Жесткий лед

Лариса Вербицкая:“Слава Зайцев дает на карманные расходы”

6 марта 2008 в 14:27, просмотров: 377

Утренние эфиры Ларисы Вербицкой, наверное, самые эффективные для подъема телезрителей. Не так-то просто снова закрыть глаза, когда с экрана улыбается такой редкой красоты женщина. И появление Вербицкой в ледовом шоу никого не удивило: словно она всю жизнь на коньках стояла, прирожденная фигуристка!

О коротких житейских паузах между гастролями и эфирами, женских секретах и верном псе своего сердца Лариса рассказала корреспонденту “МК-Воскресенья” поздно вечером, за чашкой чая, в ресторанчике возле “Останкино”.

Трещины на костях

— Лариса, почему вас так трудно застать в столице?

— Я много езжу с гастролями ледового шоу по городам России, ближнего и даже дальнего зарубежья. Мы выступили в Германии, Италии, Америке. В последнее время ловлю себя на мысли: “Боже мой, в каком я городе?..” Я различаю города только по женским раздевалкам в ледовых дворцах и гостиницам.

Прошлое лето вообще не помню. Оно началось сразу с зимы — с коньков, экипировки, льда, синяков… Я уже с улыбкой раздаю автографы как фигуристка, а не как телеведущая.

— Близкие страдают от вашего фигурного катания?

— Больше всех страдает мой пес Джонни. Поэтому первое, что я делаю, переступив порог, — чмокаю его в нос, иначе обидится и не поймет! (Смеется.) А потом уже целую всех остальных.

— Вам коньки еще не надоели?

— Уже жалко бросать. Осталось еще немножко потерпеть. Профессиональным фигуристам легче: у них накатанные годами номера. И одна забота — выйти и сказать: “Что-то сегодня лед жесткий…”

Когда все закончится, я возьму большой гвоздь, вобью его в стену, повешу на него коньки, куплю самую красивую раму и напишу: “Ледниковый период моей жизни”.

— У вас были травмы?

— Конечно! Переломы ребер, трещина на запястье, травма колена. И бесконечная боль в мышцах — уже привычное состояние.

“Сплю в позе лотоса”


— За границей успеваете пробежаться по магазинам?

— Шоу заканчивается глубокой ночью, а на следующее утро ты уже отдираешь себя за ресницы от подушки в пять утра, чтобы ехать в аэропорт… Иногда приходится совмещать 2—3 города подряд!

— И как потом приходите в себя?

— Если выходной, то сижу дома, занимаюсь собой. Могу весь день проходить в домашних тапочках и пижаме. Но как только чувствую, что силы ко мне возвращаются, тут же начинаю фонтанировать на тему каких-то дел, встреч и так далее. Вот тогда иду в салон, на массаж, занимаюсь телом, лицом.

Уход за собой — приятная необходимая часть моей работы. Иногда смотрю на себя в зеркало и говорю: “Сегодня ты идешь на фитнес, и меня не волнует, хочется тебе или нет!”

— Что же вы такое должны увидеть в зеркале?

— Просто чувствую, что мышцы не так податливы, и тело нужно просто наказать физическими нагрузками. Важно чувствовать себя всегда уверенно в платье с открытыми плечами, спиной…

— Открытым пупком… Вы ведь носите джинсы с низким поясом, которые, говорят, вас убедила купить дочь?

— Ношу (задумчиво)… Но мне не очень нравится этот стиль. Не дело, когда “многоярусное” тело нависает над поясом на бедрах. Как угодно можно относиться к полноте, но думаю, что такая современная несостыковочка моды великого Кустодиева вряд ли бы впечатлила!

— Вы по графику в спортзал ходите?

— График существует. Я выбираю тренировки, которые близки к сегодняшнему состоянию. Если не выспалась, то мне больше подходит йога. (Смеется.) Можно доспать в позе лотоса или в какой-нибудь другой, удобной. Но тренировки на износ — не для меня.

Плоды склероза

— Хозяйством сами занимаетесь?

— У меня есть помощница, которая помогает мне дома и на даче. С одной стороны, это облегчает жизнь, а с другой — дисциплинирует. Ведь какие-то интимные подробности жизни не должны быть на виду. Поэтому мы невольно начинаем ей помогать.

— Вы часто выбираетесь на свою подмосковную дачу в Подольском районе?

— Стараюсь по возможности там бывать, а этим летом из-за участия в ледовом проекте почти не получалось. Скучаю по своему любимому саду с цветами. Сейчас многие из них в доме, и приходится поддерживать освещенность определенную, чтоб они благополучно перезимовали. А стрижка газонов и все остальное — это мужское дело.

— А фруктовый сад у вас есть?

— Мы посадили какую-то смородину, сливу, яблони — что из этого получится, не знаю. Вообще, у нас дом стоит прямо в лесу. Есть искусственный прудик. Очень много птиц, белок, которых мы зимой подкармливаем кедровыми орехами и семечками. Дятел поселился! В прошлом году зазимовала одноногая синичка. Весной у нас целые оркестры птичьи, такие хоры, что заслушаешься.

— Прямо заповедник Снегурочки!

— Да! Белки по часам ходят к кормушке: выглянешь в полдевятого в окно — они на завтрак идут. У них же еще, как у людей, жадность и склероз: несъеденные орехи уносят с собой и прячут в разных углах участка. И забывают о них. Кедр нам посадили три года назад. Сейчас выросло деревце сантиметров 15—20.

“Машина не должна понравиться грабителям”

— Гостей вы дома или за городом принимаете?

— Сейчас все торжества перебрались за город. Обычное дело — пятничный ужин с друзьями на даче. Мне там очень хорошо: потрескивание камина, снежные еловые лапы в окна бьются…

— Насовсем уйти “в отрыв от цивилизации” и туда перебраться не думали?

— (Смеется.) Да я и в Москве не напрягаюсь! Мне и здесь хорошо! Тем более — все же 30 км от Москвы! А в обе стороны — 60 набегает. Летом я туда чаще езжу.

— А в Москве далеко от “Останкино” живете?

— Я живу в одном из живописных московских районов — Орехове. Закаты-рассветы, каждый раз новые картины, просторы — место очень приятное.

Но эти пробки уже измотали — я сегодня ехала на работу три часа, выпрыгивая просто из собственной одежды. Перенервничала. Понимаете, есть два места, куда невозможно опоздать: в эфир и на самолет. Вот буду возвращаться домой в три часа ночи по свободной Москве — и расстояние, которое я преодолевала за три часа, проеду за тридцать минут!

— На чем ездите?

— На “Сузуки Лиане”. Это уже второй мой автомобиль этой марки. До них была “Мазда”, а начинала я с “Таврии”! Я даже научилась ее ремонтировать, много умных слов узнала — насос, аккумулятор и т.д.

Мне вообще нравится водить машину, я не люблю, когда меня возят. Потому что за рулем можно настроиться на рабочую атмосферу, переключиться на другое состояние.

— Машину по эстетическому принципу подбираете?

— (Смеется.) Ценю надежность и покой. Здорово, когда, оставляя автомобиль, не думаешь о том, что вдруг кому-то он еще приглянется!..

Светский фанатизм

— Отдыхать куда обычно ездите?

— Если вы меня сейчас спросите, когда я последний раз брала полноценный отпуск — 24 дня, я долго буду вспоминать. С другой стороны, больше недели или десяти дней я бы не вынесла. На пляже мне лежать неинтересно и тоскливо. К тому же я белокожая. И меня уже трудно чем-то удивить. Я была даже в джунглях Гаити.

— А горнолыжный отдых вам нравится?

— Мне непонятен массовый психоз на эту тему. Я, отдыхая в горах, наблюдаю, как все одинаковыми походками, в этих тяжеленных лыжных ботинках, идут к каким-то подъемникам, тащат какие-то лыжи. Думаю: “Да что же это за отдых — это же мука одна!” Почему я должна делать то, что делают все? В горах можно просто отдыхать.

— На светскую жизнь времени хватает?

— Знаете, хорошо все, что без фанатизма. Иначе это вызывает некую фальшь, заигранность. Постоянно слышишь: “Боже, какой прекрасный спектакль!”, охи-вздохи… А я прихожу и сижу, мучаюсь до конца, хочется просто уйти — и неудобно обидеть артистов! Если кинопремьера, у которой сумасшедшие сборы, — говорят: “Как, вы не были на этой картине?!”

Мелочь с подиума

— Вы помогли сыну определиться с профессией, насколько он в ней успешен?

— Да, Максим юрист, теперь у него свой бизнес. И невестка, кстати, у меня тоже юрист. Максим — настоящий. Он мне звонит по три-четыре раза в день, и я в курсе всех событий его жизни, мы с ним большие друзья.

— На выбор дочери вы тоже влияли?

— Нет, не влияла. Для девочки, я считаю, это менее важно — она просто должна получить хорошее такое традиционное девичье образование: знать языки, уметь общаться. А как дальше сложится ее судьба, будет зависеть от нее. Будущая профессия Инны связана с массовыми коммуникациями. Она сейчас на первом курсе, решила изучать испанский язык с нуля. По идее, должна получить диплом переводчицы.

— Она уже пробовала зарабатывать деньги?

— На карманные расходы она подрабатывает в модельном агентстве Славы Зайцева. Понимает, что хлеб манекенщицы не сладкий. Я считаю, что девочке умение себя преподнести — знать моду, пользоваться макияжем, держать осанку — не помешает. А сейчас это просто временный способ зарабатывания каких-то денег.

— Известно, что родители строго следили за вашими манерами, учили держать осанку, красиво есть. А вы следите за осанкой своей дочери?

— Действую на дочь своим примером! Единственная вечная битва — ее многочасовое неудобное сидение перед компьютером. Но она занималась балетом, плаванием, танцами. Последнее время Инна сильно увлекалась баскетболом, играла за сборную района. Интересовалась всеми матчами, результатами команды ЦСКА. (Со смехом.) Я подозреваю, что за этим кто-то стоял!.. Но, к счастью, теперь нас больше интересует испанский язык.

“Подсела на запах краски”

— У нее есть от вас секреты?

— Я тоже не все рассказывала своим родителям! А теперь стала более открытой с мамой, могу посоветоваться, поделиться и помочь. Папа умер. Сейчас мама во мне видит опору и поддержку. И, конечно, мы очень близки.

— Мама с вами живет?

— У мамы квартира своя. Рядышком с нами. Она всегда следит за тем, чтобы все были сытые, в курсе всех событий, кто куда уехал и когда вернется.

— А вы с дочкой в чем близки?

— Наша общая тема — гардероб. Еще мы вместе реставрировали комод. У нее хорошее чувство цвета, она прекрасно рисовала с детства — почему-то лошадей! Наверное, потому, что она родилась на улице Беговой, и мы гуляли на ипподроме. Мы какое-то время занимались конным спортом, и она даже седлала мою лошадь!

— Дочь научила вас писать холсты?

— Нет, это пришло после проекта одного глянцевого журнала, для которого я рисовала картину маслом. Попробовала себя в этом неожиданном для себя занятии — мне понравился запах красок и сам процесс. Сейчас у меня готов проект росписи потолков в нашем загородном доме — для этого я изучала техники, орнаменты… Но так как сейчас недостаточно тепла, чтобы это все сохло и запах выветривался, то придется подождать теплой погоды…

Муж ревнует к компаньону

— Вы всегда к оформлению жилища творчески подходите?

— На самом деле все обычно, уютно, минимум пылесборников. Это просто дом, в который приятно возвращаться.

— Что за мистическая история появления Джонни в вашей семье?

— Он пришел в ошейнике с поводком, с запиской, в которой было его имя. Скорее всего его просто выгнали. Я никогда не видела такого отчаянного защитника и скандалиста. Когда мы гуляем, он всем громко демонстрирует, что вывел на прогулку свою лучшую в мире хозяйку! Он очень нежный, но с требовательным характером. Мне даже приходится ему рассказывать, что я готовлю ему на ужин, потому что консервы он не ест. Муж смеется, говорит: “Этот прихвостень из твоих рук съест все что угодно!”



Партнеры