Вариации на тему Кафанова "Федор"

Такого тоже больше не будет.

13 февраля 2008 в 14:40, просмотров: 292

Моему второму мужу после развода с женой из имущества досталось примерно то же, что и герою сказки "Кот в сапогах", но не кот, а пес – красавец кокер-спаниель. С ним он ко мне жить и пришел.

Пес был жутко породным, умным, вышколенным, с блестящей ухоженной светло-рыжей шестью, темными глазами с ресницами, одно слово – ангел. Но недостаток у ангела все же был – он был до омерзения по-человечески ревнив. Кроме хозяина других людей для него не существовало. Моего ребенка за человека он вообще не считал: так что-то не существенное, вроде мебели. Позволял иногда поиграть, если было настроение, давал себя погладить. Больше ни какой фамильярности. Хуже всех приходилось мне – главной претендентке на любовь хозяина. Пройти мимо, когда я, расслабившись, сижу в кресле у телевизора, и куснуть меня за беззащитную голую пятку – это был ритуал, украсть и припрятать тапок (причем только мой) – ежедневное развлечение, погрызть слегка мою туфлю – тоже развлечение, но редкое, поскольку за это больно доставалось от хозяина.

Когда я пыталась его погладить, он как-то весь напрягался, а потом старался потихоньку вывернуться из-под руки. Он даже еду принимал от меня с презрением. Как бы не был голоден, к миске подходил не сразу, а подумав, повздыхав, всем своим видом говоря: ну, что поделаешь, приходится есть из этих рук…

При этом с гостями он был ласков, весел, позволял собой любоваться, гладить, ласкать, тормошить, принимал угощение со стола. Но больше всего мне доставалось, когда приходилось с ним гулять. Он совершенно меня не слушался, вел себя как беспородный шальной щенок, все время рвался, запутывал поводок, лаял и задирался к другим собакам, вырвавшись, часто убегал. Я, как идиотка, носилась за ним или с ним по всему двору. Собачники недоумевали, считая, что у нас две собаки: одна, степенная, гуляет с мужем, другая, бестолковая, со мной. Поэтому муж не мог вечером задержаться на работе и свел до минимума все свои командировки. Мне приходилось смиряться с мерзким характером пса, поскольку муж любил его отчаянно, может, от части, благодаря такой ревности.

Кончилось все печально: пес все-таки пострадал из-за своего жуткого характера. Однажды, когда муж был в командировке, мне пришлось самой пойти с ним на прогулку. Вел он себя в тот день необычайно мерзко: перевернул миску с водой, куда-то затащил поводок. Наконец вышли. После того, как он сделал свои дела, пошли в булочную. А этого он не переносил категорически. Быть привязанным у порога магазина – это такое унижение для породистой собаки, но оставить его не привязанным было нельзя.

Когда я вышла и стала его отвязывать, от злости он меня слегка тяпнул, я нечаянно выпустила поводок. Пес понесся по улице, я за ним. Мои призывы вернуться, пойти домой, взять конфету - он полностью игнорировал.

По нашему небольшому переулку проезжают две машины в час. Одна досталась ему… Его давно уже нет, но я все равно его помню, люблю и жалею. Может быть, потому что он так похож на нас, людей.



Партнеры