Правило правой ноги

Андрей Маскимов: “Одной счастливой одежды для хорошей карьеры мало”

18 января 2008 в 14:11, просмотров: 649

Писатель и ведущий программ “Ночной полет” и “Дежурный по стране” Андрей Максимов, пожалуй, самый независимый на телевидении человек, который со всей откровенностью может критиковать свое руководство по разным поводам. Но ему все сходит с рук. Сейчас Андрей Маркович вроде всем доволен. И ворчит только на дирекцию телецентра за непочтительное отношение к лестничным росписям знаменитостей, долетавших до пятого этажа студии “Ночной полет”. Так, из-за ремонта рисунок Шемякина — изображение Пушкина в шемякинском, “носатом” стиле — с помощью кальки перевели на другую стену, а оригинал закрасили. “Халтура”, — соглашаюсь я, рассматривая кривую копию.

Доллары в пакете

После записи “Полета” с Юрием Мефодьевичем Соломиным Максимов в хорошем настроении порхал по студии. Передо мной тут же поставили рюмку коньяка — “чтоб расслабилась”.

— Это вы для гостей “Ночного полета” держите?

— Да, некоторые герои волнуются, и приходится перед записью наливать рюмочку, чтобы снять напряжение.

— Вы в свое время жаловались, что вам платят только за программу “Ночной полет”, а за “дежурство” по стране недоплачивают, эта ситуация как-то изменилась?

— Когда я ушел на ВГТРК, все изменилось, хотя моя зарплата не увеличилась. Для меня после Авторского телевидения было удивительно, что я в определенные дни получаю зарплату, потому что это такая компания, где зарплата дается как премия.

— Чем вам запомнился прошедший год?

— Перед Новым годом произошло невероятное чудо. На форуме моего сайта одна из посетительниц по имени Лиана, узнав, что я хочу издать книжку стихов отца и его друзей, а это Юрий Левитанский, Арсений Тарковский и т. д., спросила, сколько это будет стоить. И привезла пакет с деньгами на книжку. И не хочет никакой благодарности и только говорит: “Отстаньте от меня, достали уже”.

“Школу сыну выбирал по запаху”


— Как развивается актерская карьера вашего сына Андрея?

— Это не карьера, поскольку ему всего 9 лет. Сейчас он снимается в сериале “Кулагин и партнеры”, озвучивает в каком-то мультике роль сына типа Белки или Стрелки — одной из этих собак. Ходит в Театр юного актера, и ему ужасно все нравится. Однажды он заявил режиссеру: “Ну чего вы меня учите — я с трех лет на сцене!”. Я ему сказал: “Больше никогда так не говори!”.

Андрей заканчивает четвертый класс и, к сожалению, уйдет от своей замечательной учительницы Ларисы Анатольевны, которая помогала ему пережить школьные годы чудесные с наименьшими потерями. Я со Жванецким приводил цифру, что 90 процентов выпускников вспоминают о школе без любви. Это просто ужас.

— А вы как вспоминаете школу?

— У меня никогда в жизни не было такого количества унижений, и никогда я не был так беспомощен, как в школьные годы. Мама говорила: “Вырастешь — испытаешь ностальгию”. Я специально несколько раз приезжал к своей школе. И ничего, кроме ощущения, что все стало очень маленьким, не испытал! И еще этот запах ужасный борща какого-то…

Кроме этого ничего не помню… И когда отдавал ребенка в школу, послал сначала жену и сказал, иди понюхай. Если пахнет столовой, значит, будем искать другую школу.

“Дружу с бывшей женой”

— Какие успехи у вашего старшего сына от первого брака, который живет сейчас в Брюсселе?

— Максиму 16 лет. Он живет там с мамой, отчимом и бабушкой. Собирается заниматься экологией, рассылает свои работы в разные университеты, чтобы поступать. Мы с ним довольно редко созваниваемся, чаще общаюсь с его мамой, с которой у меня замечательные отношения. А с ним — нормальные: у него трудный переходный возраст, поэтому нет такого, чтобы “усюсю”.

— Он знаком с младшим братом?

— Да, они друг к другу хорошо очень относятся. И сейчас у Андрюши был день рождения, и он прислал всякие подарки. И Андрюша с ним общается чаще, чем я.

— Максим в гости приезжает?

— У него здесь квартира мамина. И он приезжает периодически в свою страну. Я стараюсь не вникать в его выбор. Потому что то, чем он будет заниматься, далеко от моего образа жизни.

Собачка за рулем

— Куда вы с семьей ездите обычно отдыхать?

— На наше море, в Египет, в Испанию. Хотя я не люблю лето. Я купаюсь в море, но загорать не могу.

— У вас есть дача?

— Ненавижу дачи. Мы в Подмосковье снимаем круглогодично квартиру в обычном доме, в очень хорошем месте, где есть Москва-река. И туда моя семья иногда ездит. Я там бываю редко.

— Чем занимается ваша жена Лариса после ухода из “Ночного полета”?

— Она работает пиар-директором театра под руководством Джигарханяна, делает фильмы для разных телекомпаний, и у нее есть агентство по найму нянь, которым она сейчас не очень занимается. И еще она воспитывает сына.

— У вас, кажется, еще и зверинец дома был — попугай и собака?

— Попугайчик не прижился, и мы его отдали. Ребенок все время просил кошку или собаку, которую можно тискать. И был куплен той-пудель по имени Персик. Эта собака потрясает меня тем, что она физически может умереть, если ее не ласкать! Очень смешно, когда жена едет в своей машине, и собака сидит у нее на коленях.

— Вы с женой ездите на разных машинах?

— Да. У меня “Сузуки Гранд Витара”. Пятидверка.

Интимные вещи

— Вы когда-то говорили, что жена приложила руку к вашему имиджу: модные очки на вас надела и тому подобное…

— Ситуация принципиально изменилась, когда я пришел на госканал. Руководство сочло возможным сшить мне шикарные костюмы, рубашки — именные, на которых написано АМ, — галстуки. И когда я все это надел, понял: в том, в чем раньше ходил, ходить больше не надо. У меня ж такой возраст — 48 лет! Надо думать, как ты выглядишь. И я стал менять свой гардероб.

У меня даже есть счастливая одежда, но я говорить об этом не буду, так как это очень интимная вещь.

— Вы суеверны?

— Я, например, в студию вхожу с правой ноги. И если я не вошел с правой ноги или не помню, с какой ноги, то обязательно возвращаюсь и вхожу опять с правой ноги. Это не сумасшествие, а одна из форм психологической настройки. Я настраиваюсь на то, что все будет хорошо.

Ослаб от голода

— Вы, кажется, брались за диеты одно время?

— Ничего не получилось. Я пробовал лечиться — худеть по Волкову, — и я до такой степени ослаб… И хотя Волков говорил, что у меня все в порядке и у меня очень яркий цвет лица…

— Ярко-зеленый?

— Да, и это отражалось на моей работе… Я просто стараюсь меньше есть. Ем качественную и простую еду. Я не гурман и люблю все, что мне нельзя: много мяса, картошки, макарон. Хожу в конкретные рестораны. В одном ресторане, когда я там появляюсь, официант мне говорит: “Вы будете это, это, это”. Я говорю: правильно!

“Негры до Киева доведут”

— Какие-то мужские увлечения для вас приемлемы?

— Я футбольный болельщик, всю жизнь болел за ЦСКА. Но теперь совершенно непонятно, что это такое! Бегают три негра, и это называется ЦСКА. И как только они уехали, команда стала проигрывать!

Но я же не за негров болею! И теперь я стал болеть за тренеров. Мне, например, очень нравится Юрий Палыч Семин, и теперь я буду болеть за киевское “Динамо”, поскольку он туда ушел.

— С пивом болеете?

— Я не пью пива. Предпочитаю виски, коньяк, водку, вино. А вечером выкуриваю обязательно трубку.



Партнеры