ПУГАЧ ДЛЯ ДУРАКОВ

16 февраля 2008 в 23:54, просмотров: 266

Новая идеологическая провокация под названием "Гибель империи. Византийский урок" не представляет собой ничего принципиально нового. Но некоторая двойственность впечатлений от видеофильма архимандрита Тихона (Шевкунова), конечно, есть.

С одной стороны, эта двойственность вызвана высоким кинематографическим качеством преподнесения известного мифа с целью индоктринировать его в дезориентированное общественное сознание россиян. С другой стороны - слишком уж откровенной чудовищностью того факта, что во взращивании идеологии "православного фашизма" открыто принимают участие представители официальной Церкви.

Фильм-акцию архимандрита Тихона (Шевкунова) можно воспринимать одновременно в двух аспектах. Во-первых, как прецедент авантюрной и сознательно поверхностной трактовки истории, спрос на которую хорошо апробирован массой популярного чтива, выдержанного в духе так называемой "фоменковщины". Появление в России первых вариантов светского мифа о "светлом будущем из славного прошлого" относится к началу-середине 1990-х годов, когда все подобное было еще в новинку. Прекрасно изданные конспирологические изыскания академика Фоменко воспринимались тогда большинством просто как красивые фантазии, но сразу снискали глубокую благодарность косной псевдонаучной общественности за предоставление возможности не изучать, а интерпретировать историю. В то время лишь единицы, сопоставлявшие расходы на популяризацию идей "праславянского арийства" и имена авторитетных персонажей в научно-номенклатурном бомонде, догадывались, что это могло быть пробой пера будущего идеологического проекта, в чем оказались правы.

Во-вторых, архимандритова версия не может рассматриваться, как всего лишь историографическая мифологема, потому что относится она к истории Византии так же, как учение Гербигера о мировом льде, ставшее одной из основ нацизма, относится к истории земных цивилизаций. Другое дело, что в отличие от германских нацистских идеологов, вынужденных в середине прошлого века кокетничать с нацией, требовавшей от предлагаемого ей мифа хотя бы "инфернального эстетизма", создатели небесталанного пропагандистского ролика "про Византию" не старались бросить вызов косности и невзыскательности вкуса современных россиян.

В качестве цементирующей идеи отечественного производства на место "инферно" в фильм впрыснута вульгарная трактовка православия, что действительно верующих не может не покоробить. Так когда-то марксизм-ленинизм был помещен на место веры, Поэтому фильм и воспринимается убедительным разве что самими сторонниками втягивания России в новый виток тоталитаризма, да той аудиторией, которая живет в виртуальной реальности, навеянной нескончаемыми фэнтази, будь то американские или "православно-патриотические".

Для того, чтобы классифицировать ролик архимандрита Тихона, вовсе не требуется особо глубоких знаний по истории Византии, да и по истории вообще. Не обязательно даже иметь для того повод обращать особое внимание на продукцию, выходящую с клерикального конвейера - то есть, быть грамотным в религиозных вопросах и настороженно относиться к любым проявлениям необольшевизма. Потому что ролик представляет собой довольно откровенную и понятную всем притчу о том, что может ожидать Россию ("Византию"), если, оставляя своему "преемнику" "стабилизационный фонд" (казну), ориентированный на увеличение боеспособности режима наш Путин ("Василий II") вдруг, да и ошибется в его выборе. При этом, международное сообщество ("Европа") не виновно в том, что оно "враждебно" России ("Византийской империи"), потому что Запад изначально ("генетически") является антиподом России ("Византии") и православия, являющих собою единую и безусловную ценность. Запад же - противовес этой ценности и безусловное зло.

Неуклюжие реверансы создателей фильма по поводу византийской традиции преемства власти, правда, явно недостаточны, чтобы не задеть нынешнего преемника - Дмитрия Медведева. Увы, но по причине упущения из внимания того, что "переделать хуже, чем недоделать", авторы фильма впрямую ассоциировали нынешнего российского "преемника" с буффонным Константином VIII, противопоставив его рачительному брату. Другое дело, что это тоже могло быть не случайно, оправдайся вдруг ходящая в околоцерковных кругах байка, что "Путин нас не оставит" и не далее, как к будущей зиме вернется, чтобы снова "спасти Россию и россиян".

Сам священнослужитель, будучи автором сценария и закадрового текста, играет еще и символичную роль глашатая духовности, претендующего на особую авторитетность. Архимандрит Тихон (Шевкунов) принадлежит к новому постсоветскому клиру. Тому самому, который стал питательной средой для завершения процесса мутации официального российского православного института в идеологический. В отличие от старшего поколения церковных функционеров, психологически изуродованных в процессе своего формирования, новое поколение, матереющее в наши дни, нельзя назвать ослепленным или обманутым. Оно цинично, и это обстоятельство было бы некорректно оценивать по шкале категорий "хорошо" или "плохо". Доминирование сегодня идеологического вектора, которому следуют автор фильма и многие иные активные сторонники клерикального переориентирования России, является результатом грандиозного обмана, предпринятого после неудачной попытки Православной Российской Церкви следовать курсом Поместного Собора 1917-18 гг.и последующего полного уничтожения в стране легальных структур исторической Церкви. Одновременно, это становится и нашей общей расплатой за неслыханное святотатство ХХ века, то есть явлением, которому рано или поздно все равно должно быть.

Поэтому, по грубоватой, но (если исходить из контекстной иронии при использовании эпитета "тухлость" в русском языке) верной оценке одного из участников интернет-форумов, "тухлое кинцо", в общем-то, и не могло быть иным. Рассуждения о достоинствах и недостатках фильма, как образчика кинопроизводства, потребовали бы оценки его в категориях кинопроката - то есть зрелищности, качества видеоряда и совместимости с текстовым и звуковым сопровождением, в быту называемых "смотрибельностью". В этом плане фильм, кстати, очень качественный, и смотреть его стали бы с более-менее устойчивым интересом и интеллектуальные подростки, и взрослые.

Но есть еще целая гроздь критериев, соответствие которым ролика архимандрита представляется весьма сомнительным. Это, во-первых, историчность - ведь кинолента претендует на документальность, но не может считаться таковой. Хотя бы потому, что, к примеру, период существования китайской империи не исчерпывается одной лишь династией Цин, так же, как русская имперская государственность одной только династией Романовых. Тем более что на самом деле за почти 3000-летний период существования Китайской империи до монгольских завоеваний в ней сменилось шесть династий - Шан, Чжоу, Цин, Хань, Тан, Сун, а затем империя возобновилась династией Мин, основавшей Пекин. Да и древний Египет, не упомянутый в фильме, который тоже можно отнести к империи, просуществовал много дольше полутора тысячи лет.И, когда в контексте своего повествования, автор акцентирует внимание на более чем 1000-летней истории Византии, как образчике успеха государственного строительства в сравнении с Китаем, то просто вводит слушателя в заблуждение. Подобных деталей в фильме достаточно много, чтобы исказить представления любого зрителя о некоторых очень объективных постулатах исторической науки.

Вторым критерием оценки претендующего на роль откровения фильма должна считаться степень его этичности в отношении упоминаемых в нем вероисповеданий и этносов. Она тоже крайне низка. Ведь фабрикации киноверсий антисемитских, расистских и иных ксенофобских мифологем хотя и имеют место в творческой практике иных кинопродюсеров и режиссеров, но мало в каких государствах пользуются столь высокой симпатией власти, чтобы демонстрировать результаты такого творчества на государственном официальном канале ТВ за несколько недель до президентских выборов. То есть фильм можно определить, как, возможно, "заказанный" одной из заинтересованных в определенном результате предстоящих выборов политической силой.

В качестве третьего критерия нельзя не упомянуть воспитательную направленность якобы документальной ленты, формирующей у религиозного зрителя параноидальную уверенность в исключительности некоего "неискаженного православия", которому откровенно противопоставляются "крестоносцы" Европы, то есть все аспекты западной христианской цивилизации с ее духовным центром в Риме. Выходит, именно отсюда, от церкви Петра, по версии архимандрита, исходит главная опасность его "православию", "погубившая" и Византию. Оказывается, причиной распада империи стали не турецкие завоевания и внутренняя деградация громадного административно-территориального конгломерата, а гнусные венецианцы, генуэзцы, парижане и прочая псевдохристианская шваль, которой помогала интеллектуальная элита Византии - "интеллигенция". Все, как у нас! И "олигархи", которых, как наших "ходорковских", басилевс нещадно дискриминировал, и христианская Европа, которая, как нынешний Запад, пыталась помочь спасти хоть что-то в приближении девятого вала варварства, и свое "православие", которое автор фильма противопоставляет иному христианству. Выводы из такого "урока" архимандрит Тихон подразумевает, конечно же, соответствующие. Правда, задолго до него эти выводы уже озвучивали не только "православные патриоты", но и внезапно ощутившие себя "православными" откровенные безбожники. Озвучивали открыто, превращая веру в идеологию собственной исключительности, Церковь - в государственный идеологический департамент и жупел необольшевизма, а вселенское христианство - в одно из свойств "врага". Теперь к ним присоединился и "общероссийский духовник", в свете чего и обретает такой отзыв о фильме главы "Русского дома" Александра Крутова, как "мы наконец-то увидели взгляд православного человека на мир и историю", свой особый, крайне удручающий смысл для любого россиянина, верующего во Христа.

С другой стороны, в самом факте появления такого фильма есть и нечто утешительное. Как известно, его автор - архимандрит Тихон (Шевкунов) - работал над своим детищем около полутора лет, что срок для такой ленты, в общем-то, немалый. Судя по внимательной проработанности фильма в плане его суггестивности, - то есть особой убедительности формируемых им взглядов, - к делу приложили руку и профессионалы. Трудно сказать, обошлось ли тут все одними нейро-лингвистическими программистами или к созданию фильма был привлечен кто-то из специалистов по харизматическим культам, но ролик получился, как говорится, "работающий". Тем не менее, достигать успеха в формировании осознанной и подсознательной враждебности к ценностям мировой цивилизации он может только у косной аудитории. То, что со стороны крупнейшей религиозной организации России в преддверие выборов предпринят такой ход "ва-банк", как открытое вступление в пропагандистскую кампанию на стороне реваншистов "большевистского тоталитаризма", свидетельствует, что все менее действенные аргументы исчерпаны. А это значит, что...

Литературный критик Наталья Иванова, назвавшая демонстрацию по телевидению произведения архимандрита одним из наиболее неприятных впечатлений прошедшей недели, отмечая, что "Гибель Империи. Византийский урок" ... компрометирует духовный и интеллектуальный уровень РПЦ", задается в связи с этим вполне уместным вопросом: "Как понять этот гремучий пугач для дураков?" Это к тому, что как бы много таких дураков не собиралось в одно время в одном месте в любой отдельно взятой стране, ими оказываются далеко не все. Подтверждением тому служит, например, недоумение, которое вызывает у самых разных зрителей один из заключительных титров к ролику, гласящий, что "все факты, изложенные в фильме, основаны на подлинных исторических событиях". А это значит, что создателям фильма не удалось скрыть от зрителя, что "факты", за которые выдается идеологическая интерпретация византистского мифа, будучи извращенными в процессе толкования, превращены ими в пропагандистские домыслы, в уловку, не имеющую ничего общего с правдой и служащую нуждам текущего политического момента.

PORTAL-CREDO.RU



Партнеры