Скандальные игры в госкорпорации

Владимир Путин и Дмитрий Медведев заявили, что государственный капитализм – это не наш, тупиковый путь. Может, это новый поворот курса?

12 марта 2008 в 13:35, просмотров: 498

Под журчание официальных информационных каналов об усилении госучастия в экономике, о благе госкапитализма послушная Госдума приняла шесть законов о госкорпорациях с красивыми названиями – Банк развития, Роснанотех, Фонд содействия реформированию ЖКХ, Олимпстрой, Росатом, Ростехнологии. Когда в Госдуме против проекта о Росатоме выступила фракция КПРФ, представлявший его бывший премьер и либерал Сергей Кириенко удивился: по его словам, КПРФ первой должна была бы поддержать законопроект. Он имел в виду, что ГК «Росатом» как единственный исполнитель и госконтролер в своей сфере восстанавливает здесь советскую экономическую систему.

Владимир Путин и Дмитрий Медведев заявили, что государственный капитализм – это не наш, тупиковый путь. Может, это новый поворот курса?

Для начала напомним, что хитрость госкорпораций состоит в том, что они созданы как якобы некоммерческие организации. Название «госкорпорация» не должно вводить в заблуждение: имущество безвозвратно выводится из госсобственности и становится собственностью независимого частного лица. Вот тут-то и первый скандал – международный.

Международный

Дело в том, что ГК «Росатом» передается весь ядерно-оружейный комплекс, принадлежавший ранее Российской Федерации: со всеми научными центрами, десятью закрытыми городами, десятью атомными станциями, урановыми рудниками, заводами по обогащению урана и производству ядерного топлива, предприятиями и объектами ядерной и радиационной безопасности. Иными словами, производство российского ядерного оружия передается частному лицу. Такое действие прямо противоречит Международному договору о нераспространении ядерного оружия, участником которого является Россия. По этому договору государство-участник обязуется «не передавать кому бы то ни было ядерные взрывные устройства, а также контроль над таким оружием или взрывными устройствами ни прямо, ни косвенно» (ст. 1).

Нарушение международных договоров недопустимо, ведь они по статусу даже выше, чем внутренние законы страны. Тем более в такой чувствительной сфере, как ядерная безопасность. Нарушитель ставит себя в положение страны-изгоя. Страшно себе представить, какие опасности могут увидеть в этом действии зарубежные государства и граждане, равно как и граждане России. Не секрет, что кроме ядерного оружия как аргумента большой политики в современном мире радиоактивные материалы стали орудием убийства отдельных граждан (например, лондонское «дело Литвиненко»). И случись, что претензии предъявят к российским ядерным оружейникам, их частный статус не поможет выяснению истины.

Приватизационный

Второй скандал – приватизационный. Государство передает госкорпорациям имущество, включая деньги, и ничего не получает взамен. У него не остается ни собственности, как в случае с унитарными предприятиями, ни акций, как в АО. По существу, совершается акт безвозмездной приватизации. Если в случае печально известных залоговых аукционов публика спорила о правомерности приватизации отдельных предприятий, причем за деньги, то в госкорпорации бесплатно передаются целые отрасли и денежные суммы, сравнимые с госбюджетом. Оцените масштабы «спецоперации».

Оценка активов уже названного Росатома – порядка 1 трлн. руб. 

«Банк развития и внешнеэкономической деятельности» (инвестиционная, внешнеэкономическая, страховая и иная деятельность по развитию инфраструктуры, инноваций, особых экономических зон, защиты окружающей среды, поддержке экспорта, малого и среднего бизнеса) – взнос: имущество Внешэкономбанка СССР и ЗАО «Государственный специализированный Российский экспортно-импортный банк». Сумма – до 250 млрд. руб.
Роснанотех (реализация госполитики в сфере нанотехнологий, развития инноваций в этой сфере, проектов создания нанотехнологий и наноиндустрии) – выделено 130 млрд. руб.

Фонд содействия реформированию ЖКХ (финансовая поддержка субъектов РФ и муниципальных образований для капремонта многоквартирных домов, переселения из аварийного фонда) – выделено 240 млрд. руб.  Олимпстрой (строительство и эксплуатация объектов XXII Олимпийских зимних игр и XI Параолимпийских зимних игр 2014 года, развития г. Сочи как горноклиматического курорта) – денежный взнос до 200 млрд. руб. В числе иных взносов – изымаемые для госнужд земельные участки для строительства и обслуживания олимпийских объектов.

В ГК «Ростехнологии» вошли: концерн «Рособоронэкспорт» со всеми его активами, в том числе ОАО «Оборонпром» (управляющая компания по отношению к ОАО «Вертолеты России»), субхолдинг ОАО «Оборонительные системы» (производство средств ПВО и сложных радиоэлектронных комплексов), лизинговая компания ЗАО «Оборонпромлизинг». Новые активы «Рособоронэкспорта» – «АвтоВАЗ», корпорация «ВСМПО-АВИСМА» (мировой лидер по производству титана и изделий из него), ЗАО «РусСпецСталь» (производство спецсталей и сплавов), ЗАО «Концерн «Высокие технологии».

Госкорпорации самостоятельно распоряжаются прибылью. В 2006 году объем экспорта российского оружия Рособоронэкспортом достиг 5,3 млрд. долларов, в 2007-м – 6 млрд. долларов. Денежный взнос государства – 130 млрд. руб.

Пока юристы гадают, что же это за новый вид собственности – госкорпорации, посмотрим на фактическую сторону дела. Если имущество находится в собственности корпорации, у которой нет акционеров, то и юридически, и фактически собственником можно было бы считать руководителя госкорпорации. Но на деле он выполняет лишь функции наемного менеджера. Реальными же полномочиями собственника обладает президент страны: именно он назначает этого менеджера – лично или через правительство, он же – и только он – может реально контролировать его действия через назначаемые тем же президентом или правительством наблюдательные советы и детальные отчеты. Получается, что «госкорпоративная приватизация» проведена в интересах одного лица – президента страны.

Таким образом, в отдельно взятых отраслях российской экономики власть и собственность оказались в одних руках. Получился чистой воды феодализм. Это ли не скандал?

Отчеты не нужны

Кто-то вспомнит об общественном контроле, о публикации отчетов. Что ж, посмотрим внимательно, что об этом написано в госкорпоративных «спецзаконах». В отличие от обычных некоммерческих организаций, которые находятся под жестким контролем уполномоченного органа, госкорпорации от такого контроля освобождены вообще.

Состав годового отчета для госкорпораций упрощен до предела. Например, ГК «Росатом» будет представлять произвольный консолидированный годовой отчет – в объеме, установленном ее наблюдательным советом. ГК «Ростехнология» не будет включать в публикуемые отчеты неопределенные секретные сведения.

Естественно, публикация обобщенного или усеченного отчета не будет отражать существенных вещей. Так общественный контроль законом превращен в фикцию. Что ж, логика феодального собственника-правителя понятна, на то это и «спецзакон». Но с современной точки зрения это скандал.

Поважнее Конституции

Следующая задача для разработчиков «спецзаконов» оказалась самой трудной.

Надо было организовать для госкорпораций исключительные условия деятельности, которые должны показать их исключительную же эффективность.

Наполовину эта задача решена – с помощью той же «тихой сапы».

Для всех госкорпораций сделаны исключения из многих обязательных для всех законов. ГК невозможно обанкротить, поскольку на них не распространяется действие закона о банкротстве. Невозможно их ни реорганизовать, ни ликвидировать (вместо конкретных норм в «спецзаконах» почти везде дыры – отсылки к несуществующим законам).

Банк развития выпускает облигации и ценные бумаги, хотя (не будучи АО) он не должен был бы выпускать акции и опционы. А страхованием экспортных кредитов БР занимается не по закону о страховом деле, а по актам правительства РФ. Вас удивляет совмещение в Банке развития многих конфликтующих между собой видов деятельности? Но в данном случае все на «спецзаконном» основании.

Вы можете себе представить человека, подарившего право подписи в своей чековой книжке другому лицу? Наша Госдума пошла еще дальше, передав часть своих полномочий и позволив президенту РФ дополнять перечень функций и полномочий ГК «Ростехнология» по собственному усмотрению. А Росатом выполнит любые «задания» по решениям главы государства и правительства.

Здесь самое время вспомнить Конституцию. По ней народ осуществляет свою власть через органы государственной власти и органы местного самоуправления – и никак иначе. Тем не менее у каждой госкорпорации имеются атрибуты и полномочия органа государственной власти. Ведь они дают неубиваемые конкурентные преимущества. Все ГК имеют печать с изображением государственного герба РФ. По общим законам такую печать вправе иметь только органы госвласти, а организации – лишь по спецпоручению. Таких поручений в текстах «спецзаконов» практически нет, но они могут появиться в любой момент – на основании иных (кроме закона) правовых актов РФ. Такая вот «тихая сапа».

Но потом что-то сорвалось. Проект о ГК «Росатом» президент В. Путин внес, минуя правительство, которое обычно ретуширует противоречия. И в тексте, который сегодня стал законом, черным по белому написано, что частная некоммерческая организация ГК «Росатом» выполняет функции федерального органа исполнительной власти.

Оказывает госуслуги, управляет госимуществом, защищает гостайну, разрабатывает федеральные нормы, контролирует безопасность при использовании атомной энергии и т.п. Это, как вы понимаете, открытый антиконституционный скандал. Ведь об этом предупреждало и Правовое управление Госдумы, ссылаясь на решения Конституционного и Верховного судов. Но вот не сложилось. Видимо, оказалось, что есть вещи поважнее Конституции.

Капли вертикали власти

На этом фоне прочие странности госкорпоративного нашествия уже не кажутся чем-то особенным.

Однако в них как в капле воды отражаются особенности сегодняшней единой вертикали власти.

Что такое Фонд содействия реформированию ЖКХ? Частный посредник для раздачи регионам тех денег, что останутся от выделенных ему 240 млрд. руб.  В законе детально расписаны условия предоставления средств. Высокооплачиваемому правлению фонда не надо делать ничего, что не мог бы делать обычный чиновник.

Получается, что власти фактически расписались в неспособности вертикали власти решить простую задачу защиты денег от воровства. И нет гарантии, что выделенные почти 10 млрд. долларов спасут сам фонд. Инвестиции – дело рискованное, тем более когда рискуют чужими деньгами, а «концы в воду» гарантированы предписанной законом ликвидацией фонда через четыре года.

А вот ГК «Олимпстрой» вопреки расхожему представ-лению – контора не временная. Сначала она поработает как инструмент передела приморской недвижимости и раздачи госимущества в Сочинском национальном парке. ГК выкупит участки вокруг олимпийских объектов для госнужд за бесценок (по цене не выше, чем определит ее оценщик). А потом по своему усмотрению раздаст их нужным лицам вместе с правом строительства олимпийских объектов. ГК «Олимпстрой» будет «по договоренности» устанавливать доли государства и частного лица в будущих олимпийских объектах, куда помимо прав на земельные участки будет вложено 195 млрд. руб. бюджетных средств. А вот после Олимпиады 2014 года ГК превратится в фирму по развитию города Сочи как горноклиматического курорта и эксплуатации олимпийских объектов – в конкурента местного самоуправления и в вечного рантье на олимпийской недвижимости.   



Партнеры