Было ваше, стало наше!

История о том, как чиновники отбирают квартиры у детей-сирот. В рамках закона, разумеется.

13 мая 2008 в 15:20, просмотров: 308

Невезучая
Зое не повезло с рождения. Она не была желанным ребенком, появления которого семья ожидает с нетерпением. Да, в общем-то, никакой семьи не наблюдалось – мать вела разгульный образ жизни, нередко прикладывалась к бутылке…

Зоя была не первым и не последним ребенком. Но о том, что есть старшие сестры и младший брат, девушка узнает значительно позже. Мать забрала домой только первую дочь, остальных – оставила в роддоме. Одну девочку удочерили москвичи, мальчика усыновила американская семья... 

Итак, Зою оставили в больнице. С первого дня своей жизни девочка лишилась материнской ласки. Кроме того, она родилась слабой и болезненной. Целый год врачи выхаживали малышку, их старания увенчались успехом – девочка выжила. Ее определили в Дом ребенка…

Конечно, полностью Зоя так и не выздоровела – сказался образ жизни матери. До трех лет девочка не могла ходить, врачи занимались ее физическим развитием. Появились задержки в психическом развитии – ребенка передали на попечение психологу…

В семь лет Зою перевели в школу-интернат, где она прожила до 2000-го года. Восемь лет, проведенные в школе, девушка вспоминает с теплотой – воспитатели стали ей по-настоящему близкими людьми.

Сразу после выпускного вечера Зою направили на учебу в профессиональное училище. Выделили койку в общежитии. Два года девушка осваивала профессию швеи. Еще год обучалась на маляра-штукатура. Получив профессию, она вышла во взрослую самостоятельную жизнь. С этого момента начинается новый виток злоключений бывшей воспитанницы интерната…

А теперь ты отдашь мне квартиру!
Что такое детдомовский ребенок? С одной стороны, он пережил и перечувствовал значительно больше, чем сверстник, воспитывающийся в семье. С другой – он беспомощен в быту, так как полностью зависит от воспитателей, педагогов, в общем, взрослых людей, которые решают основные проблемы. И уж, конечно, воспитанники детских домов практически ничего не знают ни о своих правах, ни тем более о том, как их защитить.

Согласно закону Московской области, по выходе сирот из государственных воспитательных учреждений, они должны быть вне очереди обеспечены жильем общей площадью не менее 33 квадратных метров. Кроме того, при выпуске из образовательных учреждений дети-сироты получают единовременное денежное пособие.

Но если с последним все оказалось более или менее ясно (Зое выдали 21 тысячу рублей на обустройство быта), то вопрос с жильем оказался не таким простым.

Согласно все тому же закону Московской области, обязательства по обеспечению жилыми помещениями детей-сирот возлагаются на муниципальное образование, в котором проживает ребенок. А представители дома-интерната обязаны сопроводить воспитанника к месту его дальнейшего прикрепления.

С Зоей все вышло несколько иначе: 26 мая 2003 года девушку направили в отдел учета и распределения жилплощади, куда, вопреки закону, она поехала одна. То ли в интернате не нашлось желающих ее сопровождать, то ли все были слишком заняты текущими делами… В общем, теперь это уже не так важно. Интересно другое.

Как только Зоя переступила порог кабинета, ей тут же предложили подписать документ о получении жилья. Только вместо отдельной квартиры, которая ей полагалась, в договоре значилась комната в квартире с подселением.

"Ты будешь жить в моей комнате, – сообщила чиновница сироте. – А то я давно уже стою на очереди для улучшения жилищных условий. Да к тому же квартире твоей требуется серьезный ремонт. Только соседке сразу не говори, что ты там жить будешь. Скажи, что вещи охраняешь, пока меня нет".

Конечно, девушка попыталась возразить, но все ее замечания чиновница пресекла, заявив, что Зоя другого жилья точно не получит. И она сдалась. Подписала документы, даже толком их не прочитав.

Уже в июне Зоя въехала в свое "новое" жилище, из которого работница администрации еще не успела вывезти мебель и вещи. Соседка сразу потребовала предъявить документы. Бесхитростная сирота тут же и выложила ей, что теперь будет здесь жить…

Первые дни женщина воспринимала новую жилицу "в штыки". Ведь она сама рассчитывала на получение этой комнаты. Но со временем все улеглось. Зоя устроилась на работу уборщицей в крупный супермаркет. Жизнь потекла своим чередом…

Но как-то раз девушка поделилась своей историей с начальницей. Выслушав нехитрый рассказ сироты, женщина решила ей помочь. Пошла к директору, передала ему все, что услышала.

Все-таки недаром говорят, что хороших людей у нас значительно больше, чем плохих. Только видим мы их реже. Директор фирмы настолько проникся этой историей, что выделил девушке 35 тысяч рублей на покупку необходимой мебели – прежняя хозяйка вынесла все из комнаты!

Почти хэппи-энд…
Однажды Зоя случайно заглянула в папку с документами, которую ей вручили на выходе из интерната. Среди бумаг нашелся адрес, по которому когда-то проживала ее мать. И девушка решила съездить туда, узнать что-то о родных.

Ей повезло. Дверь открыл мужчина, оказавшийся новым мужем матери, который не только тепло встретил девушку, но и дал ей номер телефона родительницы. Правда, в тот день с матерью увидеться Зоя так и не смогла – женщина уехала в Белоруссию.

Встретились они лишь недели через три. Познакомились. За прошедшие годы мать полностью изменилась: бросила пить, устроилась на работу. Нашедшуюся дочь встречали радостно, всей семьей, с цветами…

А через две недели Зоя познакомилась со старшей сестрой, от которой ее существование скрывали больше двадцати лет. Именно она и посоветовала Зое обратиться за помощью к правозащитникам. Что же, будем надеяться, что Зоя добьется справедливости.




Партнеры