Про бабу Маню, кошку Мурку и Домового

Хотите — верьте, хотите — нет...

4 июля 2008 в 14:47, просмотров: 470

Старая мудрая кошка Мурка сидела на подоконнике и наблюдала за бабой Маней. Третий день старушка искала кошелек: все шкафы, все ящики, все карманы пересмотрела – пропал! Дочке звонила, жаловалась, та ответила, чтобы мать не переживала. Потеряла – ну и ладно, денег, мол, в выходные привезет…

Мурка попыталась помочь, но баба Маня на нее в сердцах прикрикнула, чтоб под ногами не вертелась. Кошка не обиделась – знала, что любят ее в этом доме, но от греха подальше ушла на крылечко. Устроилась удобно на полочке, что хозяин специально для нее сделал, умылась и думала: странные эти люди – ценные вещи надо прятать за диван, а то и в землю закапывать. Как, например, недоеденную мышку…

В доме все шло кувырком. Через открытое окно кошка слышала, как баба Маня ворчала на мужа, а тот бурчал в ответ. И вдруг старушка воскликнула: "Не иначе, как домовой заиграл! Домовой-дедушка, поиграй и отдай!". Дед Леня ехидно ответил жене, что это все сказки, надо просто быть внимательнее, а домовых не существует.

Кошка аж подскочила от возмущения: "Как это – не существует? А Васеныч наш? Предобрый старичок! За печкой живет, со мной играет – сами же видели, как иногда нам весело бывает, мы с ним по комнате носимся, половички сворачиваем. Правда, вы думаете, что кошка сама с собой играет, но она же не дурочка! А когда вы чайник забыли выключить, кто чашку со стола скинул, чтоб вы на кухню пришли?

Васеныч в этой избе с момента строительства живет, а сам из старой перебрался – прежние хозяева с собой жить позвали. Даже имечко себе взял в честь бабушки Василисы, что почти сто лет назад тут жила. Не существуют! Забыли, что сильна в людях память предков-язычников.

По вере прародителей, домовой – покровитель жилища, хранитель очага. Без него хозяйство и не хозяйство: животные чахнут, дети капризничают, все кувырком идет, лада и мира нет.

Васеныч рассказывал, что у нас живет потому, что ему спокойно – хозяева работящие, добрые. Дом ведь без домового не дом, а место жительства. Стены, крыша, окна – а души нет. Сама помню, в город меня возили к ветеринару, так не жилось там, не дышалось, не мурлыкалось! И не только от машин, а от злобы и черствости людской. В Бога не веруют, традиций не соблюдают…Кошки очень тонко это чувствуют.

Васеныч еще говорил, что у Ольги-пьяницы, соседки нашей, тоже домовой гостил, когда еще старики ее живы были, а потом ушел – не вынес скандалов, злобы и беспорядка в доме. Ни одна кошка к ней не бежит, хотя сеновал у них старый, мышами полон, да невкусные те мыши. И люди дальше крыльца не проходят.

Совсем другое дело у Нины! Придешь к ним в сад или на чердак залезешь – спокойно, благодать! И гостей всегда много. Нет, надо действовать!" – кошка решительно вскочила, потянулась, грациозно выгнув спину, и полезла на чердак, чтоб через потаенную дырочку незаметно попасть на печку, да поговорить с домовым, иначе и молоко в рот не лезет в такой обстановке!

Притаившись за печной трубой, кошка тихонько позвала домового. Скоренько явился он, взволнованный и сердитый:
– А, Мура, доброго здравьичка! А что там, в доме, за кошмар такой происходит? Бабу Маню не узнаю, шум третий день. Люблю я твоих стариков, Мурка, хорошие они люди, хоть и частенько ворчит старушка, но не по злобе, я-то знаю! А тут, как подменили!

– Да из-за кошелька этого весь сыр-бор, – ответила кошка и принялась вылизывать лапку. Она всегда так поступала в минуты волнения, это успокаивало и помогало сосредоточиться. – Не ты взял? Зачем хозяев обижаешь? А еще помощник называется!

– Да, помощник и хранитель спокойствия! – слегка обиделся домовой. – Ты пойми, кошка, я порядок очень уважаю. А хозяйка твоя сколько раз, бывало, придет из лавки, сумку в сенях бросит, и давай дочке звонить, рассказывать, что купила, а кошель в сумке неприбранный валяется! Вот и в этот раз завалился он за ведра, я его и припрятал, чтоб проучить.

Ладно, давай так сделаем: я кошель к двери подкину, а ты громко мяукай под дверью. Баба Маня выйдет посмотреть, что случилось, кошель увидит, все и утрясется. Только ты потом ей расскажи про меня, что я не просто фольклорный элемент, а хранитель мира и лада в доме. А если что – пусть обращается, да по-простому, по-родственному.

Мурка одобрительно посмотрела на домового, в знак благодарности потерлась мордочкой о его лицо, и, распушив хвост, резво соскочила с чердака к двери, истошно заорав "мя-а-у!". Тут же на крик любимицы выскочила баба Маня: "Что, Мурочка, что случилось?". И бросилась к кошке, едва не споткнувшись о кошелек на полу. 

Мурка увернулась от хозяйки, вбежала в дом, и, снова усевшись на подоконник, стала наблюдать. Баба Маня, подняв пропажу, закричала мужу: "Ты посмотри, сто раз через сени прошли, а кошелек тут, у ведра лежит! Не иначе, домовой поиграл и отдал. Помнишь, я тебе рассказывала, что моя прабабушка так всегда говорила, когда что-то терялось?"

Радостная и довольная, старушка убрала находку на место, в шкаф. Успокоившиеся хозяева попили чаю, кошка с окошка перепрыгнула на плечи хозяйки, и пошли они в беседку отдохнуть. Баба Маня гладила кошку, а Мурка, выполняя просьбу домового, намурлыкивала ей все, что знала про домового и его проделки…

Баба Маня даже задремала, а проснувшись, сказала кошке: "Ты знаешь, Мурка, мне сон приснился, что у нас в доме домовой живет, в делах нам помогает, дом от злобы и злости бережет. Вот он и помог кошелек найти. Ну если так, спасибо ему за это!".

Мурка, довольная, что все задуманное получилось, повернула голову к печной трубе, улыбнулась Васенычу, видимому только ей, спрыгнула с коленей хозяйки и пошла осматривать свои владения.



Партнеры