистной станции, шептал: “Не вздумай, вода некондиционная, все стоки нефильтрованные, она страшно отравленная”.

Пошел в сад отведать груш и яблок, а друг-сторож шептал: “Когда цветенье закончилось и начали завязываться плоды, их таким опрыскали… Ядом от насекомых. Лучше не ешь”.

И мало-помалу он понял: жить невозможно.





Партнеры