КАРТИНА МАСЛОМ

Как стать Гогеном, когда тебе за 40

1 февраля 2008 в 13:30, просмотров: 1084

Детей, не расстающихся с карандашами и красками, родители отдают как минимум в кружок рисования. А потом, бывает, всей душой им завидуют: эх, меня бы в детстве так учили… Но кто сказал, что рисование — занятие только для тинейджеров? Взрослому научиться живописи с нуля гораздо легче! Более того — можно, впервые взяв кисть в бальзаковском возрасте, стать профессиональным и даже именитым художником.

Школа прапорщика

Москвичка Ирина всерьез занялась живописью только в 35 лет. Конечно, ее детские рисунки взрослые когда-то хвалили, но учиться рисованию так и не довелось. Повзрослев, девушка стала тренером по фитнесу. И только на четвертом десятке, случайно познакомившись с художником, который давал уроки взрослым, она принялась осваивать штрихи и мазки. Через несколько лет фитнес оказался забыт, а Ирина превратилась в профессионального живописца. Теперь она зарабатывает на жизнь, рисуя маслом портреты на заказ.

— Рисование — это навык, — утверждает Ирина. — Научить рисовать можно каждого. Только для этого требуется много времени и много денег.

И таких примеров немало. Скажем, на занятия к одному столичному художнику как-то начал ходить мужчина лет 50 — старший прапорщик в отставке. Более далекого от живописи человека трудно было представить. Первые месяцы художник чуть не плакал. А потом вдруг у ученика все наладилось. И через четыре года бывший прапорщик уже сделал выставку собственных работ — он прекрасно рисует пейзажи и натюрморты.

— Научить рисовать с натуры — кружку, крынку — можно любого, — уверен Юрий Воронцов, преподаватель детской художественной школы им. Ватагина. — Другое дело — придумать композицию. Это уже может только настоящий художник, у которого есть творческое мышление. Хотя и это мышление можно в себе развить.

Академия на уик-энд

Разного рода школ для новичков, студий, мастер-классов и репетиторов по рисованию в Москве не так уж мало. Есть курсы для всех желающих при известных художественных вузах. Большая часть педагогов учит взрослых в так называемом академическом ключе — им объясняют законы и технику рисунка и живописи и предлагают тренироваться, как правило, на натюрмортах.

— Тем, кто хочет научиться рисовать, начинать нужно с чисто академического подхода — с рисунка, с простых элементов, с кубиков, надо выполнять задания на построение, световидение, композицию, — считает Юрий Воронцов. — Потом уже люди уходят в кубизм, абстракционизм. Но Кандинский и все художники-новаторы — они же были прекрасные рисовальщики.

Однако у академического подхода есть и недостаток — он съедает много времени. Дети в художественных школах занимаются 3 раза в неделю по 3 часа. Но редкий взрослый может выделить столько для своего хобби.

— Ко мне по выходным ходят заниматься парень с девушкой, — рассказывает Юрий. — Они учатся на экономическом факультете, и вдруг им захотелось рисовать. Полгода уже ходят, и стало что-то получаться. Но беда в том, что за неделю отработанные навыки забываются. А рука должна чувствовать, что ты рисуешь. Они, к примеру, очень долго мешают краски на палитре — никак не могут получить нужный цвет. А надо понимать, из чего он складывается, сразу. Им надо бы рисовать по 1—1,5 часа в день. Но у них учеба, работа… А ведь чем больше бумаги и красок переведешь, тем лучше будешь рисовать.

Отключить полушарие!

Поэтому помимо проверенного десятилетиями академического подхода существуют и альтернативные курсы, где “студенты” занимаются по ускоренным авторским методикам. Лучше, если такие курсы будет вести сам изобретатель ноу-хау, а не тот, кто лишь “слышал звон”.

— По нашему методу обучения можно научиться рисовать за шесть занятий, — говорит Ольга Шматова, руководитель студии рисования для взрослых. — Хотя не у всех получается учиться так быстро. Поэтому мы предварительно проводим тестирование и выясняем, подходит ли человеку наш метод.

Существуют курсы так называемого правополушарного рисования. С помощью определенных упражнений человеку отключают левое полушарие мозга, отвечающее за логику, и творческое правое полушарие, разгулявшись на свободе, позволяет вдруг создавать неплохие работы.

— Но это американский метод, и он, на мой взгляд, несколько упрощенный, — считает Ольга. — Американец, если нарисовал что-то похожее не на арбуз, а на портрет человека, — уже бурно радуется. У нас все-таки культура и запросы выше.

От курсов, где учат реалистично, похоже изображать предметы, пространство, нужно отличать курсы, где учат самовыражаться в рисовании. Последние часто ведут не художники, а психологи. И перед учениками тут не ставят задачу нарисовать вазочку. Здесь достаточно несколькими мазками передать свои ощущения или настроение. Часто важен не столько результат, сколько сам процесс. Есть курсы, где рисуют под музыку, на других творят… лежа. Видимо, это должно лучше раскрывать внутренний мир.

Такие занятия могут сочетаться с арт-терапией. Но нередко доморощенные психологи делают очень упрощенные выводы о состоянии художника: рисунок преимущественно черный — значит, у человека депрессия. Хотя живописец, возможно, попытался передать на бумаге самую романтичную в его жизни звездную ночь.

Самоучитель и учитель

Книжные магазины сейчас завалены самоучителями вроде “Как нарисовать портрет?”, “Рисуем пейзаж” или “Учимся писать акварелью”. По мнению специалистов, эти книжки могут быть полезны, но в определенных ситуациях.

— Есть очень интересные книжки, в которых методично, поэтапно описано, как и что рисовать, — говорит Юрий. — Но лучше все-таки заниматься с преподавателем — он может показать методы какие-то, как мешать краски, как наносить штрихи или даже как правильно держать карандаш.

— Чтобы научиться рисовать по книжке, должен быть высокий уровень мотивации, — считает Ольга, автор нескольких учебников. — Человек должен заставлять себя регулярно заниматься. Все-таки книжки — для тех, у кого нет возможности встречаться с “живым” преподавателем. Скажем, для жителя далекого северного поселка или для того, кто болеет и не выходит из дома.

Мужчины-прагматики

Публика на занятия по рисованию приходит самая разнообразная. И бухгалтеры, и чиновники, и высокопоставленные сотрудники “Газпрома”, менеджеры, врачи, учителя, домохозяйки, студенты, пенсионеры… К Ольге Шматовой ходили заниматься крупные ученые — их научные руководители посчитали, что, научившись рисовать, те и к основной работе начнут относиться более творчески. И, видимо, были правы: недавно в студии отмечали защиту докторской диссертации одного из учащихся.

Солидный возраст, кстати, для начинающего художника совсем не помеха. Даже наоборот.

— Люди в возрасте хорошо учатся, — рассказывает Ольга. — Они более усердные, делают все домашние задания. А молодые не очень стараются, из пяти домашних заданий делают три и считают, что этого достаточно. Восточные люди, кстати, прилежно учатся, а русские — разгильдяи.

— Взрослым преподавать гораздо проще, чем детям, — добавляет Юрий Воронцов. — Они более грамотные, у них опыт за плечами, с ними легко говорить. Детям про светотень, рефлексы нужно объяснять буквально на пальцах. И еще тысячу раз повторить. А взрослым достаточно раз объяснить, пару раз напомнить — и они уже все схватили. К тому же взрослые более усидчивые, сосредоточенные, а детей на месте удержать три часа очень трудно.

Прошлой осенью к Юрию на занятия в ДХШ вместе с детьми начала ходить 36-летняя мама одной девочки. Женщина на 2—3 часа отпрашивалась с работы (кстати, она опять же… тренер по фитнесу, как и Ирина). И к Новому году она настолько преуспела в живописи, что ее рисунки смотрелись лучше всех в группе. Хотя это был выпускной класс, дети занимались уже четвертый год.

Подавляющее большинство художников-новичков — женщины. Мужчины приходят учиться редко и, как правило, с прагматической целью. Скажем, молодой человек жаждет занять освободившееся в его фирме место дизайнера. Осваивает основные законы рисунка и пропадает. Прекрасный же пол может ходить на занятия годами — не только порисовать, но и пообщаться.

Диета для живописца

В некоторые студии берут всех желающих. В других стараются отсеивать людей с нездоровой психикой или наркоманов, которых иногда приводят “отвлечься” родные.

— Когда мы начинали, 11 лет назад, мы брали всех, — рассказывает Ольга. — Но люди не совсем адекватные и учились плохо, и других отвлекали. Например, советуешь добавить немного черной краски, а человек отвечает: “Я черную брать не буду, она от дьявола!”

Интересно, что некоторые педагоги не любят, когда к ним приходят люди, учившиеся в детстве рисованию. Во-первых, у каждого преподавателя свои подходы, переучивать сложно. Во-вторых, ученики, рисовавшие когда-то довольно сложные композиции, часто презрительно фыркают, когда им предлагают вновь начать с азов, разъясняют элементарные, казалось бы, законы и просят изобразить незамысловатый кувшинчик.

Встречаются, однако, персоны, которым способность рисовать вообще не дана природой. При этом у человека могут быть другие таланты — к примеру, он хорошо поет. И, возможно, долбить стену, осваивая законы рисунка, даже не стоит, психика — вещь тонкая…

Чаще же причины рисовальной “тупости” лежат в другом. К примеру, как вспоминает Ольга Шматова, однажды к ним на курсы ходила женщина, у которой в это время после долгой болезни умер отец. И хотя она занятия не пропускала, чувствовалось, что думает она совершенно о другом и половины того, что говорит преподаватель, просто не слышит.

— А еще была 27-летняя девушка, которая поначалу делала большие успехи, — говорит Ольга. — Но потом, через 3—4 урока, ее словно подменили — она не могла даже с помощью линейки соединить две точки! Как оказалось, она… села на диету, да еще не высыпалась. А ведь рисование — это умственная нагрузка! Мозгу нужен кислород! Так что живописцы должны хорошо есть и спать!

Дорогое хобби

Диапазон цен на уроки рисования очень широк. 300—400 рублей за урок в группе в местном ДК или детской “художке” и от 500 до 3000 рублей за индивидуальное занятие с маститым живописцем.

Кроме того, придется потратиться на “оборудование”. Как правило, новички рисуют карандашом или акварелью. За масляные краски берутся уже продвинутые художники. Карандаши, ластики и бумага стоят копейки. Кисти, в зависимости от их толщины и качества — в среднем от 10 до 300 рублей. Как правило, нужен набор из 5—10 разных кисточек.

Цены на хорошие акварельные краски начинаются от 500 целковых. Планшет, на который натягивают бумагу, обойдется в 300—400 рублей. Можно также обзавестись палитрой (около 100 руб.), сумкой для переноски планшета (400—700 руб.) и прочими прибамбасами. В некоторых студиях все материалы предоставляют — это входит в стоимость уроков.

— Но занятия рисованием обходятся очень дорого даже не потому, что нужно платить за материалы и за уроки, — считает портретист Ирина. — Просто если хочется сделать серьезную работу, тот же портрет, на это уходит много часов. И чтобы найти время, человек вынужден в конце концов бросать основную работу, а значит — лишаться дохода. Можно, конечно, рисовать в свободное время. Но если хочется делать это на высоком уровне, серьезно, то это процесс трудоемкий и с обычной работой не совместим.

кстати

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА

Даже взяв в руки кисть лишь во взрослом возрасте, можно стать знаменитым художником.

n К примеру, Ван Гог начал учиться живописи, когда ему было за 30. До этого он успел поработать комиссионером, учителем и проповедником.

n Поль Гоген в юности был матросом, затем сделал успешную карьеру в банке, а рисовать начал тоже лишь к 30 годам, в 35 бросив ради живописи и работу, и семью с пятерыми детьми.

n Павел Федотов (известный по картинам “Сватовство майора”, “Анкор, еще анкор!”), прежде чем стать живописцем, окончил кадетский корпус и десять лет отслужил офицером.

n А Михаил Врубель поначалу получил юридическое образование и лишь после этого поступил в Академию художеств.



    Партнеры