Легенды московских храмов

Кто строил и кто взрывал.

27 апреля 2008 в 12:08, просмотров: 351

Сегодня Пасха — воистину светлый день. На душе легко и радостно. Не хочется обсуждать политику, говорить на "острые и актуальные темы". Хочется тишины, спокойствия и благодати. Пусть этот день для каждого будет праздником.

С утра гулял в центре, доехал до Кропоткинской, издали полюбовался храмом Христа Спасителя. Роскошный — ничего не скажешь. Но при всей красоте, он "больше похож на музей, чем на церковь", как заметил мой старший сын. Есть какая-то доля правды в его словах, да простят меня почитатели этого храма.

По дороге домой заглянул на Маросейку, одну из любимых московских улиц, добрел до храма Святителя Николая в кленниках. О том, что кленники — суть кленовая роща, где возводили церковь, я знал. А вот местные рассказали интересную историю о священниках. Оказывается, храм был очень знаменит в начале прошлого века, когда там служили Алексей Мечев и его сын Сергей, которого позже причислили к лику святых.

Священника Алексея Мечева помнят до сих пор — сила духа этого человека потрясает! Хотя внешне он не производил впечатления: невысокий рост, неяркое лицо. Однако за девять лет службы сплотил мощную общину, существовавшую даже в советское время. А ведь это был не самый лучший период для русской церкви…

Судьба священника складывалась непросто: умерла молодая жена, оставив его с тремя детей. В отчаянии он поехал в Петербург к Иоанну Кронштадскому. Отец заметил Алексея в толпе и сказал: "Научись принимать горе других, как свое, помогай и утешай горе людское". Этой простой истине он следовал всю жизнь — видел не только душу, но и судьбу другого человека. Постепенно доселе храм наполнился прихожанами.

Священник умер в 1923 году, его дело продолжил сын — Сергей Мечев. Он сделал для храма не меньше, чем отец. И смог, наверное, больше, если бы в 1943 году его оставили в живых. В НКВД не очень-то жаловали священников. Сергей умер под пытками — сотрудники наркомата хотели знать адреса прихожан — очередной "антисоветской группы". Могила Мечева-младшего не найдена и по сей день. А нетленные мощи Алексея Мечева покоятся в храме — прах был перенесен с немецкого кладбища.

Там же, на Маросейке, есть еще один храм — святых мучеников-бессребреников Косьмы и Дамиана. Церковь (великолепный образец раннего классицизма) построена в 1793 году знаменитым архитектором Матвеем Козаковым. Храм славится центральным алтарем — единственным в русской православной церкви, — посвященным исцелению расслабленного.

По приданию, расслабленный (больной) 38 лет пролежал в купальне на Елеонской горе, пока его не исцелил Иисус одним словом: "Встань, возьми постель твою и ходи".

Храм Косьмы и Дамиана возведен на средства подполковника Михаила Хлебникова. В его имении была чудотворная икона, исцелявшая больных. И он решил перенести образ в московский храм.

Церковь знаменита не только алтарем, но и прихожанами: это любимый храм Достоевского. А старостой одно время был сын Сергея Петровича Боткина — Евгений. Позже его расстреляли вместе с царской семьей…

Сейчас храм получил дом в Малом Златоустинском переулке. Там же организован культурно-просветительский центр Иоанна Златоуста.

Но, пожалуй, самый красивый храм — церковь Успения Матери Божьей, что на Покровке. Есть легенда, что Наполеон поставил караул около храма, дабы его не разграбили. Настолько был поражен красотой это произведения искусства! Французские солдаты храм не тронули, а вот большевики взорвали…

Но не будем о грустном, сегодня Пасха. Христос воскресе!



Партнеры