Прэвед!

А ведь так и сказал я восемь лет назад. Обещал не кинуть и не кинул!

7 мая 2008 в 15:46, просмотров: 377

Это на том сегодняшнем мероприятии, которое не по-русски называется, и название которого лично я выговорить не могу. Блин! Это я ответил, чуть со стула не свалившись. Еще не хватало, чтобы было объявлено обратное. Типа я обещал не кидать, но, извините, пришлось.

Я специально на работу поехал попозже, чтобы это самое дело с нерусским названием спокойно по телеку позырить. Ничего себе блокбастер вышел.

Затем новый отличился. Так ведь то же и сказал я – будет торжество закона. Опять же еще бы не хватало, если бы анонсировалась вакханалия беззакония. И вот тут я почувствовал, что все же кинули. И будут кидать. Потому что строго накануне состоялось бешеное шествие с понтом несогласных. Ну, человек 200 журналистов, вдвое больше ментов и трое (3!) заявленных оппозиционеров.

И я стою вместе со знакомым специальным милиционером и тихо радуюсь тому обстоятельству, что меня в этот раз не заберут. Для справки: на прошлых подобных мероприятиях я умудрился попасть в список экстремистов. Просто забирали всех подряд и меня тоже приняли.

Потом знакомые хлопцы из соответствующих пресс-служб споренько вытянули, но в список я попал, о чем меня опять же знакомые ОБОПовцы и проинформировали.

У меня вообще с этой организацией любопытные отношения срослись. То есть сначала меня забирают, потом вызволяют, а потом я пишу отдельную, предположим, заметку, к этому делу отношения не имеющую. И милицейское начальство ОБОП ставит в неловкое положение. Дескать, ыыыы!

И ОБОПвцы, ясное дело, звонят мне и говорят: "Димон! Выручай!" И я потихоньку начинаю их выручать. Это все я рассказывал для затравки. Да.

Но я стою у памятника Грибоедову и радуюсь. Тут звонит мне наш корреспондент и говорит, что на этот раз приняли уже его. Я своих, как правило, в беде не бросаю. И вот вместе со своим знакомым еду кореша выручать.

Прискакиваем в соответствующий отдел, и мой знакомый идет разбираться в дежурку. А я, значит, беседую с коллегой. Вернее, с коллегами. Потому что там не один наш корреспондент парится.

И пока мой знакомый из спецслужб разбирается, меня автоматом берут "на карандаш". То есть я кричу им, что сам пришел, своими ногами и все вообще недоразумение. Вот хрен-то! Записали. А я знаю, как в таких случаях записывают, и надеюсь, вы теперь тоже знаете. Не вырубишь ни топором, ни зубилом. И через десять, скажем, минут нас все же выпускают. Но осадочек, осадочек.

Осадочек остался, как осталась навек соответствующая запись. И вот он, новый, говорит мне и всей стране про торжество этого, блин, закона. Да-а, тезка, с законом, я чувствую, будет все в поряде. "С почином Вас, Глеб
Егорыч", – как говорил, по-моему, уголовник Копченый. Закона будет по самый не балуй.



    Партнеры