Параллельная экономика

Создание государственных корпораций – одно из самых заметных явлений экономической жизни страны

6 марта 2008 в 15:33, просмотров: 526

После долгого периода либеральной политики власть все активнее участвует в строительстве рыночного хозяйства. Однако уверенность в том, что этот опыт окажется удачным, вызывает немалые опасения.

Последние два года в стране активно идет процесс создания государственных корпораций. В 2006 году их было организовано четыре, в прошлом – еще шесть. С самого начала эта политика вызывала весьма настороженное отношение многих экспертов.

Строительный бум

Не раз высказывалось мнение, что такой подход ведет к усилению присутствия государства в экономике, неэффективному расходованию бюджетных средств и непрозрачной деятельности образуемых структур. Но при этом не всегда принимались во внимание конкретные причины и условия, вызвавшие появление той или иной госкорпорации.

Итак, по какому принципу идет строительство госкорпораций? Как полагает заместитель генерального директора Межведомственного аналитического центра Юрий Симачев, этот процесс фрагментарен, поскольку отражает интересы различных групп влияний. Но при этом надо иметь в виду, что сами госкорпорации – не более чем инструмент решения конкретных задач. И его эффективность зависит от того, как он будет настроен.

В определенном смысле в стране складывается параллельная, представленная госкорпорациями экономика. Однако однозначно говорить о том, что повсюду, где они появляются, идет резкое усиление государственного присутствия, было бы опрометчиво. Процесс более сложен.

Официальная версия

За последние два года возникли три типа корпораций. Первый основан на появлении крупных структур на основе реструктуризации государственной собственности. В качестве такого примера можно назвать сложенную из разных частей авиапрома Объединенную авиастроительную корпорацию.

Можно ли считать, что с их возникновением произо-шло усиление позиций государства в экономике? Ведь в конечном счете сумма активов осталась прежней.

Их лишь сложили в одну большую структуру.

Второй вариант – создание квазиминистерств или квазиагентств – наподобие Государственной корпорации по атомной энергии «Росатом». При таких госкорпорациях создается разветвленная сеть операторов для выполнения задач или для организации финансирования долгосрочных проектов.

И третий тип госкорпораций – классические институты развития. Самый яркий пример – учреждение на базе Внешэкономбанка госкорпорации «Банк развития и внешнеэкономической деятельности» (Внешэкономбанк). Их задача аналогична той, которую они выполняют в других странах.

Три типа госкорпораций предполагают решение и трех типов задач. В первом случае преследуется цель консолидировать государственные производственные активы и повысить эффективность управления ими.

Во втором – увеличить эффективность реализации долгосрочных проектов, персонифицировать ответственность управления ими, компенсировать недостатки существующей административной системы.

Институты развития, по сути, нацелены на решение долгосрочных стратегических задач. Поэтому они позволяют отделить их реализацию от текущей деятельности правительства, а также компенсировать провалы рынка, развивать инфраструктуру.

Реалии жизни

Но это официальный набор причин их создания. В реальности, естественно, все немного по-иному, тут госкорпорации могут преследовать и другие цели. Ведь, по сути дела, каждая из них – результат чьего-то лоббирования. Вопрос в том, насколько направление продвижения той или иной структуры совпадает с объективными потребностями развития.

Далеко не последний момент – в каких правовых формах функционируют госкорпорации. От этого напрямую зависит уровень подчиненности этих предприятий, а значит, их возможности и влияние.

В одних госкорпорациях руководитель или наблюдательный совет назначается президентом, в других – правительством. А это определяет уровень влияния и принятия ключевых решений.

Появление госкорпораций – это не только экономическое, но политическое и идеологическое явление, столкновение либеральных и консервативных взглядов на экономику. Для многих либералов возникновение таких компаний приемлемо лишь в той мере, в какой они влияют на становление новых секторов экономики, развитие которых тормозится нынешней экономической ситуацией.

В этом случае госкорпорация играет роль лома, пробивающего бреши в старых стенах. В то время как прежняя система настроена на развитие уже существующих секторов. К тому же либералы понимают, что мини-стерства поглощены текучкой, стало быть, нужны струк-туры, которые занимались бы более долгосрочными проектами.

Лавина с горы 

Одним из самых ярких примеров создания именно такой «впередсмотрящей» корпорации является учреждение Российской корпорации нанотехнологий. На сегодняшний день с ней связываются основные надежды с прорывом в сферу высоких технологий.

Какова главная задача этой структуры? По словам генерального директора Российской корпорации нанотехнологий Леонида Меламеда, – закрыть разрыв между фундаментальной наукой и товарами на прилавках. С одной стороны, в России немало ученых, которые с удовольствием готовы исследовать все что угодно. Но они не представляют, какие их разработки могут продаваться. 

С другой – есть бизнес, который совершенно не готов покупать отчеты по НИОКР. Ему нужны как минимум промышленные образцы, технологии. Исправить этот дисбаланс и должна корпорация.

Процесс должен идти в двух направлениях. Первое на-правление – инвестировать и соинвестировать в значимые проекты в области нанотехнологий. И это не единичные продукты. На них возлагается роль «скатывающегося с горы камня, который вызывает лавину».

Второе направление – создать инфраструктуру в области нанотехнологий. Ведь сегодня в этой сфере еще даже не проведена инвентаризация. Неясно, каков объем проектов, которые могут дать практические результаты.

Важнейший момент – проблема интеллектуальной собственности. Например, в портфеле Массачусетского технологического института в США три тысячи патентов. Он распоряжается суммой в сотни миллионов долларов – такова ежегодная прибыль от продажи лицензий и прав на эти патенты.

В российских институтах с той же численностью сотрудников объем патентных портфелей на порядок меньше. Это происходит не потому, что наши ученые или изобретатели не способны порождать новое, что может быть запатентовано. В сегодняшней ситуации выгоднее скрывать новации, нежели придавать им рыночную ценность. Без решения этого вопроса наше продвижение в области нанотехнологий будет тормозиться, полагает Леонид Меламед.

Средство от примитивизации

Пример учреждения Российской корпорации нанотехнологий – пожалуй, тот редкий случай, с которым со-гласны и либералы, и государственники. Однако в целом госкорпоративная страда вызывает крайне неоднозначную реакцию экономистов. И это закономерно, так как появление крупных, учреждаемых государством компаний существенно видоизменяет экономический ландшафт. Это игра с самыми серьезными последствиями и неясными результатами.

По мнению директора Института экономики РАН РФ Руслана Гринберга, появление госкорпораций вызвано тем, что мы никак не можем побороть тенденцию к примитивизации экономики.

Благополучие последних восьми лет во многом связано с необычайно хорошей конъюнктурой мировых цен на наше сырье. Так что роль правительства в экономических достижениях невелика. Ближайшие несколько лет дадут понять, чего стоят нынешние успехи. Отсюда и усилия, которые руководители страны тратят на то, чтобы переломить крен на упрощение народного хозяйства. Ответом на этот вызов и является создание государственных корпораций.

«Далеко не все экономисты приветствуют курс на появление госкорпораций. Я не отношу себя к тем, кто воспринимает отрицательно подобную практику, – говорит г-н Гринберг. – С моей точки зрения, это попытка создать хозяйственный субъект, способный реагировать на различные идущие от государства сигналы.

Например, проблема авиастроения. В свое время было только две державы, производившие гражданские самолеты, – США и СССР. И сейчас их две. Только это США и ЕС. У России есть шанс стать третьей в этой «компании». Ждать, пока рынок решит этот вопрос, нелепо, от отрасли ничего не останется».

Есть, хотя и немногочисленные, примеры успешных госкорпораций. Так, аэробус появился далеко не в результате рыночных процессов. Собрались руководители нескольких стран и решили создать самолет не хуже «Боинга». Распределили, кто что будет делать.

Может быть, это не лучший путь, но бывают времена, когда без госкорпораций обойтись трудно, полагает известный экономист.

Появление госкомпаний можно принимать только в качестве временного решения, в свою очередь отмечает президент Института энергетики и финансов Леонид Григорьев. Мир намучился с ними еще в 70–90-е годы. И большинство из них (и в Европе, и в Латинской Америке) были приватизированы. Сценарий повсюду был схож: через некоторое время эффективность таких компаний падала, они обрастали большим количеством сомнительных должностей и прочими атрибутами государственных структур.

Как замечает руководитель НП «Экономическая экспертная группа» Евсей Гурвич, учитывая организационную форму, в которой некоторые из них создаются  (в виде некоммерческих партнерств), можно сказать, что мы, по сути дела, приступили к строительству новой общественной формации – неком-мерческому капитализму. Не слишком ли опасный  эксперимент?

Но коли он уже начался и будет продолжаться, то в новой модели российского капитализма очень важно обеспечить равные условия для всех видов бизнеса, полагает Руслан Гринберг.

Государство создает свои корпорации. Но смогут ли они все делать сами? Или будут привлекать частный бизнес на принципах аутсортинга? Если возобладает именно такой подход, эффект от появления госкорпораций может быть положительным.

Польза в будущем, риски – сейчас

Появление целой плеяды экономических субъектов вносит новый серьезный элемент в экономическую ситуацию. Возможная польза от появления госкорпораций будет получена только в будущем, а вот риски, вызванные их присутствием, возникают уже теперь.

Рискованно само по себе появление моды на их создание. Для России характерно бездумное подражательство: если госкорпорации создают в одной сфере, тут же появляются желающие формировать их и в других секторах, вне зависимости от целесообразности этого.

Второй очевидный риск – госкорпорации чаще всего становятся монополистами в своей отрасли, а это ведет к злоупотреблению их монопольным положением. Понятно, что гиганты могут бороться только с гигантами, мировая экономика устроена так, что именно большие компании в ней играют ведущую роль. Но они должны действовать в конкурентной среде. А гарантий, что она возникнет в нашем государстве, нет.

Третий риск – появление госкорпорации практически означает возникновение нового мощного просителя. Он начинает требовать дополнительных ресурсов, предоставления преференций и много чего еще.
Четвертое возможное последствие связано со снижением общей прозрачности экономики, так как обычно госкорпоративный сектор самый закрытый.

Закрытость вызывает другой негативный аспект – госкорпорации порождают мощную систему лоббирования.

Понятно, что ставка на госкорпорации может быть полезна лишь в краткосрочной перспективе. Хочется надеяться, что это все же не генеральная линия развития экономики. Государственные корпорации в какой-то момент способны помочь решению некоторых задач. Важно вовремя трансформировать их – так, чтобы они сами не стали большой проблемой.     



Партнеры