Неизвестная война

В преддверии очередной годовщины окончания Великой Отечественной войны на страницах российской прессы появляются многочисленные воспоминания и документы, относящиеся к событиям более чем 60-летней давности.

7 мая 2008 в 14:10, просмотров: 536

Обнародуются ранее неизвестные факты. Не остался в стороне от этой тенденции и автор этой заметки.

Широко известно, что в годы войны наиболее сильным советское партизанское движение было в Белоруссии. Однако мало кто догадывается, что воевали "народные мстители" не только против фашистов и их пособников, но и против других антифашистов – партизан польской подпольной Армии Крайовой. Война эта длилась чуть более года и унесла сотни жизней с той и другой стороны.

В годы Второй мировой войны польские партизаны на территории, занятой СССР осенью 1939 года, воевали как с фашистами (что было их основной борьбой), так и с украинскими, белорусскими, литовскими националистами. С 1943 года они вступили в борьбу с красными партизанами.

Конфликт этот был политическим и идеологическим. Хотя нельзя отрицать в нем и элементы межнационального противостояния. В рядах Армии Крайовой, подчинявшейся эмигрантскому правительству в Лондоне, служили поляки и белорусы-католики, а среди красных партизан были представители разных народностей. Поэтому красные партизаны в 1943–1944 меньше поддерживались населением Западной Белоруссии, чем в центральных и восточных областях Белоруссии и Украины. Объясняется это тем обстоятельством, что в 1939–1941 годах население Крессов Всходних (так называли эти земли поляки) ощутило на себе сталинский режим и не хотело его возвращения.

Первые советские партизанские отряды в Западной Белоруссии возникли в начале 1942 года. Следует отметить, что советские партизаны, действовавшие на западе Белоруссии, не встречали сочувствия и поддержки со стороны местного населения (не только польского, но и белорусского). Действия, которые они предпринимали против жителей, вызывали отрицательное отношение к большевикам.

В 1942 году красные воевали не столько против немцев, сколько уничтожали служащих оккупационной администрации (в том числе из числа местных жителей). Целенаправленно уничтожали имения, сельхозпредприятия, запасы зерна.

Параллельно с советским партизанским движением в Западной Белоруссии действовало и польское подполье. Его задачей была борьба за восстановление Польского государства в границах до 1 сентября 1939 года. До середины 1943 года необходимо было придерживаться тактики ограниченной борьбы (самооборона и диверсия).

Как было отмечено ранее, после начала немецкой оккупации Белоруссии в ее западных рай­онах были созданы многочисленные очаги сопротивления, и, несмотря на их политическую неоднородность, все они вступили в борьбу с фашизмом.

Однако в декабре 1942 года в Москве сложилось мнение, что в западных областях необходимо создавать специальные польские группы, подконтрольные Кремлю. "Польские националисты на наши друзья… они не прочь, чтобы мы их избавили от немецкого ига, но они за помещичью Польшу", – писал в Москву один из командиров советских партизанских отрядов.

Поворот к политике уничтожения польского подполья и партизан Армии Крайовой произошел сразу после Сталинградской победы. Сталин не сомневался, что Красной армии удастся захватить Польшу и установить там угодный ему режим.

В феврале 1943 года ЦК Компартии Белоруссии направил ко­мандирам партизанских соединений и руководителям подпольных парторга­низаций закрытое письмо "О военно-политических задачах работы в Запад­ных областях Белоруссии". В нем требовалось вытеснять польские формирования советскими, внедрять агентов в польские организации, выявлять националистов, а руководителей польских отрядов уничтожать. Таким образом, еще до разрыва дипломатических отношений между СССР и Польшей советское руководство взяло курс на конфликт с представителями польского эмигрантского правитель­ства.

Кризис во взаимоотношениях АК и белорусских пар­тизан произошел после разрыва дипломатических отношений СССР и эмигрантским правительством Польши 18 апреля 1943 года. Поводом по­служила трагедия в Катыни и желание польского правительства, провести международное расследование этого дела.

Тем временем на Пленуме ЦК КП(б)Б в июне 1943 года подпольным формированиям было направлено письмо, в котором говорилось, что существование в Белоруссии различных организаций, руководимых польскими "буржуазно-националистическими" центрами, необходимо рассматривать как незаконное вмешательство в интересы советского государства. Отряды и группы, созданные "польскими реакционными кругами", предписывалось разоружать.

Для выполнения решения советского руководства по борьбе с "белополяками" в Западную Белоруссию были передислоцированы десятки партизанских бригад, отрядов 15-ти спецгрупп.

Однако, несмотря на это, еще весной 1943 несколько соединений Армии Крайовой устано­вили связь с со­вет­скими партизанами и провели ряд успешных совместных акций.

Но уже в августе 1943-го советские партизаны на деле стали реализовывать план по ликвидации польского подполья. Так, 26 августа были расстреляны командиры нарочьского отряда АК, приглашенные на переговоры. Эта же участь постигла около 80-ти польских бойцов.

В ноябре того же года руководитель Белорусского штаба пар­тизанского движе­ния П. Понаморенко предлагал Кремлю расширить и углубить партизанское движение и уничтожить польские отряды и группы. Руководствуясь распоряжениями центра, красные перешли к массовому террору по отношению к населению, поддерживающему польское подполье.

Таким образом,  к концу 1943 года многие части АК в Белоруссии свернули борьбу с немцами и начали сражаться против советских парти­зан часто вопреки приказам своего политического руководства, находившегося в Лондоне. В ответ на карательные акции советских партизан против мирного польского населения (например, в городке Налибоки, в деревнях Конюхи, Лугомовичи, Изабелин, Качаново и др.) аковцы уничтожали базы партизан, хутора и деревни в партизанской зоне.

Удар поляков был настолько сильным, что советские партизаны попытались заключить перемирие с АК. Однако в ходе переговоров компромисс найден не был. Война продолжилась.

О приказе начать боевые действия против формирований АК узнали и немцы, которые предложили поляком свою помощь. Первым ее принял поручик АК "Гура", который на встрече с офицерами СД и вермахта и просил об оказании помощи. Действовавший в Налибоцкой пуще с декабря 1943-го по август 1944 года его отряд не воевал с немцами. С совет­скими же партизанами провел 32 боя.

Завязать более тесные связи с АК немцы попытались в январе 1944 года, однако поляки от немецкого предложения отказались.

Тем не менее немцы продолжили искать контакты с польскими партизанскими соединениями. С некоторыми вполне удачно, однако в целом немецкие ожидания от союзов с отрядами АК не оправдались. Летом 1944 года немецкие разведслужбы в рапорте, направленном в штаб Группы армий "Центр", сообщали: "В результате тщательного анализа сложившейся ситуации можно прийти к выводу, что заключение договоренностей с польскими бандами принесет Вермахту больше вреда, чем пользы".

В декабре 1943 года руководители Британии, СССР и США на Тегеранской конференции определили контуры послевоенного устройства мира. Граница между Польшей и СССР должна была проходить по линии Керзона. Это событие поставило руководство АК перед сложным выбором: либо отвести отряды АК на тер­риторию Польши, либо вступить в ряды со­ветского партизанского движения для продолжения борьбы с немцами, либо оста­ваться на занимаемой территории и вести бои, как против немцев, так и против советских партизан.

После недол­гих раздумий был принят 3-й вариант. Всю зиму 1943-1944 годов в Западной Белоруссии шла ожесточенная война. Однако к лету 1944-го Красная армия была уже в Белоруссии. Руководство АК предложило красным партизанам заключить перемирие. Однако эта инициатива была запоздавшей. Советские партизаны уже не были заинтересованы в союзе со своим бывшим врагом. В дальнейшем они вели борьбу с польским подпольем в составе истребительных батальонов НКВД.



Партнеры