Полцарства за долги

О современной процедуре банкротства знают все или почти все: введение внешнего управления, передача предприятий за долги, отстаивание своей позиции в судах в случае преднамеренного банкротства

13 марта 2008 в 20:54, просмотров: 507

А как с банкротами поступали в прошлых веках? «ДЛ» решили изучить особо примечательные исторические и географические особенности борьбы с банкротами. Проще говоря: банкротом можешь ты не быть, но историю банкротства знать обязан.

Долговой «распил»

В древние времена обеспечением долга служило не имущество должника, а он сам. Так, в древнеримских законах предусматривалось, что «неудовлетворенные кредиторы» имеют право разрубить на части тело несостоятельного должника. Это скорее больше относилось к удовлетворению чувства мести, чем к попытке вернуть утраченные средства. Надо признать, что некоторые римские писатели (например Тертулиан – 160–220 гг.), описывая этот закон, не приводили документов, подтверждающих его исполнение. Интересно, что на противоположном конце Европы, в Норвегии, в исторических документах тоже было зафиксировано право кредитора отрезать несостоятельному должнику ту или иную часть тела.

Естественно, что в древнем мире правовые взаимоотношения по поводу несостоятельности (банкротства) носили характер жестоких уголовных наказаний.

В римском праве в начальную эпоху его развития лицу, по отношению к которому выносилось судебное решение, давался 30-дневный срок для его исполнения. И если в течение этого времени должник не удовлетворял требования своего кредитора, то последний имел право захватить его (где бы он его ни нашел) и требовать от магистрата «присвоения его самому себе». Кстати, такое положение имело место даже без всяких судебных приговоров или официальных признаний: должник был обязан по договору обеспечить свой долг своей личностью.

Лишь позже, в V веке до н.э., в Римской республике специальным эдиктом, то есть законом, были введены основы конкурсного процесса (продажа имущества должника), который открывался независимо от того, оказывался ли должник несостоятельным или нет. Избранное кредиторами лицо организовывало продажу имущества должника, причем кредиторам доставалось не все имущество, а только его часть. Позднее распродажа имущества как целого была заменена распродажей имущества по частям и требования кредиторов удовлетворялись не частично, а полностью. Однако продажа имущества не освобождала должника от дальнейшей ответственности за оставшиеся долги перед кредиторами.

Найди долги и спи спокойно

Вместе с тем в средневековой Европе влияние римского права на конкурсный процесс было слабым.

В самой Италии несостоятельность объявлялась в случаях бегства должника, а иногда и по его собственному признанию. Обязанность по управлению имуществом должника и организация возврата долгов возлагались, как правило, на самого кредитора.

В отличие от римского права поздние итальянские суды положили начало формированию института мировой сделки, получившего впоследствии развитие в Англии и Бельгии в XIX веке. Смысл мировой сделки сводился к следующему: без объявления несостоятельности должника большинством кредиторов рассматривались и одобрялись принудительные условия удовлетворения их требований, которые затем утверждались судом.

Долги? Тогда умри

Во Франции начиная с XVI века несостоятельные должники подвергались, как и в других европейских странах, уголовным преследованиям, а по конкурсным правилам 1673 г. для «злостного банкротства» предусматривалась даже смертная казнь. До введения торгового кодекса (1 января 1808 г.) несостоятельность и банкротство означали одно и то же, различия делались только между добросовестной и злостной несостоятельностью. Появление нового торгового кодекса (1807 г.) не обошлось без влияния взглядов Наполеона I, сравнивавшего несостоятельного должника с покинувшим свой корабль капитаном.

Этот документ характеризовался суровостью мер, применявшихся к должникам сразу после объявления их несостоятельными (заключение в тюрьму или домашний арест). Принятое законодательство различало простое и злостное банкротство (о различиях – далее, в германском праве). Первое предусматривало наказание в виде тюремного заключения от одного месяца до одного года, а в случаях злостного банкротства наказанием были каторжные работы на определенный срок или даже пожизненное заключение. Французское право наказывало только торговые банкротства.

Меры сурового наказания должников были серьезно смягчены в законе 1838 г., отдельные положения вводились также законами 1856 г. и 1872 г., а начиная с конца XIX века (закон от 1889 г.) во Франции была введена судебная ликвидация (так называемая смягченная несостоятельность), в задачу которой входило предотвращение открытого конкурса. Аналогичный характер носили предупредительные меры, применявшиеся также в законодательстве Англии, Бельгии и Италии и получившие название «отсрочки платежей». Согласно этому институту ограничивалась дееспособность должника, не допускалось выборочное удовлетворение требований; для меньшинства кредиторов эта отсрочка давалась принудительно.

15 лет с конфискацией

В Германии стало характерным сосредоточение конкурсного производства в судах, длительная судебная волокита и непомерные судебные издержки, умаление требований кредиторов. Уже в XIX веке главную роль в конкурсном процессе начинают играть требования кредиторов, зафиксированные в конкурсном уставе от 10 февраля 1877 г. и в новой редакции 1900 г.

В законодательстве Германии о банкротстве (как и во французском и бельгийском законодательстве) наказуемым признавалось только банкротство лиц торгового звания. Еще в начале ХХ века в законодательстве этих стран различались следующие обстоятельства: определялось злостное банкротство, наказуемое при отсутствии смягчающих вину обстоятельств заключением в смирительном доме до 15 лет. Имелось в виду, что предполагаемый банкрот причиняет своими действиями вред кредиторам (утаил, передал или каким-то иным образом вступил в сделки по передаче своего имущества другим лицам помимо кредиторов). Равным образом несостоятельный купец наказывался за злостное банкротство, если он не исполнял лежащие на нем по закону обязанности ведения торговых книг, уничтожал или утаивал либо вел и изменял их таким образом, что они не давали возможности определить точный размер его имущества.

«Не цепи, а кандалы – слово купеческое»

В Англии термин «банкротство» был впервые упомянут в Вестминстерском уставе, принятом в 1265 г. и определявшем основы политико-экономической жизни Англии. В свое время этот закон считался самым проработанным в Европе. По жесткому уголовному законодательству (первый конкурсный закон вышел в 1543 г.) предусматривались суровые наказания в отношении несостоятельного должника. Согласно следующему закону (1572 г.) и вплоть до 1861 г. понятие несостоятельности имело отношение лишь к лицам купеческого класса.

Предусматривался арест должника, секвестр его имущества и распределение его между кредиторами. Позднее для таких должников было сделано некоторое послабление (по закону 1706 г.) в виде возможности получить свидетельство о том, что должник исполнил все требования кредиторов. В новом конкурсном уставе, изданном в 1883 г., положение о несостоятельности распространялось также и на «неторговый класс». По этому уставу (поскольку эта мера затрагивала интересы общества) право на его объявление не могло отдаваться на откуп собранию кредиторов, а запрос об управлении имуществом должника вверялся не судебным, а административным органам (торговому ведомству).

Из-за многочисленных злоупотреблений (когда дела решались семейным порядком без официального открытия несостоятельности) в 80-е годы XIX века в Англии возникла необходимость в издании новых законов о несостоятельности (1887 г. и 1890 г.), направленных главным образом против заключения внесудебных мировых сделок.

Закон суров, но политика важнее

В США общее конкурсное законодательство формировалось одновременно с работой над Конституцией и испытывало влияние английского законодательства. С начала XIX века до 70-х годов были разработаны и введены в действие три устава о несостоятельности, которые не нашли всеобщего практического применения – зачастую по политическим причинам. В 1898 г. вышел четвертый устав, по которому все штаты страны были объединены на основе конкурсного процесса: несостоятельность применялась к лицам и торговой, и неторговой деятельности, а также просто к физическим лицам.

С утра выпил, вечером банкрот

В России понимание несостоятельности должника имело свою древнюю историю, уходившую корнями в Средние века; оно было закреплено в своде законов «Русская правда», составленном во времена княжения киевского князя Ярослава Мудрого (около 978–1054 гг.). В этих законах говорилось лишь о невозможности погашения должником требований кредиторов, а несостоятельность должника рассматривалась лишь как случай коммерческой несостоятельности. Также различались злонамеренная (виновная) несостоятельность, под чем понималась растрата купцом вверенных ему средств либо утрата товаров из-за пьянства и легкомысленного поведения, а также несчастная (невиновная) несостоятельность, наступившая в случае пожара, стихийного бедствия, то есть возникшая не по вине должника.

Законодательно устанавливалась очередность в удовлетворении требований кредиторов. Так, первоочередному удовлетворению подлежали требования князей, затем – иностранных купцов, и лишь потом – требования соотечественников. Иногда в конкретных торговых договорах закреплялось первенство иностранных купцов в удовлетворении своих требований (договор между Смоленском и Ригой 1229 г.).

Вместо заключения

Возникновение в далекие времена товарно-денежных отношений и их развитие с объективной неумолимостью диктовали необходимость создания положений, регулировавших отношения кредиторов и должников, требовали их правового регулирования с помощью разнообразных методов. На первых этапах они были довольно жесткими: должник нес в первую очередь личную ответственность (этим и объяснялась суровость наказания в древние времена), а в распределении принадлежащего должнику имущества принимали участие все кредиторы.

Но постепенно центр тяжести в оценке несостоятельности и в применении соответствующих мер наказания стал перемещаться на имущественную ответственность должника, а не на его личность.
Это было обусловлено чисто экономической целесообразностью. 
  



Партнеры