ЧТО ЗЛЕЕ – ЛЮБОВЬ ИЛЬ НЕНАВИСТЬ? ... или Сердцу - не прикажешь...

24 апреля 2008 в 01:04, просмотров: 342

«Ты что, не понимаешь что ли, что эти попы его все равно сожрут? Или машиной переедут. После того, что про этого Адельгейма уже стало известно, то Евсевий твой - да, будь он хоть депутатом федерации, давно бы выгнали в шею с волчьим билетом куда-нибудь в Африку, и все...», - так обрисовал мне на днях перспективы скандала в Псковской епархии Русской Православной Церкви знакомый заслуженный юрист еще СССР. Но я, должен признаться, не понимаю! С головой, видно, что-то не так. То есть, ею я, конечно, признаю, что все так и обстоит, но что-то внутри не принимает. Не душа даже, в которой история вокруг псковского православного священника Павла Адельгейма и многие другие равноценные по подлости истории, связанные с именем Московской патриархии, давно названы своими именами. Наверное, это что-то еще глубже, потому что пытаться взывать к бездушной машине стать человеком, отдавая себе отчет в том, что она из чугуна, а не из живой плоти, однозначно абсурдно. Но, тем не менее, не можешь не взывать, видя как скрипит ее проржавевшее нутро, угрожая рухнуть в любой момент и придавить собой массу ее ни в чем не повинной обслуги. Причем, не самых худших наших сограждан - доверчивых и славящихся постоянством, трудолюбивых и не утративших естественную человеческую тягу к добру и свету.

Впрочем, все это может показаться лишь словами, если не напомнить нашему читателю, в чем дело. В этом смысле, и в самом деле достаточно напомнить хотя бы о каком-то эпизоде, как у большинства интересующихся тем, что творится в стране, в памяти по ассоциативной цепочке всплывает все остальное. Напомнить, например, о нашумевшем известии  о коммерческих «подвигах» настоятельницы Спасо-Елеазаровского женского монастыря матушки Елисаветы и «мелких шалостях» вверенных ее воспитанию молодых насельниц, слишком вольно и излишне буквально воспринявших любовь к ближнему. Известие прошло, как одна из проблем Псковской епархии, вверенной присмотру тогда архиепископа Евсевия (Саввина). И тут же, по ассоциации с этим «Божьим имечком»,  в любой, даже нетренированной памяти всплывает: «... Ой, а не тот ли это архиепископ Евсевий, который загонял за можай уникального русского иконописца Зинона?».

- Тот, тот самый! Только теперь он уже не архиепископ, а самим патриархом Алексием «за заслуги перед Церковью» вознесен до высшего епископского сана - во митрополиты!...

А накануне этого замечательного события тогда еще архиепископ решительно свершил свой последний на тот момент «подвиг Геракла» - взял и вышвырнул 22 февраля сего года с должности настоятеля одного из псковских храмов, когда-то - узника совести, а ныне - известного на полмира и единственного, наверное, оставшегося в РПЦ священника - специалиста по каноническому (церковному) праву протоиерея Павла Адельгейма . С этого времени священнику было позволено заходить в алтарь и служить в обустроенном им храме только с разрешения присланного юного настоятеля, выполняющего при епархиальном начальстве «спецпоручения» по наведению порядка в приходах. Когда шла травля иконописца Зинона, правда, этот молодой специалист для участия в ней был еще маловат. Но теперь, «поработать» над приходом, где заказанный шефом настоятель и в возрасте, и никуда не денется, так как совесть не позволяет школу-приют для детей-инвалидов бросить, - чтобы с этим-то справиться, уже вполне дорос.

Худо-бедно, с февраля прошли уже почти пара месяцев - последних из тех многих, в течение которых сотни прихожан храма, где пока еще служит на птичьих правах их наставник, обивали пороги церковных контор. Неоднократно обращались и пытались попасть на прием в Псковской Епархиальном управлении РПЦ, где «Владыка» (так в церковной орфографии) просто никого из них не принимает, не скрывая, что «с мирянами мне не о чем говорить». Обращались с письмами и ездили к Управляющему делами Московской патриархии и члену Общественной палаты митрополиту Клименту (Капалину), к патриарху Алексию II. Ответов на многочисленные письма, как у нас водится, не получали. Поэтому написали и президентам - нынешнему и будущему, - но тоже тишина.

А тут - дождались. Умиротворенность получившего белый клобук профессионального еще с советских времен церковно-аппаратного функционера за пару месяцев, вероятно, рассосалась. И не далее, как 15 апреля митрополит Евсевий провел Епархиальное собрание, на котором - предварительно помолясь, осудил СМИ, оклеветавшие, по его мнению, вверенную ему епархию, которую по следам газетных публикаций и результатам оперативной работы, кстати, в настоящее время шерстит прокуратура. Главу Псковского района Владимира Шураева владыка объявил организатором борьбы против него лично и церкви вообще, приравняв, таким образом, ответственного госчиновника к давно клейменому им, как «сатанист» протоиерею Павлу Адельгейму. А по вопросу злополучного священника объявил о создании «комиссии в отношении действий протоиерея Павла Адельгейма». Опыт показывает, что кроме высшего руководства РПЦ или окрика из высоких кабинетов ничто не может помешать церковному администратору уволить священника на улицу, а то и лишить сана. Церковные каноны можно нарушать, как угодно, а светские органы, кроме правозащитников, избегают вмешиваться в ситуации, где права гражданина нарушаются Московской патриархией по причине отделения у нас церкви от государства.

Ну, ладно - с этим все ясно, как и с возрождением духовности при помощи «Основ православной культуры» в светской школе и богословия в светских ВУЗах. Но, спросите - почему же столь велика неприязнь новоиспеченного митрополита к Адельгейму?

Любой, кто вникает в суть этого скандала впервые, убеждается, что со стороны Адельгейма не существует ни одного нарушения - церковного и светского права, норм морали, в то время, как архиерей одним лишь игнорированием Соборных правил умудрился едва ли не подпасть под Соборное же «...да извержен!». Поэтому сегодня ясно, что ситуация с дискриминацией священника епископом с ведома руководства Московской патриархии зашла столь далеко, что обойтись без «хирургического вмешательства» вряд ли удалось бы. «И, тем не менее, ведь это когда-то началось! И началось, как все подобное, наверное, с пустяка?», - как правило спрашивают любопытствующие.

О! А, вот тут - история довольно деликатная! Во-вторых, Павел Адельгейм однажды написал и издал книгу , где основываясь на истории христианства и опыте Вселенских Соборов, продемонстрировал на примере Псковской епархии, насколько отличается от православной церкви то, что сегодня за нее выдают. А во-первых, когда-то, очень давно о. Павел оказался жертвой навета некоего «неформала», ставшего в РПЦ времен СССР архиереем, и попал в лагерь. Однако, уже в постсоветские времена, когда все вскрылось, юный друг того «неформала», а ныне - псковский епархиальный глава, - невзлюбил о. Павла так же безоглядно, как любил, вероятно, других.

А сердцу, как известно, не прикажешь...

CIVITAS



Партнеры