Все на продажу

Победить коррупцию невозможно, считают многие

12 марта 2008 в 14:29, просмотров: 379

И они правы, потому что подкупность чиновников свести к нулю действительно нельзя. Это как с преступностью: уменьшить можно, искоренить совсем – вряд ли.

Наша беда в том, что снизить показатели продажности чиновников не получается. Не выходит, потому что коррупция – проблема комплексная, системная.

У нас же в борьбе с ней никакой комплексности и системности не наблюдается.

Между тем имеющиеся попытки замера уровня коррупции, в том числе индекс восприятия коррупции (сorruption perception index), рассчитываемый агентством Transparency International, исследования Всемирного банка и Heritge Foundation и даже оценки самих чиновников высокого ранга свидетельствуют о серьезном усилении коррупции за последние несколько лет.

По информации Управления экономической безопасности МВД России, только в первом полугодии 2007 года выявлено 8075 преступлений коррупционной направ-ленности. Это на 6,4% больше, чем за то же время в 2006 году. К уголовной ответственности привлекли 2762 человека.

Почему бы не начать с себя

Уж если государство ставит задачу борьбы с коррупцией, начать оно должно с себя. Ведь сегодня госслужба стала рассматриваться как своего рода бизнес, в котором уровень официальной зарплаты чиновника практически не играет никакой роли.

К сожалению, меры, предпринимаемые в ходе административной реформы, не оказали никакого влияния на снижение уровня коррупции в стране. Казалось бы, с 2003 года начали с большим вниманием инвентаризировать функции министерств и ведомств. В 2004 году прошла значительная реорганизация федеральных органов исполнительной власти. Однако в результате этой реформы на несколько месяцев (пока органы власти не адаптировались к новой системе) оперативность действий министерств и ведомств резко снизилась.
Четкого разделения функций в конечном счете не получилось. Наоборот, начался обратный процесс восстановления прежних управленческих структур (пример – ликвидация Федерального агентства по сельскому хозяйству с передачей его функций Минсельхозу России).

При смене правительства в сентябре 2007 года был официально признан провал административной реформы образца 2004 года, подтверждением чему стало создание госкомитетов по молодежной политике и рыбному хозяйству.

С 2005 года приоритет в административной реформе был отдан написанию административных регламентов, которыми должны руководствоваться в своей деятельности чиновники министерств и ведомств. Такие документы, конечно, нужны. Но понятно ведь, что наличие правил еще не гарантирует безусловность их соблюдения.

Главное, что предопределяет все увеличивающуюся коррупцию в стране, – это ущербная мотивация чиновничества. На ее исправление и должны быть направлены усилия.

И еще об одном. Практика показала, что даже значительное повышение заработной платы чиновников не гарантирует снижения уровня коррупции. Так, с 2004 года уровень оплаты труда чиновников федеральных министерств и ведомств увеличился в несколько раз (хотя понятно, что на разных должностях повышение было далеко не одинаковым). Однако коррупция все продолжает расти.

Очищение номенклатуры

Международный опыт борьбы с мздоимством показывает, что позитивные плоды дает изменение приоритетов. Бесперспективно бороться с коррупцией вообще, в принципе, в целом. Нужна концентрация усилий по определенным направлениям.

На мой взгляд, очищение высшей номенклатуры – тот самый основной приоритет. Усилия нужно сконцентрировать на том, чтобы максимально не допустить коррупционеров на высшие должности госслужбы. Эффект в этом случае будет заключаться не только в том, что исчезнет дурной пример для подражания, но и в том, что новая, «очищенная» номенклатура будет сама оздоравливающим образом воздействовать на подчиненных. С пристрастием следить «за руками».

Второй важный момент для формирования «новой номенклатуры» – сделать ее деятельность максимально открытой и прозрачной. Условно говоря, такие чиновники должны быть «под увеличительным стеклом». Особый режим открытости следует установить для госслужащих, назначаемых или, представляемых на должность президентом РФ или правительством.

По запросу общероссийских СМИ эти персоны должны представлять сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера. Причем не только в отношении себя, но и своих близких. По существующему сейчас порядку это правило распространяется только на самих госслужащих. А дача на Рублевке, как правило, бывает записана на тещу-пенсионерку или не работавшую ни дня жену.

Но зачастую истинное лицо мздоимца проявляется не сразу, а потом, когда он покинет «государеву службу».
Когда, как считается, ему уже ничего не грозит. Поэтому у общественности должно оставаться право после увольнения чиновника в течение всей его жизни интересоваться сведениями о его доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера в отношении его, его супруги и детей.

Причем для служащих, назначенных («представленных») на должность или освобожденных от этой деятельности президентом или правительством, должна быть предусмотрена и жесткая мера ответственности за отказ представить эти сведения. Может ли человек, не представивший установленные законами сведения или давший ложные сведения о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, быть на гражданской службе? Я сомневаюсь. Надеюсь, мои сомнения разделяют и другие...

Также для этой категории гражданских служащих не мешало бы запретить получать доход от научной, преподавательской и иной «творческой деятельности» в организациях, подведомственных органам государственного управления, в которых они работают. Или тех, что поставляют продукцию, товары, услуги для государственных нужд по контрактам, финансируемым за счет бюджетных средств, главными распорядителями которых выступают эти органы государственного управления.

Как это практикуется сегодня? Числится чиновник профессором в каком-нибудь высшем учебном заведении. Может, даже и прочитает одну-две лекции за семестр.

Но денежный доход этого чиновника-профессора в этом вузе оказывается в десятки, а то и в сотни раз выше, чем у штатных преподавателей. Когда сопоставляешь это с тем фактом, что данный вуз «почему-то» получает все новые и новые госзаказы от конторы, в которой работает чиновник, все встает на свои места. Такая вот легальная система откатов. И все по закону, придраться не к чему.

Полезный опыт

Кстати, далеко не бесполезно предусмотреть возможность поступления иностранных граждан не только на военную службу (действующее законодательство это позволяет), но и на правоохранительную службу и государственную гражданскую службу. Практика найма иностранных граждан на госслужбу сейчас находит широкое применение, например, в странах Европейского союза.

Следует ввести уголовную ответственность юридических лиц за коррупцию. Необходимость реализации этого института уголовной ответственности закреплена в статье 18 Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (1999 год). Россия ратифицировала ее в июле 2006 года. Такая ответственность должна наступать в том случае, если преступление было совершено в пользу юридического лица его представителем, например руководителем.

Именно реализация этой меры способна если не разрушить, то серьезно поколебать систему откатов, которая укоренилась при распределении госзаказов. Выгодоприобретатель в данном случае – юридическое лицо, которое по своей или не совсем своей инициативе принимает условия выполнения контракта с откатом.

В качестве примера того, в каком случае также может оказаться эффективной уголовная ответственность юридических лиц за коррупцию, можно вспомнить недавнее предложение одной из крупнейших российских авиакомпаний. Она одарила специальными карточками ограниченный круг своих клиентов.

Счастливчики могли бесплатно летать первым классом куда угодно.

Значительную долю в числе избранных составили…

 
высшие чиновники. Если бы у нас уже практиковалась уголовная ответственность юридических лиц за коррупцию, вряд ли авиакомпания решилась бы на подобного рода «маркетинговую» акцию.

Также в соответствии с Конвенцией Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию (статьи 5, 6, 9, 10, 11) должны быть приняты законодательные и иные меры, которые позволят квалифицировать в качестве уголовных преступлений подкуп иностранных должностных лиц. А то по действующему законодательству получается, что давать взятки российским чиновникам нельзя, а иностранным – можно.

Тест на коррумпированность

В отношении всех госслужащих также должен существовать пожизненный запрет занимать государственные должности в случае осуждения их за взяточничество. Да, эта мера крайне радикальная. Но кто рискнет утверждать, что проблема коррупции сегодня не настолько серьезная, чтобы прибегнуть к ней?

Весьма полезно при приеме на работу или назначении на должность, а также при проведении аттестации предусмотреть тестирование госслужащих на предмет выявления потенциальной коррумпированности.

Имеет смысл сократить разрыв в оплате труда высших чиновников и рядовых госслужащих. Сейчас зарплата чиновников выше в 12–15 раз. В развитых европейских странах этот показатель равняется 5–6. Это при том, что наши высокооплачиваемые чиновники имеют еще и возможности для извлечения «административно-статусной ренты». Так создаются дополнительные стимулы для взяточничества.

Еще одна сторона разумной системы оплаты труда госслужащих – это когда уровень зарплаты прямо увязан с эффективностью деятельности. Так называемое бюджетирование по результату, доведенное до конкретного исполнителя. Сделать это будет совсем не просто, но зарубежный опыт (Великобритании, Новой Зеландии и других стран) свидетельствует о том, что даже здесь можно достичь значимых результатов.

Страшно не то, что взяточничество существует, а то, что оно практически стало считаться нормой. Это исправить будет очень трудно. Путь тут только один – надо просто от слов переходить к делу.   
     



Партнеры