НЕСКУЧНЫЙ СОБОР ПОЗАДИ

1 июля 2008 в 19:33, просмотров: 272

Помнится, на официальном сайте Архиерейского Собора РПЦ МП 2008 г. в репортаже о первом дне работы Собора было высказано недовольство тем, как СМИ освещают это мероприятие: "Нежелание осмыслять факты и работать над серьезными аналитическими материалами можно назвать характерной особенностью современной журналистики". Милостиво похвалив за публикации церковного официоза - докладов и перепечатку церковных новостей целых три СМИ - РИА "Новости", "Известия" и "Российскую газету", - информационный ресурс РПЦ МП походя обвинил все остальные СМИ в небрежности и передергивании фактов.

Ну, что же, журналистам не привыкать выслушивать в свой адрес упреки, быть той "здоровой головой", на которую постоянно что-то перекладывают. Тем паче, что среди тех из них, кто занят освещением религиозно-общественной жизни, немало людей верующих, которые не забывают, что нет ничего тайного, что не стало бы явным.

На сей раз "тайное" начало вылезать на свет Божий настолько скоро, будто шило таилось не в мешке даже, а в авоське. И началось все как раз с того, в чем православный ресурс обвинил репортеров - с неправды, но не репортерской. Неправда вылезла совсем из другого источника - из компании организаторов шумных митингов "в поддержку Патриарха" у памятника Фридриху Энгельсу, взирающему на храм Христа Спасителя, - митингов "православных "нашистов".

Вероятно, все, кто интересовался Собором как таковым, помнят массированные - как по команде! - сообщения о том, что на "нашистов", защищающих от какой-то "пещеры"Патриарха Алексия (не дай Бог, станет затворником!), неоднократно нападали "злые диомидовцы", якобы устроившие во время одного из нападений "настоящее побоище". Некоей девушке были даже нанесены телесные повреждения, после чего появлялись сообщения о том, что "экстремистов-диомидовцев" пришлось усмирять московскому ОМОНу. Пострадавшая девушка, увы, пока остается анонимной, так как главный вожак "православных "Наших" Борис Якеменко отказался назвать ее имя, хотя сам факт нападения и подтвердил. Одновременно Якеменко напрочь отверг все сообщения о повторных нападениях "диомидовцев" и об участии ОМОНа в их усмирении. Однако, самозванные пиар-менеджеры Архиерейского Собора не утихали.

К вечеру 26 июня, то есть уже на третий день после всех упомянутых "безобразий", выяснилось, откуда у всей этой дезинформации "выросли ноги". Совет Православного братства св. священномученика Владимира, митрополита Киевского и Галицкого, сделал заявление о том, что во время пребывания его членов у храма Христа Спасителя, они "столкнулись с клеветнической и провокационной кампанией со стороны господина Кирилла Фролова, поддерживающих его "нашистов", а также, увы, Православных хоругвеносцев". По словам братчиков, вся информация, которая транслировалась затем государственными и официозными СМИ о происходящем вокруг Собора, организована этим самым Кириллом Фроловым. Оттуда появились и сведения о массовых драках, тогда как очевидцы из братства св. Владимира о происходившем на самом деле пишут, что "никаких стычек между Православными и "нашистами" не было, хотя "нашисты" постоянно пытались православных верующих спровоцировать на активные действия".

Поясним, что К. Фролов, по странному стечению обстоятельств, является одним из весьма доверенных лиц, привлекаемых высокими чиновниками РПЦ МП к выполнению разного рода поручений. Однажды этот "господин" даже ездил в Брюссель, чтобы делать "доклад" на Конференции европейских Церквей (КЕЦ) в качестве эмиссара Отдела внешних церковных связей Московского патриархата. Больше, правда, он туда не ездил. Но не потому, что представители европейских Церквей были шокированы выступлением делегата - подобный скандал, по-видимому, и был запланирован. Ведь уже тогда, в 2005 году, речь шла о "православной концепции" прав человека, которую Архиерейский Собор принял 26 июня 2008 года - в тот самый день, когда стало ясно, кто же при помощи систематической дезинформации нагнетал истерию вокруг храма Христа Спасителя. И раз уж речь зашла о результатах церковного форума, полный набор которых официально стал известен 29 июня, то о содеянном во время начала Собора умалчивать неэтично. Особенно, если вспомнить о справедливом упреке со стороны РПЦ МП в адрес СМИ, что они маловато анализируют происходящее на Соборе.

Итак, благодаря Московской патриархии мы "наставили-таки нос" Всемирной декларации прав человека, в пику которой участники Собора избрали объектом таких прав не какого-то "любого сотворенного" человека (тварь дрожащую), а нашего - "православного". Правда, православным - даже самым радикальным - не стоит обольщаться, что мерилом их православных прав станет их же благо. Мерилом станут ценностные представления клерикалов, точнее - их практические интересы. Причем, мерило это будет распространяться не на саму номенклатуру иерархата религиозной организации ("на таковых несть закона"!), а на "секулярное общество". Это было хорошо продемонстрировано принятием на Соборе в тот же день еще одного решения - Положения о церковном суде РПЦ МП. Положение, с точки зрения элементарной правовой грамоты, прелюбопытное. Права человека в нем уже, разумеется, не упоминаются, а представления о независимой судебной процедуре, восходящие к римскому праву и запечатленные в церковных канонах византийской поры, попираются почти открыто, фиксируя устаявшееся в РПЦ МП единоличное "карательное право" архиерея. Недаром еще задолго до Собора публику предупреждали: РПЦ МП не попустит никакого "разделения властей"!

Взять, к примеру, п. 2 ст. 3 Положения. В нем можно прочесть, что "Епархиальные архиереи самостоятельно принимают решения по делам о совершении церковных правонарушений в случае, если данные дела не требуют исследования. Если дело требует исследования, епархиальный архиерей передает его в епархиальный суд. Осуществляемая в данном случае епархиальным судом судебная власть проистекает из канонической власти епархиального архиерея, которую епархиальный архиерей делегирует епархиальному суду". То есть, решение о том, собирать ли суд или "судить" единолично по принципу "мне и так все ясно", остается за епископом. И хотя епископ, как полагают, в общем-то, сравнительно обыкновенный человек, тоже может оказаться неправ, то на этот случай Положение соломки ему уже подостлало. Потому что, в соответствии с п. 2 ст. 6, "в случае подачи клириком явно клеветнического заявления о совершении епархиальным архиереем церковного правонарушения..." - то есть пожалуется, к примеру, клирик на епископский произвол - "...заявитель подвергается тому же каноническому прещению (наказанию), которое было бы применено в отношении обвиняемого лица, если бы факт совершения им церковного правонарушения был доказан ( II Вселенского Собора 6 правило)". А кто и как определяет справедливость возможной жалобы - то есть, простете, "ЯВНО клеветнического заявления"? Правильно! Другой епископ, который руководствуется этим же Положением, принадлежит к той же номенклатуре. А потому - смотри п. 2 ст. 3.

Это лишь навскидку, потому что по поводу очередного "антиправового норматива" религиозной организации наверняка теперь будут вынуждены высказываться и реагировать как-то не только отдельные юристы-правоведы в России и за рубежом, но и государственные ведомства, включая обязанный контролировать РПЦ МП Минюст, который тоже подводится "под монастырь".

Решение об извержении из сана епископа Диомида, принятое соборянами 27 июня, свидетельствует уже об иного рода проблемах Московской патриархии. О проблемах не столько правовой компетентности или идеологических пристрастий, сколько касающихся состояния менталитета этой организации. Доказательством справедливости таких "подозрений" может послужить сам текст решения, исполненный "категории, являющейся антиподом истины". И остается лишь сожалеть, что кроме покинувших Собор нескольких архиереев, остальные либо не понимали, что теперь уже гарантированно посеяли раскол, либо сделали это намеренно и теперь потирали ладошки. Впрочем, освобождение искренне верующих и порядочных людей от причастности к некоторым институциям, вероятно, следует рассматривать, как особую милость Божью. Особенно, в условиях той, общепринятой уже "постмодернистской религиозности", когда не кто-то, а именно митрополит Кирилл (Гундяев) (!) открытым текстом говорит верующему епископу, что составленный им, митрополитом, документ имеет силу обеспечить его, епископа, гибель душе. Это будет почище любого Сартра с Емельяном Ярославским...

Конечно же, одним из самых серьезных "достижений" Архиерейского Собора, да и за последние месяцы всей РПЦ МП в целом, можно считать получение "ноты" в связи с высказыванием Патриарха об изменениях Устава УПЦ МП от Государственного комитета Украины по делам национальностей и религий. Нюансы, связанные с независимостью Украины и автономией структуры Московского патриархата в этой стране, показывают всю ограниченность административной системы РПЦ МП и ее беспомощность в случае возникновения реальных противоречий внутри епископата. Вступая в прямые конфликты с исполнительной властью другого государства, патриархия оказывает "медвежью услугу" российскому государству, причем в крайне "удачный" для этого момент. После состоявшейся пикировки (организованной, по некоторым сведениям, с подачи самих же епископов УПЦ МП) уже не остается никаких сомнений, что празднование 1020-летия Крещения Киевской Руси будет не просто историческим и религиозным, но и политическим актом, немалая заслуга в провоцировании политического характера которого принадлежит спичрайтерам Московского Патриарха. Интересно, что суетливая спешка с рассмотрением "вопроса Диомида" началась на Соборе именно после того, как заявление Государственного комитета Украины стало достоянием российской аудитории. По-видимому, епископ стихийно оказался определенным "в жертву" ради отвлечения внимания от оскандалившегося первого лица Московской патриархии, защитить которого от собственных спичрайтеров не смогли бы даже "Наши" (они больше в "пещерках" разбираются). Ясное дело, что Патриарх Алексий не пишет самостоятельно всего, что читает затем на форумах - эта работа проходит по ведомству митрополита Кирилла. А митрополит Кирилл, выбитый из колеи событиями последнего времени, наверняка ограничивается лишь общими указаниями, при нынешней суете ему уже не до тонкостей.

Вот и получилась, в результате, полная "петрушка" - в лучших традициях отечественного интриганства, где "хотели как лучше, а получилось...". Попытку устроения скандала с Украиной накануне празднований в Украине же 1020-летия Крещения не какой-нибудь, а Киевской Руси удалось нивелировать в глазах российской аудитории ценой извержения из сана епископа Диомида. Однако, последствия неосторожно обнаруженных намерений Московской патриархии в отношении православия в зарубежном государстве все равно не избежать. А вопиющая неканоничность подписанного членами Синода документа об извержении епископа Диомида, когда можно было бы ограничиться безболезненным "запрещением в служении с приданием суду", окажется только приправой к скандалам, в которые продолжает погружаться "самая традиционная" религиозная организация Российской Федерации.

ПОРТАЛ CREDO.RU




Партнеры