Сюжеты

7 февраля 2008 в 18:47, просмотров: 778

ПОЧЕРК


 

Засыпая, он перебирал в памяти события дня. Все было хорошо, умиротворяло, но вместе с положительной, полезной, цементирующей уверенность информацией в компьютер мозга запала песчинка. От нее, как из радиопередатчика, распространялись импульсы тревоги.

Он стал вспоминать и обнаружил эту червоточинку. Скверный почерк был у его нового заместителя. Очень скверный. Нервный, дерганый, нетерпеливый.

КТО ИЗ НАС БУКАШКА?

По руке — от запястья к локтю — пробирался пестренький паучок. Понимал ли, что ползет по телу существа во много раз большего? Могла ли крохотная головенка вместить и соизмерить подобные масштабы?

Щелчком он сбил паучка на землю.

Для насекомого, наверное, так и осталось загадкой: что за сила обрушилась на него? Впрочем, вряд ли оно осознало, что его вообще могли прихлопнуть.

А вот стряхнувший с себя паучка мыслитель вполне осознавал такую вероятность — грозившую ему, большому и сильному, буквально отовсюду.

БЛАЖЕНСТВО


 

За ночь часы уходили на пять минут вперед. Поэтому, когда раздавался резкий будильничий звонок, прогонявший сон, — он знал, что может еще пять минут понежиться в постели.

 

ПЕРВАЯ НОЧЬ В КВАРТИРЕ


 

Он брел по совершенно незнакомой квартире. В темноте ощупывал неизвестные предметы. Не стремился включить свет — приятно было думать, что по ошибке попал не к себе. А квартира была его. Новая. В которую только-только переехал. Купил обстановку. И теперь к ней привыкал.

 

ИЗОБРЕТЕНИЕ


 

Глядя на эту женщину, он изобрел новую шахматную фигуру: ничего сама не предпринимает, только мешает другим.

 

БУДИЛЬНИКИ


 

Старый будильник тихо умирал. Лишь когда я возвращался из командировок, он радовался моему появлению и начинал тикать, но часа через два снова задремывал, впадал в старческую спячку. Его миролюбивый, спокойный нрав был мне по душе — в отличие от надрывного характера нового будильника. Старый будильник заботился обо мне, а новый — о себе: все время куда-то спешил, торопился, подгонял, норовил убежать вперед, и звонок у него был резкий, противный. Раздраженный его прытью, я переставал его заводить, прятал в шкаф, он и там громко тикал, отчаянно голосил, напоминая о себе…

 

СПЕШКА


 

Услышав телефонный звонок, она побежала из ванной комнаты к аппарату. Споткнулась, упала, повредила ногу. Кость долго не срасталась. Пришлось лечь в клинику. Навещал муж, не уставал корить ее:
— Надо же! Да черт с ним, с телефоном, кому нужно — перезвонили бы. Зачем бежать? — и всплескивал руками.
Она кивала. Она и сама понимала: бежать не следовало. Она бы и не побежала, если бы знала, чем закончится.

 

КЛАДБИЩЕ СЮЖЕТОВ


 

На кладбище сюжетов бродили тени, вызванные к жизни воображением художников, но потом забытые или вычеркнутые из рукописей, стертые с холстов.

— Почему? Почему нас убили? — вопрошали тени.

Слышались ответы, предположения:

— Побоялись…

— Захотели угодить…

— Продались…

— Поленились…

Но, даже если угадывали точно, чем это могло помочь?

А потом появилась медленно бредущая прозрачная женщина.

— У нас была любовь. И он меня увековечил… Но жена устроила скандал. И он заменил цвет моих волос и глаз… Я стала не я.

Ее горе было самым горьким.

НЕВИНОВАТЫЙ


 

Он стоял где положено. Посреди улицы, на переходе, там ось делит мостовую на две равные части.

За спиной шла вереница машин вправо. Перед ним двигался металлический поток — влево.

Он стоял правильно. Навстречу, с тротуара на мостовую, шагнул мужчина. И пошел вперед. Машины сигналили, а он шел. Стоявший наблюдал за ним. И за себя в тот миг совсем не опасался. Он-то сам стоял правильно.

И тут машина, которая неминуемо должна была сбить шедшего, пытаясь избежать наезда, резко свернула.

Стоявший испугался до ужаса, а уж она поддела его тупой своей мордой, и он почувствовал разрывающую внутренности боль… “Но я же все делал правильно” — пронеслось в мозгу…





Партнеры