Игорь Артемьев:

«В переходный период страна должна выбрать демонополизацию экономики»

12 марта 2008 в 13:52, просмотров: 476

На первый взгляд Федеральная антимонопольная служба (ФАС) – это структура, которая следит не за тем, насколько комфортно себя чувствует бизнес, а за тем, насколько действия той или иной бизнесструктуры не ломают действующие в государстве правила игры. Впрочем, взгляд второй и позиция главы службы Игоря АРТЕМЬЕВА свидетельствуют о том, что только четкое соблюдение правил игры – а не попытки недобросовестно переиграть  конкурентов  или переписать с благословения чиновников законы с учетом только своих интересов – приводит как раз к тому самому комфортному климату, который и позволяет бизнесу всех форматов (от мегабольшого до очень маленького) расти и развиваться. «Монополизация российской экономики достигла совершенно беспрецедентных размеров. 2008 год должен стать годом принятия нового жесточайшего закона о естественных монополиях», – убежден Игорь Артемьев. Подробности – в мартовских тезисах руководителя ФАС.

О естественных монополиях

Монополизация российской экономики достигла совершенно беспрецедентных размеров.

2008 год должен стать годом принятия нового жесточайшего закона о естественных монополиях, который должен прийти на смену закону 1995 года. Нужен «драконовский» закон в отношении естественных монополий, потому что закон 1995 года является лишь ширмой для монополистической деятельности многих из них, которая подрывает основы российской экономики.

Результат монополизации – это чаще всего последующая неэффективность. Создание госкорпораций, укрепление уровня монополизации со стороны самых крупных естественных монополий, отсутствие внятных законодательных правил поведения естественных монополий только тормозят развитие нашей экономики. А нам нужно не торможение, а прорыв вперед.

В этот переходный период, с которым наша страна сегодня столкнулась, должен быть сделан выбор в сторону демонополизации экономики, развития малого и среднего предпринимательства. И мы надеемся, что в самом ближайшем будущем эта политика будет реализовываться.

Я не объявляю войну естественным монополиям, просто мы – антимонопольный орган, и ограничение произвола монополий – наша работа. Когда писался закон о конкуренции, представители «Газпрома» пришли к президенту РФ и сказали, что «антимонополисты написали хороший закон, но там не хватает одной фразы, в статье №1: «Настоящий закон не распространяется на естественные монополии». Более того, такая поправка была внесена в комитете Госдумы. Однако им сказали «нет» – закон будет распространяться и на естественные монополии. Во второй раз мы с таким противодействием столкнулись, когда принимались оборотные штрафы, но им не удалось настоять на своем. Это обнадеживает.

Что касается штрафов, то могу прямо сказать: в рамках применения закона они будут повышены в ближайшее время как минимум в два раза. Мы считаем, что адаптационный период для бизнеса к новым штрафам закончен. Я уверен, что большие штрафы на естественные монополии будут накладываться, и многие судьи поддержат такие решения. А потом я посмотрю, что тем менеджерам, которые нарушают закон, скажут акционеры, когда выяснится, что вместо того, чтобы расходовать прибыль на развитие, придется из нее платить штрафы в федеральный бюджет.

О госкомпаниях

Очень многие государственные чиновники сегодня почувствовали, что можно либо требовать заключения соглашений различного рода производителей друг с другом (что почти всегда запрещено антимонопольным законодательством), либо создавать корпорацию, причем часто в виде монополии. Я думаю, что правительство в целом не поддержит такие устремления, и об этом уже говорил российский президент. Но попыток много. Одна из причин – низкая зарплата на госслужбе. К тому же российский закон «О государственной службе» очень жесткий.

Даже в случае относительно небольшого нарушения государственного чиновника могут привлечь по уголовной статье за превышение служебных полномочий. А если эти же чиновники пересядут в свою структуру ООО, то их зарплата увеличится в сто или тысячу раз. Это может быть не изменение их сути, а изменение вывески. С большой вероятностью в таких структурах вырастет и аппарат.

Поэтому корпорации могут создаваться только в исключительных случаях, их деятельность должна быть полностью подконтрольна антимонопольному закону, при этом создавать новые монополии в экономике очень опасно.

О госзаказе

В сфере госзаказа сейчас идет самая настоящая борьба. С одной стороны, конечно, 94-й закон «О размещении заказов…» существенно ограничил коррупционный потенциал в этой сфере. Уже есть позитивные результаты: 250 миллиардов рублей, то есть более 10 миллиардов долларов США, сэкономлено за два года за счет внедрения практики аукционов и конкурсов. С другой стороны, определенная группа госчиновников выступает за возвращение к прошлому, к прежней практике распределения госзаказов. Мы же считаем, что надо двигаться дальше и в большинстве случаев переходить к массовым электронным аукционам в этой сфере.

О снижении тарифов

Мы все уже давно забыли о том, что тарифы могут снижаться. Они у нас все время только повышаются. Но, к примеру, в сегменте связи они уже снижаются на 10–20–30%. ФАС, к слову, год или два назад предсказывала, что так произойдет, потому что в эту сферу пришла жесткая конкуренция. С точки зрения потребителя в настоящее время 7–8 компаний могут оказывать услуги, только лишь конкурируя друг с другом и только за счет снижения тарифов. Это сегодня знают все.

А там, где нет конкуренции (как в случае с «Газпромом», который имеет большие деньги и сегодня является самой мощной государственной монополией), конечно, не происходит никакого снижения тарифов, только рост. В некоторых случаях оправданный, а в большинстве – нет.

Об иностранных инвесторах в России

Они очень часто обращаются в ФАС за защитой от недобросовестной конкуренции, которая в России часто существует в виде присвоения различных авторских прав, товарных знаков. Мы только в прошлом году рассмотрели несколько дел по поводу недавно созданных компаний, которые присваивали себе, к примеру, самые известные парфюмерные или продуктовые бренды.

Мы должны стоять на страже закона, несмотря на то что испытываем определенное давление, которое выглядит следующим образом: «Ну что же вы не поддерживаете отечественного товаропроизводителя?! Ну украл я товарный знак у французов или немцев, ну и что – я-то свой, а они чужие. Вы что, не патриоты?! Что ж вы своих штрафуете?!» Это один из примеров.

Второй из примеров заключается в том, что действительно существуют нарушения законодательства, и связано это с тем, что очень многие наши компании, зачастую не разберешь – российские или иностранные, любят заключать сделки в офшорах. Но в нашем законе появилась статья №3 об экстерриториальности антимонопольного законодательства. Если сделка не была должным образом согласована с ФАС (это касается имущества, находящегося на территории РФ), то она будет признана судом ничтожной по иску антимонопольного органа.

Третий пример – когда крупные компании, работающие у нас на рынке, занимались дискриминацией других производителей в России. Например, они требовали эксклюзивных договоров с дилерами или с точками продажи продукции: «Будете продавать только нашу продукцию, только нашу машину, только наш напиток, только нашу колбасу, и чтобы в вашем магазине «чужих» товаров не было!»

Я не называю иностранные компании, чтобы никого не обидеть. Таких случаев было не так уж много. Были и случаи, когда, наоборот, иностранные компании дискриминировались в сфере госзаказа, их безосновательно не допускали к конкурсу. Впрочем, то же самое происходило иногда и с российскими компаниями.

Что касается стратегических российских предприятий, то инвестиции в них будут регулироваться новым федеральным законом об иностранных инвестициях в стратегические отрасли России. Сейчас готовится его второе чтение в Госдуме. Этот вопрос будет урегулирован в соответствии с аналогичными нормами других стран.   

Самые большие штрафы, которые были вынесены в России в 2007 году

«Дальсвязь» – 200 миллионов рублей за однократное нарушение. Это примерно 4–5% от оборота.

«МегаФон» – 55 миллионов рублей. Но ФАС проводит дополнительную проверку: компания предоставила неточную цифру, и штраф может вылиться примерно в 120 миллионов.

«Евроцемент» – 267 миллионов рублей.

Для сравнения: в Европе последний штраф, наложенный на «Майкрософт», – 899 миллионов евро.



Партнеры