Газовая футурология

Российско-европейские отношения в газовой сфере не потеряют актуальность еще долгие годы. При этом Европа по-прежнему будет задаваться множеством вопросов

16 мая 2008 в 18:07, просмотров: 459

Хватит ли у поставщика запасов газа, чтобы обеспечить ее растущие потребности? Как будет развиваться наша ресурсная база и транспортная инфраструктура? Какую степень зависимости европейских потребителей от углеводородов восточного соседа можно считать разумной и энергобезопасной?..

Россия, в свою очередь, будет убеждать своих европейских партнеров в гарантированности своих энергопоставок.

Думая при этом о национальных интересах.

Спрос будет расти, а предложение?

К 2020 году экономика Европы еще в большей степени, чем сегодня, будет зависеть от импорта природного газа. И это неудивительно: она год за годом увеличивает долю природного газа в энергетическом балансе, в первую очередь за счет электроэнергетики и бытового сектора. Важнейшей причиной преимущественного использования природного газа является его безопасность для окружающей среды. Это особенно актуально в рамках Киотского протокола и предложенных 23 января 2008 года законодательных инициатив Еврокомиссии по снижению выбросов СО2.

Необходимость для электростанций платить высокие цены за выбросы делает газовую генерацию весьма привлекательной. Не тормозит этот процесс даже растущая вслед за ценами нефти стоимость природного газа.

Однако собственно европейская газодобыча стремительно сокращается. К 2010 году Еврокомиссия прогнозирует средний ежегодный спад добычи в ЕС-27 на 1,2%. В следующее десятилетие этот показатель должен составить 5,1%.

«Лидером» здесь будет Великобритания – 3,3% за 2000–2010 годы и 14,3% в 2010–2020 годы. Полностью прекратят добычу голубого топлива такие страны, как Франция, Австрия, Греция, Словения. Среднегодовое снижение добычи до 2020 года составит 1,8% в Германии и 2,6% в Италии. Нидерланды сохранят до 2010 года темпы добычи с небольшими колебаниями, но в дальнейшем будет спад до 1,6%.

По данным British Petroleum и Observatoire Mediteranien de l’Energie, к 2010 году Европа выйдет на уровень добычи 293–318 млрд. куб. м, а к 2020 году она упадет до 245–277 млрд. куб. м.

Чтобы компенсировать падение собственного производства и покрыть растущие потребности, Европе необходимо до 2020 года увеличить импорт газа, по сравнению с 2006 годом, в 1,5–2,5 раза.

Газовые родники

Из каких источников Европа может покрыть растущий дефицит газа? Основная часть его мировых запасов сконцентрирована в трех странах: России, Иране и Катаре. Из этой тройки только Россия ведет сейчас значительную добычу и экспорт. Иран и Катар экспортировали в 2006 году только 5,69 и 31,09 млрд. куб. м газа соответственно.

Помимо этих стран в качестве действующих и потенциальных поставщиков газа в Европу можно считать государства Северной Африки, Ближнего Востока и Центральной Азии. Хотя, конечно же, самыми надежными останутся поставки с европейских месторождений.

Важнейший «донор», на которого рассчитывает Европа, – не входящая в ЕС Норвегия. По данным министерства нефти и энергетики Норвегии, в 2007 году продажи газа в европейские страны увеличились до 89 млрд. куб. м. В 2008 году ожидается дальнейший рост экспорта до 99 млрд. куб. м. А к 2020 году страна может нарастить поставки до 115–120 млрд. куб. м.

Страны Северной Африки (Алжир, Египет, Ливия) можно рассматривать как важнейший источник поставок природного газа для Европы в силу их географической близости к рынку сбыта и участия крупных европейских компаний (Gaz de France, TotalFinaElf, ENI) в осуществлении проектов на их территории. Так, их поставки в Европу в 2006 году составили 76 млрд. куб. м. Европейцы заинтересованы в расширении импорта газа из Африки, исходя из собственной стратегии диверсификации поставок.

Однако под вопросом находятся реальные объемы газа, которые эти страны смогут обеспечить в перспективе. Это зависит от их инвестиционного климата и от внутренних потребностей в газе на нужды их растущих экономик. Кроме того – от объемов производства сжиженного природного газа (СПГ), который будут направлять на другие рынки – в США и в Азиатско-Тихоокеанский регион. Этим объясняется столь широкий диапазон прогнозных оценок поставок африканского газа в Европу – от 125 до 180 млрд. куб. м.

Та же дилемма (направлять ли СПГ в Европу или на другие рынки) стоит и перед ближневосточными производителями – Катаром и Оманом. Пока что 87% поставок СПГ из региона идет в Азию. Поставки трубопроводного газа со стороны Ближнего Востока в направлении Европы пока не осуществляются. Лишь из Ирана в Турцию с перебоями идет экспорт в объеме 5,69 млрд. куб. м, по итогам 2006 года.

В перспективе – высокая вероятность того, что европейские страны будут импортировать газ из Ирана по трубопроводам через Турцию и далее через Грецию. Однако тут важна геополитическая ситуация, которая будет зависеть от того, что происходит и будет происходить в Иране. Поэтому говорить о реальных сроках реализации этих проектов пока очень сложно.

Азиатский акцент

Другая группа потенциальных поставщиков в Европу – страны бывшего СССР (Азербайджан, Казахстан, Туркменистан, Узбекистан), которые намерены активно развивать свои запасы. Разброс возможных уровней их добычи весьма широк – от 240 до 300 млрд. куб. м. Как правило, прогнозы международных организаций значительно расходятся с собственными оценками этих стран.

Так, судя по прогнозам туркменской стороны, к 2020 году в стране будет добываться 175 млрд. куб. м газа, а на экспорт пойдет 140 млрд. куб. м. В то же время, по данным OME, экспорт из Туркменистана к 2020 году не превысит 100 млрд. куб. м.

Европа активно продвигает проекты Транскаспийского газопровода и газопровода «Набукко», призванных доставлять газ из этих стран в обход России через Турцию. Но здесь нужно вспомнить о недавней принципиальной договоренности между ОАО «Газпром» и газовыми компаниями Туркменистана, Узбекистана и Казахстана о переходе на европейскую формулу цены при поставках среднеазиатского газа.

Тем самым «Газпром» серьезно усиливает свои позиции в Центральной Азии: поставщики просто теряют стимул для поиска альтернативных партнеров. Это резко уменьшит шансы Европы и США начать работать со странами Центральной Азии по прямым контрактам.

Таким образом, никто из потенциальных поставщиков не в состоянии покрыть потребности ЕС в импорте. Поэтому, невзирая ни на какие конфликты, от российского газа Европа отказаться не может. Хотя и будет стремиться всеми силами снизить его долю на рынке – ведь сейчас наши поставки (около 150 млрд. куб. м) составляют почти половину всего европейского импорта газа. А это после нескольких новогодних конфликтов с Украиной стало восприниматься европейцами как угроза их энергобезопасности. Ожидается, что к 2020 года в Европу в зависимости от конъюнктуры рынка будет поставлено от 190 до 205 млрд. куб. м российского газа.

Газопроводы нацелены на Европу

Уже сейчас уровень развития европейской газотранспортной инфраструктуры позволяет многим странам Европы обеспечивать свой газовый баланс из нескольких источников. Так, во Францию голубое топливо поступает из Норвегии, Нидерландов, России, Бельгии, Великобритании, Германии, Алжира, Нигерии и Египта. Наличие разветвленной и избыточной газовой инфраструктуры – важнейшее условие не только надежности газоснабжения, но и развития продвигаемого Еврокомиссией единого конкурентного газового рынка.

Преобладающая часть газотранспортных проектов реализуется с участием нескольких компаний из разных государств и при поддержке (в том числе финансовой) органов ЕС. В то же время пожелания Еврокомиссии разделить газовые активы по видам деятельности ставят под угрозу привлекательность газотранспортного сегмента для инвесторов. Ведь пока все газотранспортные проекты реализовывали компании, занимающиеся газовым бизнесом по всей цепочке – от добычи до сбыта.

Что касается новых российских газопроводов, нацеленных на Европу, их важнейшая особенность – отсутствие транзитных стран. Непрестанные проблемы с украинским и белорусским транзитом, а также очень высокие транзитные платежи, которые назначают сейчас страны Восточной Европы (Румыния, Словакия и так далее), пользуясь безальтернативностью своего транзита, – все это сделало «обходные» и технически более сложные газопроводы привлекательными и экономически эффективными.

Уже ведутся работы по сооружению газопровода Nord Streem, по которому газ из Ленинградской области по дну Балтики будут поставлять в Германию и другие страны Западной Европы. Кроме того, в стратегические планы «Газпрома» входит задача увеличить экспорт в Европу по южному маршруту. Это позволит обеспечить полную загрузку «Голубого потока» и расширить его пропускную способность на 8 млрд. куб. м в год дополнительно к уже существующим 16 млрд. куб. м.

Другой крупный проект – «Южный поток». Он призван соединить Россию и ЕС напрямую через Черное море, в обход транзитных стран. Недавние договоренности России с руководством Болгарии, Венгрии и Сербии серьезно приблизили его реализацию.

Однако эти проекты вызывают активнейшее сопротивление со стороны конкурентов. Бурное обсуждение различных трубопроводных проектов остается одной из самых обсуждаемых тем и даже получило название «война трубопроводов».

Упомянутые Транскаспийский газопровод и «Набукко», трубопроводы из Греции в Италию, пресловутый украинский «Белый поток» – все эти проекты характеризуются тремя особенностями. Во-первых, у них есть сильнейшая политическая поддержка. Прежде всего – со стороны США и ЕС, поскольку таким образом они смогут снизить свою зависимость от российского газа.

Во-вторых, у них нет твердых гарантий поставок со стороны стран-производителей. Так, украинский премьер-министр Юлия Тимошенко, заявляя в Европарламенте о «Белом потоке», даже не удосужилась предварительно обсудить эту идею с Туркменистаном, чей газ она, собственно, и намерена по этому газопроводу поставлять. И в-третьих, нет пула инвесторов, готовых вкладывать деньги в эти проекты.

Все это демонстрирует, что темы, прежде бывшие предметом переговоров коммерсантов, все больше становятся достоянием политиков.

Все мы с одного рынка

В перспективе российский экспорт газа уже не будет расти такими высокими темпами, как прежде. У страны теперь нет задачи максимизировать экспорт, как это было, например, в 70-80 годы XX века. Растущая экономика ведет к заметному увеличению внутреннего спроса на энергоресурсы. А увеличение внутренних цен до уровня европейских к 2011 году делает поставки на внутренний рынок равно привлекательными с экспортом за рубеж.

Вот почему, видимо, не стоит мечтать об экстенсивном увеличении экспортных поставок на рынок Европы. Тем не менее он и до 2020 года, и в более долгосрочной перспективе останется основным для России.

В то же время и Европе, несмотря на все усилия, объективно не удастся найти замену российскому газу. Поэтому можно смело утверждать, что наши рынки реально взаимозависимы. Именно поэтому нам необходимо двигаться по пути преодоления того кризиса доверия, который сформировался в последнее время, отслеживать вновь возникающие риски и проблемы в налаженных деловых связях, искать способы их разрешения во имя сохранения самой основы успешных взаимоотношений.    



Партнеры