Книжный червь

11 января 2008 в 16:01, просмотров: 261

Оттавио Каппеллани

Кто такой Лу Шортино?

Кровожадное простодушие мафиозного быта. Наивное, даже какое-то задушевное, лицемерие жизненной позиции “ничего личного — просто бизнес”. Удивительные прелести и красоты кинопроизводственных закулис. Традиционная жизнь по понятиям. И просто “сладкая жизнь”. Крышевания, разборки, интересы семей.

Вокруг всех этих сицилийско-голливудских тем вращается история, рассказанная Оттавио Каппеллани. Он то пронзает взглядом ученого-этнографа социальные структуры общества “благородных дикарей”. То начинает вроде как пародировать штампы мафиозной тематики. А в целом вполне искренне ваяет крепкий мачистский боевик.

Первый роман — и такая удачная легковоспламеняющаяся взвесь жанров, не производящая впечатление окрошки. Как и в жизни, комическое пронизывает и переплетает трагическое, опутывая банальное, которое при этом превращается в забавно-неожиданное. В общем-то идеальная конфигурация для легкого чтения. Не убойно зубоскальное и не замогильно бесчеловечное, а так, честная серединка-наполовинку, попадающая в самую десятку. И пусть для мафиозных семей Сицилии непросто закончилось убийство полицейского бригадира в магазинчике дяди Миммо, а в далекой Америке на съемках фильмов взрывают дома, потому что таков механизм отмывания денег заинтересованных в этом лиц. Но общее ощущение от книги на удивление безоблачное и безмятежное.   

Ник Хорнби

Слэм

Истории обласканного критиками, избалованного вниманием кинематографистов британского писателя Ника Хорнби при всем желании сказками не назовешь. Они предельно натурны и достоверны. Но содержат при этом настолько изрядные порции уроков для добрых молодцев, что до черты, отделяющей развлекательную литературу от назойливых поучений, совсем недалеко. Однако мы всё еще с этой стороны. Со стороны парнасских граций. И можно смело пускаться в путь по последнему роману Хорнби, не опасаясь быть поставленными в угол.

Хотя речь пойдет о малолетних родителях, достаточно непростой теме. Он еще не накатался на скейтборде. А она не отмечтала девичью мечту стать манекенщицей, да по большому счету еще и в кукол-то не отыграла. И лет им по пятнадцать. И живут они пока порознь. И в головах еще ветер. А уже подгузники-пеленки, детские диеты. Шутки о возможности стать прабабушкой к сорока с чем-то годам. Но звучат эти шутки невесело. Тяжелый груз недетской ответственности свалился на головы наших героев, пока еще самих вполне детей.

И вот этой самой ответственности и посвящены новейшие подробнейшие зарисовки жизни населения северного Лондона, который предпочитает не покидать в своих книгах Хорнби. Но вопрос, как говорится, имеет вполне общечеловеческое значение и наверняка уже готов проторить дорожку на международные экраны, как это произошло с большинством предыдущих работ писателя.

Абадазад.

Дорога к чудесам

Великий Герберт Джеймсон, бросив семью, уехал из Бруклина то ли в Сиэтл, то ли в Портленд, то ли в еще какой дурацкий город. Отгремели “разводные войны”. Оставшаяся с двумя детьми на руках, Френсис начала выкидывать непонятные номера, за что получила от детей прозвище Безумная Френсис. Их дочь Кейти и ее обожаемый шестилетний брат Мэтт оказались предоставлены сами себе. А однажды пропал и маленький Мэтт. И только по прошествии пяти лет соседка-старушка, уверяющая, что в сентябре у нее будет стопятнадцатый юбилей, произносит сакраментальную фразу “твой брат жив”. Его похитил верзила из Абадазада.

Вот тут-то в безрадостную жизнь и вторгается феерическая шутиха сказки. Синий шар, переносящий в потусторонний мир. Агрессивные овощи. Мальчишка из воска. И прочие чудеса, вольготно расположившиеся в сказочной стране Абадазад и теперь в виде красочных рисунков, комиксовых вставок и фрагментов дневника Кейт разыгрывающие праздничный карнавал.

Там на деревьях растут пирожные и мороженое. Там глазастые камни разговаривают. И чудесные покои отводит своим гостям кришноподобная синеликая королева Айджа. И, как и положено всевозможным приключениям, начинающимся в разных там платяных шкафах, всё это только начало большой дружбы с Кейт, ее братом Мэттом, художником Майком Плугом и неким Дж. М. де Меттисом, запустившими новую многосерийную выдумляндию.




Партнеры