Соседей надо уважать!

Возлюби ближнего своего, как самого себя...

15 мая 2008 в 18:05, просмотров: 330

— Соседей надо уважать! — так говорит дядя Коля с третьего этажа, когда хочет попросить на водку. Фраза произносится с напором и даже некоторой угрозой — чтобы не думали отказать старому больному человеку.

Дядя Коля — уникальная личность. Он электрик в шестом поколении. Или в седьмом — точно не помнит, кем был его "пра-пра-пра…". И как любой электрик, дядя Коля — интеллигентный человек: у него есть шляпа и пальто. На антресолях.

От дел проводочных к утехам водочным перейти очень просто. Для этого нужно служебное помещение (каморка дворника), друг и бутылка "топлива". У дяди Коли все сложилось как нельзя лучше. Только с деньгами иногда проблемы. Впрочем, они быстро разрешаются. С помощью соседей. При этом дядя Коля никогда не просит. Ему все дают добровольно. Еще иногда и упрашивают.

Технология отъема денег у населения по-детски проста. Вечером он садится на подъездную лавку и дожидается "первой ласточки". Желательно, чтобы "ласточка" жила на соседней лестничной клетке. И когда беззаботно порхающая жертва оказывается в зоне поражения, дядя Коля уверенно гаркает:

— Стоять! — а потом чуть мягче добавляет. — Как дела? Все нормально? И у меня хорошо. Я тут, знаешь, подумал: мне с соседями повезло. Если что, помогут. А то, слышь, мне тут порассказали, будто у фрицев, на их гнилом Западе, от соседей трехметровые заборы ставят. Чтобы они друг к другу занимать не ходили. Но у нас люди не такие, нет. Завсегда дадут, если человек хороший. А фрицев я страсть как не люблю. Так бы и передавил всех к едрени фени. Танком.

Последние три предложения — кульминация монолога. Собеседник неизменно напрягается и предлагает десятку.
— У-у-у-у, чирик, — потягивает дядя Коля. — Ты чего? Я ж не бомж какой, ты не подумай. Это я так, в порядке общего рассуждения. Думаешь, мне нужно? Да у меня денег-то ваших куры не клюют.

Какая точность относительно слова "наших"! Но меньше полтинника дядя Коля не берет. Ходит дворовая легенда, что однажды он развел человека, который шел в соседний дом к любовнице. Видимо, испугался, что его переедут танком…

Второй способ отъема денег проходит только со мной. Я самая жалостливая.
— Устал я, деточка, — с лицом скорбящей матери плачется дядя Коля. Это условный сигнал: приготовьте ваш кошелечек. — Нынче жизнь страшная пошла, пенсионеру на лекарства не хватает. Вот сегодня ходил я в поликлинику…

Ровно на этом моменте сосед получает сто рублей. Чтобы я ни в коем случае не узнала всех ужасов муниципальных больниц. Он бережет мою нервную систему.

Третий способ — универсальный. Рассчитан на политизированных людей. Сражает наповал правдивостью и прямотой. И никогда не узнаешь, какие же взгляды разделяет сам дядя Коля. Фраза такова:
— Вот ты говоришь Путин, Путин. Да макдак ваш Путин! У тебя деньги есть?...

Это подкупает каждого. Лишний раз услышать "Путин — макдак" нашему человеку приятно. Россия — уникальная страна: для нее философствующий электрик обычное явление. Ну, что такого? Подумаешь…

Слева от меня живет разведенка Лиля Семенна. Она верит в любовь и силу добровольцев-общественников. Ей постоянно нужно что-то организовывать: составлять графики дежурств, собирать членские взносы.

Допустим, в подъезде кто-то написал, что Маша из седьмой похожа на Ксению Собчак и ведет разгульный образ жизни. Очень хорошо! Проведем почерковедческую экспертизу. Пусть все накарябают что-нибудь на бумажке, а она, Лиля Семенна, сверит. Только должна быть не роспись, а полноценное предложение. Например, про дядю Колю. Пишите, пишите, пусть ему стыдно будет!

Когда в лифте слышится запах "нехороших жидкостей", Лиля Семена тут же предлагает составить график дежурств, чтобы выяснить, кто и когда это сделал, и оторвать руки этом подлецу. Ну, или что там еще можно отрывать…

По весне она разбивает приоконные клумбы. Не важно, что там один асфальт! "Докопаться до земли" — часто повторяет Лилечка — пара пустяков. Дай ей волю, она до чего угодно докопается.

А после того, как чахлое семя трех тюльпанов будет погребено под асфальтовой пылью — смотрите, какой в этом году чернозем! — на свет появляется очередной график. На клетчатом листочке появляется аккуратная надпить "полив и удобрение", а под ней — список фамилий. И кто относится к поливу, а кто к удобрению — неизвестно.

Единственный ее противник — дядя Коля: "Посадила бы лучше редиску. Какая никакая, закусь. А толку от твоих тюльпанов? Одна горечь. Я в этом плане цветы не уважаю". Зато прыщавый мальчик Славочка очень даже уважает: три чахлых цветика можно оборвать и подарить любимой девушке.  

Но даже боевая Лиля пасует перед моей соседкой слева. Я тоже. Ибо в скромной квартире живет ветхая старушка Авдотья Никитична — страстная любительница котов и чеснока. Чеснок она держит в старых колготках, а котов — взаперти. Но аромат, аромат!...

А вам какая разница? Никитична пожимает плечами и захлопывает дверь перед носом посетителя. Печальный посетитель слезно умоляет об одном: переехать в другой район или выкинуть чеснок. Без альтернативы!

Уж нет! Пусть дух целебный нас спасет от всех напастей. Народная медицина, силы природы. А коты? Да что коты, хорошие, рыжие — вам не нравятся? Открывайте окна. Ничего не знаю, мне лично не пахнет.

Однажды Лиля собрала каких-то общественников, чтобы они провели с Никитичной профилактическую беседу. Общественники прошли пару лестничных пролетов и замерли. Зажав носы, они что-то плели про неотложные дела и спасение мира. Но выполнять свою миссию они предпочитали в другом подъезде…

— Если кто-нибудь ей расскажет о существовании уринотерапии — убью! — угрожает Лиля.
— Молчи, женщина, — вмешивается пьяненький Дядя Коля. — Соседей надо уважать!
Легко сказать — у него хронический насморк…



    Партнеры