Трижды замужем

Анастасия Волочкова: “Меня до сих пор называют разлучницей”

25 января 2008 в 14:19, просмотров: 493

Анастасия Волочкова знаменита не только в области балета. Одни считают ее хищницей, из чьей туфельки пили шампанское сильные мира сего, задаривая в благодарность бриллиантами и квартирами. Другие называют балерину умницей и красавицей, которой частенько вредит людская зависть. О поклонниках и завистниках, ненависти и любви в свой жизни Анастасия рассказала корреспонденту “МК-Воскресенья” в первом интервью после Нового года.

Доказательства страсти


— Анастасия, как провели праздники?

— Впервые за 8 лет я встречала Новый год не в России. Мы с мужем Игорем ездили в Таиланд. Эти 10 дней стали таким продолжением медового месяца.

— Ну и каково это — остаться в Новый год без снега?

— Меня больше расстраивало, что встречу праздник под пальмами вместо привычной елки. И вот в аэропорту я обращаю внимание на большую коробку, которая оказалась среди наших чемоданов. Спрашиваю у мужа: что это? Отвечает — секрет.

А когда приехали в отель, Игорь достал из этой самой коробки уже наряженную роскошную елку. Он специально взял ее с собой, зная, что это меня обрадует.

— Игорь до сих пор ухаживает за вами, как за невестой?

— Даже больше! За год официального брака наши отношения стали еще романтичнее. Признаться, я немного побаивалась, что после пресловутого штампа в паспорте чувства начнет подтачивать рутина. Но у нас с Игорем все идет как будто по нарастающей: муж задаривает меня цветами, устраивает ужины при свечах. Я могу вернуться домой после спектакля, открыть дверь, а в коридоре на полу — ковер из лепестков роз.

Пример трансвеститов

— А чем Игорь удивлял вас на отдыхе?

— Утром 31 декабря мы сели на кораблик, который арендовал муж, и поплыли на близлежащие острова. Когда вышли на берег, я обомлела: прямо у моря был накрыт стол с моими любимыми угощеньями: мидиями, кальмарами, листьями салата, белым вином.

— Как вы зажигали в новогоднюю ночь?

— Под бой курантов мы чокались шампанским в шумной компании наших соотечественников. А часа в два ночи поехали с Игорем в местный клуб трансвеститов.

Честно скажу, там я впервые увидела этих людей так близко. И меня абсолютно поразила их... красота. Смотрела на идеальных внешне дам и не могла поверить, что от природы они вовсе и не дамы! Мы даже попросили нескольких из них посидеть за нашим столиком минут 15 — очень уж хотелось разглядеть их поближе, пообщаться.

Свадьба на слонах

— Какой эпизод вашего отдыха запомнился больше всего?

— Наверное, день нашей с Игорем... свадьбы. Не удивляйтесь! В Таиланде мы в третий раз сочетались браком — 7 января, в Рождество...

Все проходило согласно тайским обычаям: мы с мужем надевали друг другу кольца, стоя перед индийским алтарем с изображением Будды, а рядом читали молитвы местные монахи. С нами был наш свидетель, который “женил” нас в Москве и Питере.

— И вы опять облачились в фату и свадебное платье?

— Поскольку наше бракосочетание стало для меня сюрпризом, классического белого платья я с собой не взяла. Так что на мне был красный шелковый наряд. Зато уже после церемонии я переоделась в белый праздничный купальник со стразами.

Когда обряд был завершен, мы с Игорем и небольшой компанией отправились на берег острова, где уже был накрыт стол, а рядом в форме двух пересекающихся сердец выложены свечи. Игорь договорился, чтобы на этом острове провели электричество. Так что во время застолья перед нами выступали местные музыканты. А в конце празднества мы даже покатались на слонах.

— Просто сказка! Может, это станет вашим хобби — жениться в разных странах?

— Нет, теперь нам с Игорем осталось пройти венчание. И это будет, конечно, в России, в православном храме.

— Есть ощущение, что бытовая сторона жизни вас мало касается...

— У нас есть няня, помощница по хозяйству. Готовлю я редко — чаще Игорь может побаловать меня чем-то вкусненьким. Зато я с удовольствием отглаживаю ему рубашки. Если Игорю срочно надо уехать по делам, а помощницы рядом нет, я беру утюг, ставлю доску и глажу.

Другая семья

— Идиллия, да и только! Однако до встречи с вами у Игоря была семья, в которой растут трое детей. И вас наверняка обвиняли в том, что разбили чужие отношения...

— Это так. И, честно говоря, те, кто знает обо всем лишь со стороны, до сих пор называют меня разлучницей...
На самом деле правда в том, что еще до встречи со мной Игорь принял решение уйти из семьи — не к кому-то конкретно, а вообще. Он чувствовал потребность как-то менять свою жизнь. Вот в такое время мы познакомились с будущим мужем.

— Но получается, что волей-неволей именно вы подтолкнули его к “серьезному шагу”!

— Я встретила Игоря, когда в моей жизни творился кошмар! Это был разгар конфликта с Большим театром, когда я реально опасалась за свою жизнь. Меня шантажировали и анонимно, и впрямую. Однажды на гастролях в Киеве пригрозили ножом... В ту пору мы с мамой переехали из нашей квартиры на Петровке в небольшой загородный дом — чтобы никто не мог нас найти. Любой новый человек, который стремился общаться со мной, вызывал в первую очередь подозрения.

Любимый “шпион”

— Игорь в том числе?

— Игорь в первую очередь! Галантный, красивый, предупредительный. Мама говорила мне: “Будь осторожней, это же засланный казачок. Ему надо собрать на тебя компрометирующую информацию!”

Признаюсь, первые месяца три я тоже подозревала это. И общалась с Игорем более чем сдержанно. Так что судите сами, подталкивала ли я его к уходу из семьи или он как зрелый мужчина сам все решил.

— Настя, а вы не опасались рожать ребенка от человека, который смог оставить троих детей?

— Именно наблюдая за тем, насколько Игорь любящий, заботливый, преданный отец, я поняла, что хочу от него ребенка. Он общается с детьми при первой возможности. Очень помогает им материально. И я как-то сразу подружилась с его детьми. А его шестилетний сын Игорь, можно сказать, научил ходить нашу дочку Аришу…
Понимаете, Игорь расстался со своей супругой — Еленой. Но своих детей он не оставил и не оставит никогда.

Газетные мерки

— Настя, если вернуться к вашему конфликту с Большим театром. Как вы думаете, кто за всем этим стоял?

— В первую очередь это дело рук одного очень влиятельного и богатого человека, с которым у меня два с половиной года были близкие отношения. Потом мы расстались, и он решил мстить, воздействуя на дирекцию Большого.

— Вас обвиняли, что вы прибавили в весе…

— И в росте! Говорили, что за два месяца я поправилась на 12 кг и выросла на 12 см. Можете себе представить, чтобы такое случилось со взрослым человеком, который тщательно следит за своим питанием?!

Все дело в том, что из театра меня уволили незаконно, задним числом. И дирекции нужно было срочно выдумывать какой-нибудь повод. Они сочинили этот бред.

— Не было желания взвеситься, обмерить себя и принести эти данные вашим гонителям?

— Такие мысли возникли у… журналистов газеты “Нью-Йорк таймс”. В разгар скандала мне позвонили из этой редакции со словами: “Настя, ваши поклонники, люди, которые знают и любят балет, в панике. Мы должны сказать им правду. Для этого наши корреспонденты приедут к вам и самолично снимут с вас мерки”.

Я понимала степень своей ответственности перед поклонниками и согласилась на эту унизительную акцию. Американские журналисты действительно приехали и замеряли меня рулеткой. Все показатели оказались в норме. То есть такими же, какими были всегда.

Угрозы партнерам

— Да уж, процедура неприятная. Зато вы доказали, что вас оклеветали!

— Я доказала это еще и своим гала-концертом, который дала в то время в Кремле. Я показала десять больших номеров, танцевала отрывки из своих спектаклей. Со мной работали 5 моих партнеров — что полностью опровергало нелепые нападки, дескать, ни один из них не может меня поднимать.

Кстати, я очень благодарна этим танцовщикам. Ведь им тоже звонили с угрозами, чтобы они отказались от выступлений со мной. Но ни один из них не испугался!

— По решению суда вас восстановили в Большом театре. Что вы сейчас танцуете?

— Я исполняю второстепенные партии. Это политика театра, и против нее я уже бессильна.

Взрывной Сихарулидзе

— Но ваша творческая жизнь все равно кипит! Легко ли вы согласились на участие в шоу “Ледниковый период”?

— Нет, нелегко. Я же никогда не каталась на коньках до этого! К тому же для балерины выйти на лед — двойной риск. У меня ведь есть сольные выступления, спектакли, в которых я танцую помимо Большого… Но все-таки я решилась. И очень обрадовалась, узнав, что моим партнером станет Антон Сихарулидзе.

— Он вам нравился как мужчина?

— Он вызвал у меня огромное уважение как спортсмен! Олимпийский чемпион, такой большой, сильный фигурист. Я была уверена, что кататься с ним большая честь и удовольствие.

— Но говорят, что у Антона взрывной характер…

— Характер у Антона непростой. Он мог быть резким на тренировках, мог сказать сгоряча что-то обидное в мой адрес. К тому же мне казалось, что ему все это как бы не очень сильно надо. Тем не менее я очень благодарна Антону за партнерство.

Придирки Тарасовой

— Случалось, что вы обижались на судей за несправедливые оценки?

— Не скрою, обижалась. Татьяна Анатольевна Тарасова действительно частенько имела претензии к нашей паре. То нам не хватало техники скольжения, то мы не делали эффектных поддержек, то не показывали артистизма…

В конце концов мы наработали и поддержки, и технику, и выразительность. И наш последний танец — на песню Аллы Пугачевой — откатали так, что публика нас просто не отпускала.

Но оценки судей все равно оказались низкими. Татьяна Анатольевна объяснила это тем, что наш танец “не ложится” на музыку песни. Тогда я поняла, что высоких баллов наша пара уже не дождется…

— Настя, вы из тех женщин, которые вызывают как восхищение, так раздражение и зависть. Успели к этому привыкнуть?

— Думаю, да. Тот конфликт в Большом театре сделал меня сильнее, научил больше разбираться в людях… Однажды во время “Лебединого озера” мне срезали с пачки черного лебедя все камни и блестки, надеясь, что это собьет меня с толку. Но я все-таки вышла и станцевала партию на ура, хотя чувствовала боль и обиду.

Зато теперь я точно знаю, дело не в костюме, а в том, как ты его подаешь, как несешь свой танец.



    Партнеры