Илья Никулин: у нас – один за всех и все за одного!

Защитник первой пятерки сборной России по хоккею: полная версия встречи с журналистами «МК».

2 июня 2008 в 18:20, просмотров: 1268

Гостем нашей редакции на днях стал защитник чемпионской сборной России по хоккею Илья Никулин. Подборку наиболее интересных высказываний хоккеиста вы могли прочитать в газете «Московский комсомолец». А здесь – полная запись беседы, вышедшей далеко за рамки оговоренных 30-40 минут.

- Илья, сейчас, когда эмоции немного улеглись, вы осознали масштаб и значимость одержанной вами в Канаде победы?

- Да, сразу после победного гола Ильи Ковальчука все мы находились в состоянии эйфории, эмоции били через край. И только сейчас начинаю понимать, что сотворили! Согласитесь, символично, что мы победили в год столетия ИИХФ (Международной федерации хоккея) – да еще именно в Канаде, в финале обыграли самих хозяев-родоначальников…

- А было желание встретиться в финале именно с Канадой или, быть может, сидела мыслишка, что лучше сыграть со шведами?

- Хотелось помериться силами с канадцами. Но мы не прикидывали, на кого нам лучше попасть в финале: все 4 сборные, дошедшие до полуфиналов (Россия, Канада, Швеция, Финляндия), безусловно, серьезные команды. Слабых на этом этапе просто быть не могло.

- С другой стороны, на тех же шведов у нас был зуб за то, как они обошлись с нашим капитаном и вашим партнером по звену Алексеем Морозовым. Причем сам швед Мюррей даже не извинился, уверяя, что действовал строго в рамках правил.

- А что еще он мог сказать? Что специально вышел ломать Морозова? Нервы тут ни при чем – шло самое начало игры. Нарушение заключалось в том, что он бил Алексея с разбегу. Мы смотрели несколько раз видеоповтор этого момента, и я даже шайбу не смог увидеть. Все очевидно – парень явно шел выводить нашего игрока из строя.

- А судейство, о проблемах которого так много говорят в России, на чемпионате было достойным? В начале финала арбитры явно поддушивали нашу сборную…

- До финала спорных моментов практически не было. Да, выгоняли с площадки Илью Ковальчука, хотя в первый раз, в матче со шведцами, они с соперником и не подрались толком – даже перчатки не сбросили (и я не знаю, чем руководствовались сначала арбитр встречи, а затем и дисциплинарная комиссия, когда решали вопрос о его дисквалификации). Но в целом все это мелочи – и нам было не до судейства, играть нужно, вот и все!

- Что дал команде главный тренер Вячеслав Быков?

- Главное - ему удалось создать внутри команды теплую, дружескую обстановку. Он провел колоссальную психологическую работу, которую мы по началу даже не замечали, но которая дала такие плоды.

- А что говорил Вячеслав Аркадьевич во время перерывов в финале?

- Сейчас уже вряд ли смогу с точностью воспроизвести его речь, но он говорил  хорошие, правильные слова. Что то вроде: «Один за всех и все за одного». Поднял командный дух? Да в этом и не было необходимости – все и так были настолько уверены в своих силах, выходя на лед, что понимали всю важность момента. Ни о какой самоуверенности речи нет, просто знали, что надо делать на площадке.

- То есть в момент, когда канадцы повели – 4:2, сердечко не екнуло, мысли о поражении в голову не лезли?

- Выходили на третий период, думая только о победе. Отступать-то было некуда! Мыслей о поражении не было… И нам, как все знают, удалось сравнять счет, а в овертайме вырвать победу. Тут, кстати, можно отметить смелый шаг Быкова, когда в овертайме вместе с вашингтонской тройкой нападения Овечкин–Федоров–Семин он в большинстве вместо привычного в таких случаях защитника выпустил нападающего Илью Ковальчука, забросившего в итоге победную шайбу. Риск был, конечно, но победителей не судят. Это тренерское чутье, которое сработало. К тому же на лед вышли высококлассные игроки, сомнений в их уровне ни у кого не возникало…

- А вообще какова роль тренера в таких ключевых моментах? Есть ли разница, что он скажет или в матче уровня финала чемпионата мира слова не помогут?

- Вклад тренера в общекомандный успех сложно переоценить. И речь не только об установке на игру и словах в перерыве. Ведь во время матча идет не только борьба игроков, но и противостояние наставников. Сколько игрового времени дать каждому звену, в каких сочетаниях выпускать хоккеистов…  Важно, чтобы тренер не дергался в сложных  моментах, не показывал своего волнения, которое может передаться игрокам.

- Показалось, что канадцы после того, как счет стал 4:4, несколько сникли, уступив психологическое преимущество.

- Не буду говорить за канадских игроков, но мы были предельно сконцентрированы. Не думаю, что Канада, в составе которой собраны известные игроки, сломалась и опустила руки. К тому же овертайм начался после заливки льда – так что было 20 минут, чтобы отдохнуть, привести себя в чувство. Мы не бросались на соперников с шашками наголо, а играли в свой хоккей, гнули свою линию. Это и принесло результат.

- Крайне строго в обороне Россия сыграла и в матче с финнами, во встречах с которыми обычно действует в силовой, агрессивной манере. Установка Быкова?

- Естественно, это была установка Быкова. Тренер же объясняет перед игрой, как действовать защитникам и нападающим: прессингуем ли мы соперника или откатываемся… С финнами играли в глубокой обороне, чего те явно не ожидали. С другой стороны – четыре шайбы забросили, так что сказать, что мы думали только о защите, согласитесь, никак нельзя.

- Для вас это уже третий чемпионат мира. Если не брать в расчет результат, чем отличались мировые первенства в Латвии, Москве и Канаде?

- И площадки, и публика в Канаде особенная. Страна живет хоккеем и даже на матчах, в которых хозяева не принимали участия, было много зрителей. В Латвии – русскоязычной стране – мы играли, как дома. В Москве все тоже прошло потрясающе, атмосфера была великолепная, а наши болельщики побили все мыслимые рекорды по посещаемости.

- В НХЛ параллельно с чемпионатом мира продолжался плей-офф священного для Канады и Америки Кубка Стэнли. Не чувствовали, что Малкин с Дацюком, чьи «Питтсбург» и «Детройт» добрались до финала, перетягивали на себя часть зрительского внимания?

- Квебек – хоккейный город. По телевидению 24 часа в сутки показывают хоккей. Причем не важно чемпионат ли это мира, матч НХЛ или встреча фарм-клубов. За 40 минут до начала матча начинаются аналитические программы, в которых приводят подробнейшую статистику, сравнивают игроков. Разогревают публику по полной! Иногда лежал в номере и с интересом смотрел, и никакого пренебрежения чемпионатом мира в пользу Кубка Стэнли не заметил.

- Значит, с английским языком у вас все в порядке?

- Ну в Квебеке говорят на французском, но в целом мне было понятно все, о чем говорили по телевидению.

- Ну с тем, что все хотели видеть нашим соперником Канаду, мы разобрались. А есть ли сборная, встречаться с которой не хотелось?

- Было все равно с кем играть, соперников себе выбирать мы не привыкли. Даже если и появилась бы возможность, скажем, проиграть какой-то матч, чтобы выйти на удобного противника, ни тренерский штаб, ни сами хоккеисты на это ни за что бы не пошли. Перед игрой со Швейцарией мы знали, что нам достаточно просто выиграть, чтобы встретиться с ними в четвертьфинале – и выиграли.

- Да, не в русском это характере – подбирать соперника. Зато вон шведы на Олимпиаде так подгадали, что практически расчистили себе дорогу в финал.

- Не стал бы пытаться найти в этом систему. Один раз получилось, другой не пройдет. Думаю, выиграли они не потому, что гадали с кем бы сыграть, а потому, что на тот момент были сильнее.

- А как вам нововведение в организации, согласно которому в четвертьфинале встречаются соперники, до этого игравшие в одной отборочной группе?

- Я не понял ход мысли организаторов. Скорее всего они старались до минимума сократить переезды команд из Квебека в Галифакс, которые разделяет приличное расстояние. Быть може,т это делается и для того, чтобы на турнире не было проходных матчей. Кстати, их практически и не было. Видели, какую хорошую команду привезли белорусы? И нам с ними тяжело пришлось, хотя многие говорили, что мы не выкладывались в матче с соседями. Шведы у них тоже еле выиграли, чехи лишь по буллитам одолели…

- Уже не первый год ходят разговоры о том, что вы переходите в НХЛ, в «Атланту».

- Шли переговоры, но на тот период времени решили, что лучше мне еще поиграть в России.

- С Ковальчуком на тему возможного вашего перехода говорили?

- Конечно, зовет, говорит, чтоб приезжал. О положение дел в команде с защитниками и возможной конкуренции не беседовали, но в любом случае, надо будет приезжать и доказывать свою состоятельность. В первую пятерку никто за красивые глаза не поставит. Я не канадец и не американец, и мне придется гораздо сложнее, чем местным игрокам.

- Ну после триумфа в Канаде, надо полагать, переговоры с «Атлантой» много времени не займут?

- Еще рано ставить точку в этом вопросе. Я готов к отъезду и не скрываю, что хотел бы попробовать свои силы в сильнейшей хоккейной лиге мира. Но на данный момент у меня действующий контракт с «Ак Барсом», а мой агент ведет переговоры с «Атлантой». Самоцели, эдакой идеи фикс непременно уехать за океан у меня нет, но, думаю, любой хоккеист мечтает оказаться в НХЛ, в которой собраны лучшие игроки планеты. Понимаете, дело вовсе не в деньгах, а в возможности поиграть на более высоком уровне. Меня и в прошлом году «Атланта» звала очень настойчиво. Да, в финансовом плане в России все прилично, но НХЛ – особая лига, возвращаться из которой – даже на большие деньги – хотят не все.

- А в российском чемпионате грядет введение потолка зарплат.

- Я посмотрел на суммы, которые будут ограничивать общую платежную ведомость и с уверенностью могу сказать, что бюджет любого клуба умещается в этот лимит. В ближайшее время зарплаты взлетят? Нет, я в это не верю. И проблем, связанных с введением лимита, не вижу.

- Много говорилось о канадских площадках, которые меньше европейских. Насколько проблематичен переход и адаптация к новым размерам?

- На маленьком льду не раскатишься, постоянно надо быть начеку. Возрастает и цена ошибки: проиграл единоборство – соперник уже у твоих ворот. А отскок! Таких пружинящих бортов я не видел никогда. Это что-то невероятное, складывалось впечатление, будто сделаны они из каучука… Да, знаю, что Европа на пути к переходу на энхаэловский размер площадок. Мое мнение? Не могу сказать, что эти площадки лучше или хуже. Просто несколько другой хоккей получается, менее комбинационная игра. А интереснее ли она, зрелищнее ли – об этом надо спрашивать болельщиков, а не игроков или тренеров.                 

- Понравилась форма образца сборной СССР, в которой вы играли на старте турнира?

- Это символично, что мы начали чемпионат в той же форме, что и сборная Советского Союза. Совпадение ли это – не знаю, но мы же победили! Хотя, когда выходишь на лед, забываешь, какая на тебе майка.

- Кто первым вас поздравил с победой?

- В раздевалке российский телефон у меня не работал, пришлось выйти на улицу, откуда и позвонил жене и родителям.

- В аэропорту вас встречали как национальных героев!

- Все прошло так быстро... Нас сразу погрузили в автобус, который повез нас на прием к Президенту. Даже с родителями толком поговорить не успел. Обнялись, поцеловались, и к главе государства отправились. Нам еще в Канаде сказали, что по прилету отправимся к Медведеву, но все случилось так быстро, что мы даже переодеться не успели. Саня Овечкин, тот и вовсе в шлепанцах был.

- И какое впечатление произвел на вас новый президент России?

- Было интересно пообщаться с ним. Сначала нам, кстати, устроили экскурсию, показали зал, в котором проходила инагурация. Не знаю, готовили ли Дмитрия Анатольевича к встрече с нами, но он проявил неподдельный интерес к хоккею.

- До прихода Быкова в сборную бывали случаи, когда тренерский штаб мог обвинить игрока в несоблюдении режима. Помнится, на Ковальчука вылилось предостаточно грязи, когда его якобы поймали в баре…

- Не помню таких случаев. Быть может, до тренера просто дошла неверная информация? Он выпил чашку чая, а доложили, что водку хлестал… У нас в команде собраны профессионалы, которые сами понимают, что можно, а что нельзя. Но скажу, что за нами в Канаде никто не шпионил, не следил, кто что и где пьет или ест. Думаю, времена, когда нужно было следить за игроками, остались в прошлом.

- А чемпионство в Канаде как отметили?

- Пошли всей командой в ресторан, расположенный неподалеку от нашей гостиницы. И отметили, как положено. Конечно, хотелось бы отпраздновать вместе с самыми близкими людьми, но все никак не получается. Сначала летал в Казань, встречался с друзьями. А в Москве с ее пробками чтобы попасть в два места, надо целый день потратить. Если до шести домой не попал – лучше на дороги часов до 11 вечера не выезжать. В Казани, конечно, бывают пробки, но не такие.

- Но при этом вы не казанец, а москвич. Как начинали свою хоккейную карьеру?

- Лет в 7 или 8 пошел в футбольную секцию рядом с домом на Коровинском шоссе. Мой папа был судьей и однажды я поехал с ним на хоккей и заразился этой игрой. Пошел в «Спартак» в Сокольники. Тренировки были в 6-7 утра, и добираться было проблематично – станции метро «Петровско-Разумовская» тогда не было, ближайшая – «Новослободская». Вот и приходилось добираться то на электричках, то на автобусах через всю Москву. Взяли без проблем, хотя мне и было почти 9 лет, по нынешним меркам уже старый для хоккея, но на коньках я стоял неплохо – гонял во дворе постоянно. Огромное спасибо родителям, которые не роптали, а возили меня в Сокольники. Потом перешел в «Динамо-2», из которого попал в первую команду, а затем и в «Ак Барс».

- И как, не пожалели, что переехали из столицы в Татарстан?

- Мне грех жаловаться: с «Ак Барсом» я становился чемпионом и вице-чемпионом России, выигрывал Кубок европейских чемпионов, попал в сборную…

- Некоторые ребята, которые вместе с вами в свое время пришли в «Ак Барс», перед стартом того сезона перебрались в «Салават Юлаев». Это добавило перца во встречи ваших клубов?

- «Ак Барс» - «Салават Юлаев» - это настоящее дерби, подогревать интерес к которому не имеет смысла.  Это как встречи «Спартака» с ЦСКА или «Динамо»!

- Не жалеете, что не удалось встретиться с уфимцами в финале?

- Мы проиграли Уфе в полуфинале плей-офф, который многие – и, наверное, не зря – называли досрочным финалом.

- Вы близки к тому, чтобы отправиться в НХЛ. А нет желания посмотреть, что станет с нашим чемпионатом, в котором грядут большие перемены?

- Не думаю, что что-то сильно изменится. А пойдут нововведения на пользу нашему хоккею или нет, покажет только время. Сейчас я просто не представляю, что получится и как это собираются сделать, а значит – не имею права давать оценку происходящему.



Партнеры