Следствие ведут дураки

Как менты приняли репортера "МК" за "сироту сибирскую".

28 марта 2008 в 15:17, просмотров: 893

Я к нашей доблестной милиции отношусь по-разному. Но бывали случаи, которые подрывали в моих глазах авторитет правоохранительных органов на корню… И причем даже стыдно рассказывать – может, это со мной что не так? Может, я как-то не так выгляжу? Но все же расскажу.

А случилось это в захолустном городке Алапаевске Свердловской области. Я приехала туда рано утром – с поезда – и сидела на автостанции в ожидании своего автобуса. А мороз на улице стоял сибирский – 40 градусов ниже нуля. Потому я была в огромной меховой шапке-ушанке и теплом пуховике. Вдруг подходит ко мне милиционер и с прищуром так смотрит.

– Ну что, – говорит, – девочка моя, продувная?

– Что? – говорю.

– Пройдем со мной, – говорит.

– Куда? – говорю.

– В машину, – вздыхает по-отечески.

А меня, на минуточку, милицейской формой в чужую машину не заманишь!

– Зачем это еще? – удивляюсь.

В этот момент рядом с нами нарисовался еще один милиционер, который крепко держал за локоть вторую обалдевшую девушку.

– Вот они, обе, – переговаривались стражи порядка. И уже нам приказывают, – можете забыть о Синячихе!

А я в тот момент даже не поняла, что это за фрукт – синячиха. Сижу, никого не трогаю, в кармане билет до Верхней Туры. А вторая девушка, как потом выяснилось, и вовсе никуда ехать не собиралась – она пришла к подруге, что на станции в киоске работает. И паспорт в этот поход с собой не прихватила. Благо, путь недальний – с соседней улицы. Я же предъявила свой серпастый, где черным по белому было написано, что проживаю в Москве. Но милиционер все равно спрятал мой документ, без которого я не могла вернуться из командировки, в карман. И сразу завладел ситуацией.

– Пройдемте, хотя бы постоите у машины, пока мы вашу личность пробьем.

Тут мне пришла в голову шальная мысль, что Синячиха – это кличка мамаши провинциальных проституток, которых, без сомнения крышует местная милиция. И паспорт, сволочи, уже отняли! Тогда я достала последний свой документ – журналистское удостоверение.

– Краденое? – усмехнулись менты. И бесцеремонно вытащили меня с вокзала на улицу под белы рученьки.

Когда же меня попытались запихнуть в машину, я заорала на весь Алапаевск. Менты напугались, но следствие вели с завидным упорством. Так что один из них остался сторожить меня на улице. Второй же связался по рации с отделением и стал зачитывать данные моего паспорта:

– На фотографию свою, вроде бы, похожа…

– Фамилия… Возраст девочки…

– По документу – 22 года…
В общем, данные сходиться не желали, подозрения ометали факты. Но мент не отступал…

– А на вид ей сколько лет?

– Может быть, и поменьше. Особенно если паспорт краденый, – вешал он на меня всех собак.

В результате пришлось менту все-таки передо мной извиняться:

– Понимаете ли, у нас тут две девочки сбежали – а у одной из них куртка по описанию с вашей похожа…

– Откуда сбежали-то? – интересуюсь.

– А – из детдома! Две сиротки к пьющим родителям в деревню Синячиху собрались. Ищи их теперь-свищи.

Действительно, куда проще схватить московского журналиста, закончившего университет, и "вернуть" в детдом – авось, там разницы не заметят!

Менты продолжили свой "чес" по городку, а я вернулась на станцию. Настоящих беглянок определила с первого взгляда. Две девочки-подростка, смолящие сигаретки, оглядывались по-волчьи и суетились возле расписания: "Сиянчиха-синячиха-синячиха", – доносилось до меня их щебетание. Как потерпевшая, я сочла своим долгом предупредить девочек об опасности, пока они не купили билет у предупрежденной кассирши.

– Вы до Синячихи? – спросила я в лоб ту сиротку, что постарше.

– До Синячихи! – подтвердила девочка.

– Вас ищет милиция, – говорю. – Меня уже по ошибке загребли…

Сиротка глянула на меня настороженно, но все же протянула в окошечко мятую двадцатку. И гнет свое:

– До Синячихи!
– Минуточку, – попросила кассирша, а сама вылетела из своей кабинки и ринулась звонить в милицию, стрельнув в беглянок красноречивым взглядом. Девочек как ветром сдуло...

…Вот такие детективные истории порой приключаются в российской глубинке. Я, конечно, понимаю, что на правоохранительную службу сейчас всех берут – тут не надо быть Шерлоком Холмсом (да и тот предпочитал работать частным образом). Так что родная милиция не дремлет, нас бережет и не опускает ни одного подозреваемого.  




Партнеры