КАдетский лепет

Уже совсем скоро красавчики из сериала “Кадетство” приблизятся еще на шаг к офицерским погонам: ИЗ “КАДЕТОК” ОНИ ВЫРАСТУТ В СТАТНЫХ КРЕМЛЕВСКИХ КУРСАНТОВ

17 апреля 2008 в 15:08, просмотров: 589

А отчеканивать шаг “левой-правой” парни станут не на плацу Тверского суворовского училища, а в самом сердце столицы. За чаем-кофе корреспонденты “Ты в центре” выведали, закончен ли призыв на сердце Сухомлина и на кого равняются юные киновоенные.

Первым в редакции появился Артем Терехов. За бейсболкой, надвинутой на глаза, яркой цветной футболкой и намотанным на нос шарфом едва ли можно было угадать обладателя черно-красного строгого кителя и фуражки — киносуворовца Кирилла Соболева. Остальные ребята безнадежно застряли в пробке. Вообще-то Тема терпеть не может опаздывать и старается везде быть вовремя, несмотря на то что живет неблизко, в Зеленограде. До Москвы добирается на электричках. Какая уж тут “звездная болезнь”!

Вскоре подъехал Кирилл Емельянов, известный любителям “Кадетства” как злодей Алексей Сырников. Последним в редакцию прорвался шумный и общительный Аристарх Венесс, заядлый компьютерщик на экране и футбольный хулиган в жизни. На ребят тут же накинулись сотрудники редакции: “Дайте автограф племяннице — она от вас тащится!”, “Ой, это вы, что ли? А у меня дочка ваша давняя фанатка, распишитесь, плиз, вот тут!”

Наряд вне очереди!


— Ребят, ну вас прямо не узнать без формы! Широкие штаны и яркие футболки — ваш обычный прикид?

— Да я вообще-то слежу за модой, — обиженно говорит Кирилл, поправляя на руке огромные аляпистые “куранты”.

— Тогда, наверное, курсантскую форму вы не очень жалуете?

— Сначала это было ваще кошмар! Берцы (армейские ботинки. — Авт.) совсем носить не могли, все ноги были “заштопаны” пластырем, — хором возмущаются псевдокадеты. — Мы их целых два сезона разнашивали, думали, что хоть на третий ноги отдохнут. В первый день пришли на съемочную площадку, а там в рядок стоят новые. Такая вот подлянка от костюмеров.

— Я бы камуфляж носил не только на экране — он ко мне прям прирос уже, — перебивает Аристарх. — Но только не трусы грязно-синего цвета, в которые нас заставляли переодеваться в нескольких эпизодах! Это жесть. Их приходилось поверх своих надевать…

— За настоящих курсантов вас не принимали?

— Случалось, — признается Артем. — Однажды нас поймал начальник училища, принял за своих и повел стричь наголо — мы еле отвертелись.

— А я как-то поймал машину от училища до дома. Только сел, мне водила и говорит: “Либо сразу деньги давай, либо выходи. А то ваши суворовцы постоянно выбегут и не заплатят”. Пришлось отдать деньги вперед, — жалуется Арис.

— Пешком слабо было дойти?

— Да вы че? Фанатки прохода не дают.

Кто желает кадетами смерти?

— Около подъезда караулят?

— Не только. Еще постоянно в “аську” долбятся: “Тема, привет. Я тебя люблю!” По телефону звонят, свидания назначают, — откровенничает Артем.

— Есть поклонницы, а есть фанатки, — перебивает друга Арис. — Вторые — люди невменяемые и наглые, которые очень бесят. С ними общаться невозможно. А поклонникам за внимание и любовь мы очень благодарны. Я всегда стараюсь отвечать на все звонки, в каком бы состоянии не был. Хотя бывает, конечно, что меня достают капитально.

Какие-нибудь сумасшедшие звонят и говорят: “Если ты сейчас со мной не поговоришь, я себе вены порежу!”

— Ну, это тебе еще повезло, — жалуется Кирилл. — А мне вообще регулярно весь подъезд расписывают: “Сырников — умри!”, “Мы тебя убьем”. Я же отрицательный герой. Соседи потом все отмывать заставляют, а “недоброжелатели” пишут нарочно какими-то нестираемыми маркерами.

— А вдруг фанатка симпатичная попадется? Возьмешь вот и влюбишься…

— Не знаю… Хотя всякое может быть…

— Какая же она, девушка-мечта?

— Она должна быть естественной, искренней, красивой, ухоженной, — загибает пальцы Арис. — И желательно, чтобы она не пила пиво и не курила. Пиво — не женский напиток.

— Она должна уметь готовить и быть хорошей хозяйкой, — рассуждает домовитый Кирилл. — А то че-то я в последнее время на еду подсел. Ем все. Особенно гречку с молоком люблю.

— Подходящие кандидатуры есть на примете?

— Поклонницы, ликуйте! Мое сердце сейчас свободно, — заявляет Аристарх. — Серьезных отношений уже полтора года нет. Во-первых, потому что как раз весь этот период я работал и не было времени. Во-вторых, мне это сейчас не нужно. Мне 18 лет — какие могут быть серьезные отношения? А вообще я часто влюбляюсь. Иногда просто теряю голову.

— Это секрет. Должны же у меня быть какие-то тайны? — смущенно опускает глаза Артем.

— Кирилл, а ты расскажешь нам про свою девушку? Говорят, она твоя однокурсница из ГИТИСа?

— Не расскажу, — упрямо заявляет “Сырников”. — У меня такие убеждения. Да и вообще это модно сейчас — скрывать свою личную жизнь.

— Мы так и думали, что ты вредный… В сериале — кадет, а по жизни — логопед…

Хотя наши герои с горшка мечтали о сцене, криках “Мотор!” и признании миллионов, они не исключают для себя возможности примерить и другие профессии: Кирилл с удовольствием стал бы журналистом или режиссером; Аристарх мог бы выбрать карьеру футболиста или переводчика, а Артем бы подписался на все, кроме учителя математики.

— Ты че, учитель — отличная профессия! — не соглашается с ним Кирилл. — Я бы вот попробовал. Я вообще представляю себя в любой профессии, кроме плохого режиссера.

— Ну а в офисе сидеть смогли бы?

— Почему бы и нет? Если бы начальником и секретарша красивая была, то с удовольствием, — заулыбался Аристарх.

— А еще я был бы хорошим логопедом, — озадачивает нас Кирилл и неожиданно добавляет: — Но ваще у меня после выборов появилась новая мечта — податься в политику. Есть мысль организовать партию. Арис, как тебе идейка?

— Неплохо, но это когда мы станем бородатыми дядьками. А пока было бы хорошо группу свою продвинуть, — рассуждает кадет Сухомлин. — Мы вот с Кирюхой мутим и читаем рэп. Уже выступаем на корпоративах. Правда, названия у группы пока нет. Но я лично хочу, чтобы она называлась “Капля”. Слова наших песен пока все шуточные, но я пробую писать и серьезные, осмысленные тексты — о религии, об отношениях.

Кадетский речитатив

— Кроме рэпа, у вас есть какие-нибудь предпочтения в музыке?

— Я вообще люблю разную музыку, — говорит Аристарх. — Всю, кроме шансона: инструменталку, поп, рок, клубную музыку. И, конечно, обожаю русский рэп.

— Да, рэп — это круто, — поддакивает Кирилл. — Но Дима Билан и Сережка Лазарев тоже очень позитивны. “Я знаю точно, невозможное возможно…” — это же суперпесня!

— Как насчет хобби?

— Я очень люблю десерты готовить. Прям от этого процесса наслаждение получаю. Сливки, фрукты… — облизывается Аристарх. — Десерты — это креатив, тут нужна фантазия. Еще люблю футбол. Я футбольный фанат в прямом смысле этого слова и самый настоящий футбольный хулиган.

— А я раньше был ролевиком, занимался историческим фехтованием, — признается Артем. — У нас даже был свой клуб, но все-таки актерская профессия не допускает роскоши заниматься таким травмоопасным видом спорта. Теперь мне надо себя беречь — кому нужен актер с выбитыми зубами и свернутым набок носом.

— То есть вы себя бережете? А вредные привычки какие-нибудь есть?

— Иногда мы можем так высмеять кого-нибудь. Или не к месту заржать, — громко орет Кирилл, изображая смех. — Или просто тупо хихикать постоянно можем.

— Если пофантазировать, какими вы видите себя через 10 лет?

— Я буду актером, счастливым человеком. Буду ходить в шляпе, с усами и в фенечках, как Джонни Депп, — уверен Аристарх. — А к 30 годам сделаю себе имя и сниму свое кино. Я добьюсь авторитета, уеду в Чехию, в Прагу — там получил образование Кустурица. Еще я хочу пойти на курсы операторского мастерства.

— А я не собираюсь размениваться, — перебивает увлекшегося друга Кирилл. — Сначала нужно добиться профессионализма на сцене, а потом уже хвататься за камеру.

ДОСЬЕ:

Артем Терехов (в сериале — Кирилл Соболев)

Возраст: Уже не мальчик — 22 года. Но по жизни ощущает себя 17-летним подростком
Амплуа: правильный парень
Фильмография: роль рэпера в фильме “Зови меня Джинн”, роль фаната “Спартака” в картине “Взрослая жизнь девчонки Полины Субботиной”, “Внук Гагарина”, “Полный вперед!”, “Кадетство”
Жертва ради карьеры: для съемок в сериале вынул сережку из уха, которая за пять лет уже приросла к нему
Хобби: футбол, историческая реконструкция и фехтование
Требования ко второй половинке: чтобы была похожа на девушку своего киногероя

Аристарх Венесс (в сериале — Илья Сухомлин)

Возраст: 18 лет
Амплуа: балагур, душа компании
Фильмография: главная роль в сериале “Операция “Цвет нации”, “Ландыш серебристый-2”, “Кодекс чести-2, 3”, “Кадеты”, “Кадетство” (первый, второй и третий сезоны)
Хобби: “мутит и читает рэп вместе с Кириллом”
Требования ко второй половинке: чтобы она не пила пиво и не курила.

Кирилл Емельянов (в сериале — Алексей Сырников)

Возраст: 17 лет
Амплуа: подлец, гад, сволочь
Фильмография: роль студера в фильме “Сволочи”, кадет Сырников в сериале “Кадетство”
Хобби: пародирует политиков
Требования ко второй половинке: должна быть хорошей хозяйкой

“Элен и ребята”

За коллизиями студенческой эпопеи следили все и  гадали: сложится ли роман у Элен и Николя в реальности? Однако мечтам поклонников не суждено было сбыться. Как только Элен Ролле наскучили съемки, девушка подалась в музыку. В свободное от пения время Элен ведет программу о животных и, кстати, до сих про не замужем. Как, впрочем, и ее сериальный бойфренд Патрик Пьюдеба (Николя). Парень решил, что актерская профессия не для него, и успешно попробовал себя в качестве драматурга. Лили Меньян (Лоли) действительно училась на архитектора, как и в сериале.

Сейчас девушка располнела и перекрасилась в блондинку.  У безбашенной Джоанны (Рошель Редфилд) трое детей. И, кстати, не от милого Кри-Кри. Себастьен Рош (Кристиан) ушел из сериала , чтобы заниматься музыкой. И только Кати Андрийе (Кати) периодически появляется в других французских телесериалах.

“Беверли Хиллс 90210”

Телеманы, ликуйте! В Голливуде собираются возродить знаменитый “Беверли Хиллс 90210”. На этот раз на знакомой улочке прописку получат Энни и Диксон, 16-летние подростки.  Поговаривают, что в новых сериях могут принять участие звезды старого состава. Между тем многие из них не перестают нас удивлять. Не очередной сценарий держит в руках блондинка Торри Спеллинг (она же Донна), нести свой крест девушка — священнослужитель по образованию — вынуждена до конца дней своих. А вот безбашенный Джейсон Пристли (Брендон Уолш) не жалеет ни времени, ни сна — дай только на байке погонять. Зато Ян Зиринг (Стив) себя бережет. Еще бы! Торс парня вошел в мировую историю — журнал People возвел его в топ самых красивых. Со скандалом уйдя из сериала, Шоннен Догерти (Бренда Уолш) так и не распрощалась с имиджем “плохой девочки”. Безукоризненной репутацией не отличается и сериальная подружка Дженни Гарт (Келли) — то платье на публике задерет, то рожу страшную скорчит.

“Простые истины”

Благодаря своей реалистичности сериал стал лауреатом  Международного фестиваля телепрограмм для подростков. А молодым актерам отвесили щедрый пинок — в светлое будущее.  После сериала Настя Задорожная (Анжелика Селиверстова) поняла: голос имеется. Ее дебютный альбом “До 17 и старше” разошелся огромным тиражом. Сплетница Люся Мазуренко (актриса Вита Гребнева) превратилась в “Дирол” и каждый день наводит чистоту вместе с подружкой-подушкой. Татьяна Арнтгольц (Катя Трофимова) сейчас переживает не лучшие времена: влюбилась, родила, развелась, села — самый слезливый сериал за последний месяц.



Партнеры