Не только ценный мех…

Вы, судя по всему, про меня уже и забыли! Или потеряли? Так я напомню.

2 июня 2008 в 11:43, просмотров: 301

Чего бы рассказать такого? Жути давно не было? Ну, будет вам жуть.

Отчего-то принято считать, что отморозки появились на нашей территории только в новейшей истории. А это далеко не так – "мороженый" контингент в Рассеи всегда был и будет. Павлик Морозов чем плох? Вот то-то.

Но начнем по порядку. Жили-были… Да ладно, чего размусоливать. Жил в Москве один дед. Жил, жил, да и помер. Бывает. Нормальный дед был, ветеранистый. И Гражданская за спиной, Великая война пройдена тож.

В силу возраста и прожитой жисти, дед был слаб памятью. Такое со многими из нас случится – с теми, кто доживет, разумеется. Сыновья, внуки, невестки. И все в одной квартире – тесновато.

Днями дед любил на улицу выйти. А может, выставляли его в теплую погоду, чтобы дома не отсвечивал. На случай, если потеряется, клали ему в нагрудный карман пиджака записку. Мол, такой и такой-то заслуженный дед, если потерялся, то не обессудьте и звякните по такому-то телефону. Адрес прилагался.

Это невестка придумала – молодец баба. Она, наверное, до сих пор жива. Привет ей, если прочитает эти строки.

Жил дед, да и помер. Как я уже говорил, эта участь ждет каждого из нас. Надели на него тот самый прогулочный костюм, ордена на подушку положили. Но не закопали, а кремировали. Ну, так решили.

Горе, конечно. Но это у детей горе, а невестки как-то быстро смирились. Надо полагать, из-за жилплощади. И одна из них решила совершить социалистический шоппинг, чтобы от грустных мыслей отвлечься. Молодые не знают, а люди моего поколения слабо помнят, что это такое. В магазинах с товаром была напряженка…

И от нечего делать заходит означенная невестка в комиссионку – там можно что-то найти, если поискать, разумеется. См. худфильм "Берегись автомобиля" – был там один персонаж в исполнении артиста Миронова.

И вот невестка ходит, присматривается. Глянь, а на вешалке до боли знакомый пинджак висит (специально так написал). Она глазам своим не верит, но сомнения у нее закрадываются. И первым делом лезет, понятно, в нагрудный карман, и само собой, вынает (опять специально), ту самую памятную записку.

И рисуется в ее социалистическом мозгу понятная схема. Работники колумбария вверенных им покойников раздевали, а вырученные шмотки отдавали на продажу. Что само по себе неприятно для неизвестных покупателей. Но вместо того, чтобы поднимать дикий хай с вызовом директора комиссионки и с получением компенсации (сейчас бы так все и закончилось), бой-баба звонит в ОБХСС.

Это, кто помнит, была такая структура в МВД. Отдел Борьбы с Хищениями Социалистической Собственности. Сейчас такой тоже есть, но вот люди, люди там работают несколько другие. У них, судя по всему, буква "Б" в аббревиатуре куда-то задевалась. Как они работают?

Ну, это все могли видеть по нашумевшим процессам. По самому богатому нашенскому олигарху несколько лет назад. А вот те ребятки – да. Эти могли проследить путь мухи от опарыша до половой зрелости. Или я чего-то напутал в биологии?

Но не суть. Лично я знаю только один пример благополучного соскока с крючка этих милых парней (хотя девицы там тоже, вроде, работали). Изверги, одним словом. Умели марку держать. И взятки не брали. Во всяком случае, в Москве.

Приходит к ним эта самая невестка со своими жуткими сомнениями. Начинает плакать глазами и кричать носоглоткой. А потом пишет заяву – это все. Носоглотку директора комиссионки споренько берут в оборот и без всяких проворотов в евоном заднем проходе (а он уже на все согласный) вынимают на белый свет квитанцию с данными народного умельца, сдавшего пинджак (опять).

И о, чудо! На квитанции фамилия работника крематория. Тоже мне конспиратор! Едут на работу, а у него выходной. Выясняют это обстоятельство как можно более непринужденно, чтобы не спугнуть. И правильно делают. Дальше поймете почему.

На даче, в общем, фигурант. В Подмосковье. И менты скачут на эту дачу. Как только они прибывают на место, начинают морщить нос, потому как от гасиенды воняет всякими испарениями. Испарения уже в конец задолбали соседей, и они, соседи, с радостью сдают ментам тот факт, что гад-сосед разводит нутрий.

Есть такой зверек типа крысы. Мясо продают и едят, ну а шкурку тоже продают, но надевают в холодное время года на голову в виде шапки. Менты в ОБХСС видели все, кроме семи чудес света. Но тут они обалдели.

В их головах проступает фотографический отпечаток преступления. И деятеля из крематория берут за податливый шиворот и – будьте любезны на Петровку. И он там колется, как миленький. Громко плачет, пукает и даже испражняется без всякого взрослого памперса. Потому как страшно ему.

Организация, как я говорил, пустяками не занимается. Клиентов этой конторы то и дело прописывают в заднем подвале органа Верховного совета СССР, газете "Известия", в рубрике "Приговор приведен в исполнение". Такой славы работник крематория отчего-то не хочет и сдает всех, включая родную жену.

А жена в это самое замечательное время стоит на одном известном столичном колхозном рынке и торгует мясом, выращенном собственными руками. Все бумаги есть. Шкурки сдаются скорнякам также вполне официально. С клеймом и прочей дребеденью. Швах, короче.

И на два голоса любящие супруги нежно друг дружку сдают. Потому как настроение у них испортилось, а ждать, "пока смерть не разлучит вас", при помощи тюрьмы они не хотят. Совсем. Они хотят куда-нибудь в Инту. Он – лес валить или уголь копать, она – телогрейки шить. Срок значения для них не имеет.

Темные, в общем-то, люди. Мещане, как любили говорить на комсомольских и прочих собраниях. Тут они и начальство сдают, а чего нет?

Ну, как вы уже поняли, одежку с покойников сдавали в комиссионку. Тела нутрии они, проклятые, съедали. А куда, спросите вы, девались всякие напрочь несъедобные остатки? А крематорий на что? Жуть. Старику Гофману и не снилось.

И начинают всей покойницкой предъявлять обвинение. Это, по моему, 201-203 УПК РФСР. И ту рисуется занятная картинка.

Расхитители-негодяи уже малюют себе "зеленку" – шутка такая была в уголовной среде. Мол, знаешь, как расстреливают? А мажут лоб зеленкой и туда пуляют. А зачем зеленкой? А чтобы, значит, заражения крови не было.

Но, вот они, сюрпризы. Ничего государственного упыри не расхищали. Так что ни 89 УК РФСР (это хищение госимущества), ни, тем более, 93 "прим" (тоже самое в особо крупных размерах), ни, как это ни печально, "вышак".

При чем здесь государство? Переходим к частной собственности – к тогдашней 144 статье. А владельцы уже по другой ведомости и по другому прейскуранту проходят. С "земли" туда обратиться сложно, тем более, используя "Букварь" – УК РФСР в просторечии.

И ведь осквернение могил, даже если и подверстаешь, то это все баловство – до одного года лишения свободы. В невеселом финале неизвестно, чем все закончилось. Человек, который мне все это рассказал, был не в курсе.

А в газете "Московский комсомолец" и даже в упоминаемой выше газете "Известия" такие судебные очерки публиковать было не очень принято. Итог. Или итого?

Аппарат ОБХСС зарекся и близким запретил употреблять нутрий в любом виде. И шапки носить тоже. Само собой, на рынке все стало известно. Ну, протошнились те наивные, что мясо если, кто-то шапку выкинул (а кто-то и нет, люди-то разные).

Все. Ах, да. Постскриптум. Примерно в то же время собираются к нам в гости приехать – иностранцы из самой Северной Америки. Слависты.

Дает мне матушка тридцать, что ли, рублей и велит ехать на рынок. Говорит, кролика купи. Прихожу на рынок (тот самый) и спрашиваю у продавщицы: почем, тетка, кролики? Эта сволочь напряглась и отвечает – червонец. Ох, как я обрадовался! Уторговал ее за четвертак на три тушки, и еще пятерка на водку осталась (я уже, к сожалению, выпивал).

Приезжаю домой, матушка смотрит на кроликов и велит никому ничего не говорить, так как это нутрии. Но, само собой, проговорилась, и все в семье их жрать отказались. А я че? Недели две-три питался исключительно диетическим этим мясом. А где-то года через два мне вот эту жуть и рассказали. Вопрос: чего, а вернее кого я ел? Приятного вам всем аппетита!



Партнеры