Возрождение эстрады

Секреты фильма «Мы из джаза» показали на сцене.

7 апреля 2008 в 15:33, просмотров: 427

Когда-то фильм «Мы из джаза» прокатился по кинотеатрам Советского Союза со скоростью света и надолго остался в сердцах зрителей. Никто и не заметил, как пронеслись 25 лет со дня выхода фильма на большой экран. Теперь это классика. У актеров, снявшихся в картине, после было много ролей. Но для каждого фильм сыграл свою иронию судьбы. В преддверии юбилея один из актеров, Николай Аверюшкин, сыгравший веселого Жору-барабанщика, представил публике эстрадный спектакль. Это не только песни из фильма, но и не вошедшие, «зацензуренные» стихи, истории создания того или иного эпизода, приключения в кадре и вне него. Но главное – актер рассказывает, как «Мы из джаза» изменил его судьбу.

В небольшом зале театрального музея им. Бахрушина – ни одного свободного кресла. Удивительно, но публика всех возрастов. Больше, конечно, тех, для кого «Мы из джаза» связан с воспоминаниями юности. Настроение приподнятое. Свет гаснет, на сцене – арт-студия «ЭТНА», что расшифровывается просто – Эстрадный театр Николая Аверюшкина. Начинается джаз...

Для автора идеи спектакля – Николая Аверюшкина – фильм, где он сыграл одну из главных ролей, был дебютным. Тогда он учился на втором курсе музыкального училища им. Октябрьской революции. С этого и начинается история, рассказанная на сцене. Когда режиссер Карен Шахназаров искал Жору-барабанщика, то решил начать с молодняка. Ему порекомендовали одного начинающего актера... Но когда Шахназаров увидел студенческий спектакль, он сразу понял, кого возьмет на роль. Так судьба связала Аверюшкина с фильмом и его героями – Игорем Скляром, Александром Понкратовым-Черным, Петром Щербаковым и Ларисой Долиной. Теперь, спустя годы, он также, как когда-то Карен Шахназаров, собрал и свой небольшой коллектив. С клавишником Никитой Локшиным они познакомились тоже случайно. Николай Владимирович был членом жюри музыкального конкурса, где выступал 28-летний музыкант. Он сначала даже не поверил, что Никита играет не «под фанеру». Когда Аверюшкин предложил Никите поучаствовать в джазовом спектакле, то тот моментально согласился. Своих друзей – гитариста Данилу Жиляева и альтистку Татьяну Засед – не составило труда уговорить на такое действо. Кроме того жена Аверюшкина, Елена Ордынская и дочь Наталья – два незаменимых голоса спектакля. Таким составом коллектив и показался публике.

Полуторачасовая феерия эстрадных мелодий, куплетов, серьезных песен, связанных между собой рассказом артиста о себе и процессе создания фильма – вот краткое описание. Но... это, конечно, нужно видеть, чтобы почувствовать ту неповторимую атмосферу, царящую в зале.

Открою только несколько секретов. Вот помните песенку про чемоданчик? В фильм вошло только две строчки из нее: «А ну-ка убери свой чемоданчик!» и «Я не уберу свой чемоданчик». Но история этих двух строчек длинная. Сначала подобрали совсем другую песню. А потом кто-то сказал, мол, а мне нравится песенка «Купите мне билет на Биробиджан». Трагикомическая, между прочим, песенка о том, как мужчина стал холостым, потому что выкинул чемодан жены, в котором было свидетельство о браке... Но весь сюжет песни цензура аккуратненько вычеркнула, оставив всего две строчки.

А вот еще история. В фильме есть прекрасный момент, когда музыканты выступают на открытой сцене в каком-то парке. Немногочисленные зрители с застывшими, ничего не выражающими лицами. А тем временем на сцене безумствуют музыканты, так что Жора-барабанщик попросту разносит вдребезги барабанную установку. Таковы кадры из фильма. Но как они снимались?

– Вообще до фильма я никогда не сидел за ударной установкой, – рассказывает Николай Аверюшкин. – Но когда меня Шахназаров спросил, умею ли я играть на них, то без колебаний ответил – да! В этом эпизоде мы все должны были неистовствовать. Как и предполагалось, я начал лупить деревянными палками для белья по тарелкам. Оставалось два метра пленки, и их решили доснять. В конце произошло то, чего не должно было произойти: одна тарелка случайно упала. Я размышлял долю секунды. По системе Станиславского – действие должно идти по нарастающей. Тогда я начал крушить всю установку. В итоге от смеха лежали все.

И это только один эпизод. А сколько их было? Целый спектакль и целая актерская жизнь.



Партнеры