Парадоксальное питание

Россия – один из мировых лидеров по перспективам развития продовольственного рынка

22 июля 2008 в 15:29, просмотров: 487

Но десять миллионов ее граждан  нуждаются в продовольственной помощи…

Когда-нибудь мы спасем ту же Европу от голода. «На нашей территории сосредоточено 9% мировой продуктивной пашни, 20% запасов пресной воды, 9% производства минеральных удобрений», – недвусмысленно аргументировал президент Дмитрий Медведев на Петербургском экономическом форуме. Впрочем, пока мы не выступили в роли спасателей, продовольственный кризис уже затронул большинство стран и угрожает нехваткой продуктов почти 1 млрд. человек. В мире сложилась по-настоящему парадоксальная ситуация. Пока в Африке откровенно голодают, а в Венесуэле «днем с огнем» не найти того же молока, в США вовсю борются с ожирением. Россия уже девятый год увеличивает объемы сельхозпроизводства, но 10 млн. ее жителей нуждаются в продовольственной помощи.

Продовольственная безопасность и безопасность продовольствия – вот что сейчас волнует ученые и политические умы развитых стран и международные организации. С одной стороны, безопасность одна на всех, с другой – у каждого своя. Россия только начала по кирпичикам строить эту крепость с помощью принятия соответствующих законов и норм. Но, как известно, «вода камень точит». Так какого рода «водица» нам угрожает?

Карты на стол

Особые опасения тема продовольственной безопасности начала вызывать именно в последнее время, когда в мире резко начали расти цены на продукты питания. И это не могло не отразиться на России. Однако разговоры о том, чтобы принять специальную концепцию в нашей стране, а тем более в столице, ведутся очень давно и на всех уровнях власти.

Как сказал корреспонденту «ДЛ» министр правительства Москвы, глава Департамента продовольственных ресурсов Александр Бабурин: «Москва – город бетона, и мы просто не имеем права не думать о том, что будут есть столичные жители».

Впрочем, жители могут быть как столичными, так и нет, но подумать надо обо всех. Доля импортного продовольствия вот уже несколько лет не опускается ниже отметки в 40% (это к вопросу о росте цен на мировых рынках). При этом качество поступающего из-за рубежа провианта, мягко говоря, порой оставляет желать лучшего.

Но «безопасность» в данном случае – это не просто независимость от «заморской» еды, а способность нашего государства гарантировать физическую и экономическую доступность качественных продуктов.

Уже не для кого ни секрет, что более 50% продовольствия – того же молока, мяса и овощей, произведенных на нашей территории, – выходит из личных подсобных хозяйств граждан (и понятное дело, что они живут не в Москве или Питере).

И тем не менее более 60% всех малоимущих проживают именно на селе. В последнее время, то «замораживая», то «размораживая» цены на социальные виды продуктов, чуть ли не все, кто имеет к этому хоть какое-нибудь отношение, готовы были согласиться  с предложением ряда политиков ввести специальные талоны или «адресно» доплачивать социально незащищенным слоям населения.

Постоянно приводится пример США с их «продуктовыми марками», где отдельная статья бюджета «весом» в несколько миллиардов долларов расписана «в пользу бедных». «Чуть ли не все», как раз кроме того самого населения. Вероятно, слишком свежа память о пустых прилавках магазинов и «карточках покупателя». А также талонах на табак и «заказах», где с вместе с заветной гречкой была совершенно несъедобная консервированная перловка с какой-то рыбой.

Как возмущался этой весной в разговоре с корреспондентом «ДЛ» один из жителей Сахалина, чей губернатор предложил подумать о введении продовольственных талонов для малообеспеченных семей: «На дворе XXI век, или как?»

Есть и еще один путь – специализированные магазины. К примеру, в свободной Боливарианской Республике – Венесуэле, где недавно побывал корреспондент «ДЛ», решили сначала обойтись без карточек. Там не одна сотня специальных магазинов. Они торгуют примерно 200 видами «социальных» продуктов исключительно по очень низким ценам.

Туда изначально должны были ходить очень бедные граждане (в общем-то, и магазины располагаются в соответствующих районах). Но вся беда в том, что вполне обеспеченные венесуэльцы подкупают продавцов, дабы те сбывали им товар налево.

Результат: те, кто и так питался вполне сносно, с успехом продолжают это делать. А социально незащищенным от своих же соотечественников гражданам на эту Пасху не из чего было испечь кулич.

Где гарантия, что у нас не сложится похожей ситуации? А ее нет.

ВТО нам не поможет?

Вступление России во Всемирную торговую организацию уже символических тринадцать лет висит дамокловым мечом над нашими аграриями. На фоне непрекращающихся переговоров то с одной, то с другой страной в России не стихают свои внутренние, в основном политические, споры по поводу этого процесса.

Одни его одобряют, другие ругают. Последних, надо сказать, больше. «Раньше для России стремление в ВТО было унизительным, а сейчас это можно расценивать уже как глупость», – заявляет ярый противник нашего попадания в эту организацию зампред Комитета по аграрно-продовольственной политике Совета Федерации Сергей Лисовский.

Сенатор уверен, что, кроме потерь, Россия не получит ровным счетом ничего: «Нас ждут денежные и ресурсные потери, а также потеря нашего рынка». По его словам, мы уже «посеяли» огромное количество миллиардов долларов, выполняя подписанные нами различные соглашения, предваряющие вступление страны в ВТО.

Впрочем, некоторые политики именно по этой причине считают, что отступать уже поздно.

«Этот тяжелый разговор пора заканчивать. Иначе мы и дальше будем наблюдать за сложившейся парадоксальной ситуацией. С одной стороны, Россия вот уже несколько лет фактически живет по правилам ВТО. С другой – мы не являемся полноправным членом этой организации. Пригласили в баню, где, как говорится все равны, а пустили только в предбанник. Это несправедливо…» – объясняет свою точку зрения глава Аграрного комитета Госдумы Валентин Денисов.

Министр сельского хозяйства РФ Алексей Гордеев, вероятно, уже уставший отвечать на вопросы о нашем вступлении в ВТО, в последнее время говорит о престиже. Дескать, как-то негоже, что такая крупная аграрная держава, как Россия, до сих пор остается «за бортом».

К слову о правилах, по которым «уже фактически живет Россия». Явным плюсом нашего «закоса» под ВТО многие аграрии видят только в разы увеличенную за последние годы поддержку сельхозпроизводителя. Продукты мы, правда, не дотируем, но субсидируем ставку по кредитам.

Недавно отпраздновал свое восьмилетие Россельхозбанк. За это время банк предоставил кредитов АПК и сельскому населению на сумму свыше 600 млрд. рублей. «Сегодня доля Россельхозбанка в общем объеме кредитования предприятий и организаций АПК среди всех российских банков превышает 54%», – заявил «ДЛ» председатель правления РСХБ Юрий Трушин.

Как известно, Федеральный центр берет на себя субсидирование 12% ставки, несколько процентов принимают «на грудь» региональные бюджеты. Плюс с прошлого года в новом законе о развитии сельского хозяйства чудесным образом появились фермеры (до сих пор новейшая история России не знала этого понятия), а значит, теперь на помощь могут рассчитывать и самые мелкие сельхозпроизводители. Если же вспомнить, что фермеров последний раз кредитовали еще во времена Столыпина, то это можно считать настоящим достижением.

В 2008 году государство решило дополнительно направить на поддержку АПК 49,5 млрд. рублей. 31,5 млрд. рублей – в уставной капитал Россельхозбанка, 10 млрд. рублей – на компенсацию затрат для закупки комбикормов для свиней и птицы, 8 млрд. рублей – на возврат селянам за купленные ими минеральные удобрения.

Как отметил на днях первый вице-премьер, курирующий сельское хозяйство, Виктор Зубков: «Только для проведения весенних полевых работ была изыскана возможность направить на село более 22 млрд. рублей в форме кредитов Россельхозбанка. Эти средства позволили качественно и в срок провести запланированные работы и увеличить посевные площади (почти 0,5 млн. га за счет залежных земель. – «ДЛ»), что обязательно скажется на урожае».

Кто с едой к нам придет…

Однако на этом плюсы заканчиваются. И начинаются если не минусы, то, мягко говоря, спорные вопросы. Вступление в ВТО так или иначе означает открытие границ, в том числе и для провианта. Но к нам и так ежегодно едут «все флаги».
По словам Алексея Гордеева, только в первом квартале этого года импорт той же свинины вырос на 38%, а сухого молока – вдвое. В прошлом году в Россию завезли еды иностранного происхождения на 27,6 млрд. долларов.

«В таких условиях стабильного продовольственного рынка быть не может», – заявил главный аграрий. Порог, когда импорт начинает угнетать внутреннее производство, по разным оценкам ученых, находится на отметке в 15–25% (напомним, в России его 40%).

Но одно дело, когда страна физически не может обеспечить себя тем или иным продуктом. К примеру, молока и говядины России явно не хватает. Другое – когда «благодаря» импорту мы душим собственных производителей.

Так, та же «птичья» отрасль развивается семимильными шагами. Могла бы еще быстрее, но все карты путает дешевый импорт. «Сегодня, учитывая рост цен на потребляемые продукты и пределы покупательной способности, встает вопрос либо о сокращении россиянами потребления куриного мяса, либо о сокращении импорта», – констатировала президент Росптицесоюза Галина Бобылева.

При этом тащить из-за рубежа птицу в огромном количестве, по уверению наших птичников, нет смысла и по другой причине: конечная разница в цене на прилавке между нашей и импортной тушкой составляет от силы пять рублей (чего не скажешь о закупочных ценах). «Надо признать, что мы везем из-за границы дешевую продукцию. Но отвратительного качества», – заключила Бобылева.

«Это уже вопрос политики. У России около 70 торговых партнеров, с которыми заключены разного рода соглашения. И никуда от этого не деться. Надо искать в этом свои плюсы», – рассуждал в разговоре с «ДЛ» один парламентарий.

Впрочем, некоторые политики придерживаются явно другого мнения. К примеру, сенатор Лисовский вспоминает российско-американский протокол 2005–2009 годов о поставках мяса из Америки в нашу страну, в соответствии с которым рост импорта мяса ежегодно составляет 5%. «Его заключение должно было помочь нам через год вступить в ВТО, но американцы нас обманули. Так зачем же мы его продолжаем выполнять?» – искренне удивляется Лисовский.

Надо сказать, что Сергей Федорович в принципе выражает сомнения насчет продолжительности жизни Всемирной торговой организации. По его мнению, она разрослась до таких размеров, что как торговая организация потеряла всякий смысл.

В чем секрет молочной железы коровы?

Пока политики решают глобальные проблемы, «дорогие россияне» слушают да едят. Едят то, что дают. «Сейчас нужно говорить не только о продовольственной безопасности, но и о безопасности продовольствия», – убежден парламентарий Валентин Денисов.

Как заявила на заседании думского комитета Людмила Гордиенко, начальник Московской городской инспекции по качеству сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, «в прошлом году каждый третий исследованный образец продовольствия не соответствовал требованиям нормативной документации по показателям безопасности и качества».

Однако, по данным Роспотребнадзора, на сегодняшний день все не так уж и плохо: по микробиологии не проходят 5,8% пробы, по химическому составу – 3,4%. Так или иначе, но власти решили взяться за стандарты еды как следует. Начали с молока.

Принятый Федеральным Собранием и поддержанный президентом Медведевым закон о техрегламенте на молоко запрещает называться молоком чему-то ни было, не являющемуся натуральным продуктом. То есть в пакете с такой надписью может находиться только продукт, проделавший путь от секрета молочной железы коровы, нуждающегося в термической обработке, до самой обработки. Не более того. Все добавки и досыпки будут четко фиксироваться на упаковке.

«Мы долгое время кормили людей, образно говоря, глазами. Что на упаковке написано, то и употребляем. Что означает надпись: «молоко»? Не пишут же на мясе просто «мясо», потому что возникнет вопрос, говядина это или свинина», – объясняет законодательную инициативу Валентин Денисов.

«Пока потребление молока в нашей стране составляет непозволительно мизерное количество – менее 30 кг в год на душу населения (для сравнения: в Дании – 140 кг, в Финляндии – 180 кг, в Нидерландах – 130 кг. – «ДЛ»). Очевидно, что спрос на цельное натуральное молоко теперь возрастет. Наша с вами задача – обеспечить баланс спроса и предложения», – обратился к коллегам на совещании в Чувашии первый вице-премьер Виктор Зубков.

Впрочем, пока с обеспечением баланса в стране большие проблемы. Осенью прошлого года, когда в стране случился дефицит сухого молока, молокозаводы стали закупать цельное молоко по 12–16 рублей за литр. Сегодня, чему стал свидетелем корреспондент «ДЛ» в той же Чувашии, закупочные цены в два раза меньше. Но на прилавке ценники переписываются только в большую сторону. И это касается не только напитка в «тетрапаке» – «долгоиграющего» молока, но и в мягких пакетах.

«Где деньги?» – не раз задавался вопросом Алексей Гордеев. Но похоже, что внятно ему пока никто не ответил.

Вероятно, для того, чтобы проследить всю производственную цепочку от вымени до стакана, нужно собирать отдельную комиссию. Иначе какое-то звено постоянно норовит выпасть.

На вопрос корреспондента «ДЛ», что будет через шесть месяцев, когда закон вступит в силу, в Госдуме прокомментировали: «Рентабельность производства молока и молочного продукта неодинакова. Все должно быть по своей цене». И заверили, что для производства последнего сырья предостаточно: «Был взброс, как говорится, «на потом». А дальше Роспотребнадзору нужно быть начеку».

Но кому нужно быть начеку, чтобы селяне не сдавали молоко по плевой цене, а магазины не продавали его в три раза дороже, конкретно не ответили. Дескать, время покажет, сейчас бы хоть с этим разобраться.

Но депутаты пошли дальше. Госдума перед уходом на каникулы успела принять техрегламенты на сок, табак и масложировую продукцию. Так что готовьтесь, очень скоро мы будем знать не только о том, «сколько свежих яиц» используется для приготовления того или иного майонеза, но и что им помогает становиться конечным продуктом. Важно, чтобы импортное продовольствие тоже оценивалось бы по российским регламентам.

Пока же мы не вступили в ВТО и нам не привезли еще больше разного рода заморской снеди, пока нам не вручили карточки на продукты и мы не приступили к повсеместной борьбе с голодом, можно спокойно есть, к примеру… яичницу с селедкой. Ведь, по данным статистики, дешевели в последнее время только яйца, а меньше всего росла в цене рыбная продукция.    



Партнеры